Чаще всего интервьюирую поп-артистов, встреча с классическим скрипачом для меня была немного необычна. Но Петр Касьянов юн, открыт, где-то порывист и откровенен. Он смущается от того, что в одной из публикаций о нём его назвали «вундеркиндом» и признается, что, несмотря на серьёзное музыкальное образование, у него в плеере присутствует песня «Цвет настроения синий». У Петра здоровые амбиции, серьёзный взгляд на музыку и трепетное отношение к инструменту его жизни – скрипке. В преддверии его сольных концертов в «Гранатном дворе» 18 и 19 мая, у нас получился насыщенный и интересный разговор.

Выражаем благодарность «Гранатному двору» за предоставленную возможность проведения интервью, фото- и видео- съёмки.

— Для нашего портала ты – лицо новое. Расскажи немного о себе?
— Меня зовут Петр, мне 18 лет. Учусь в Московском Областном Музыкальном Колледже имени Прокофьева по классу скрипки у педагога Анны Григорьевны Дворецкой. Родился и всю жизнь прожил в Москве. Безумно люблю этот город. Занимаюсь музыкой. Хожу в кино. Даже не знаю, что ещё о себе рассказать.

— Ты изначально занимался скрипкой? Это был твой выбор или выбор родителей и педагогов?
— Вслед за братом, я пошёл в музыкальную школу по классу фортепиано. Как-то меня повели в Московскую Филармонию, концертный зал Чайковского. И там я услышал скрипача. Кажется, это был Никита Борисоглебский. Я вернулся домой и стал изображать на игрушечной сабле, что я играю на скрипке. Ну и мама сказала, что я попал. Очень скоро в коридоре музыкальной школы я познакомился с педагогом, которая оказалась замечательной женщиной и она прослушала меня. Мне очень хотелось играть на скрипке, я изводил маму – дети вообще склонны желать всё новое. Я начал заниматься. Преподаватель сказала, что для скрипки у меня абсолютный слух. Так что, после подготовительного, в первый класс я пошёл уже по классу скрипки. С тех пор я этим живу. Наверно, это был мой выбор. Я этого хотел. И, конечно, не могу не сказать огромное спасибо своей маме, за то, что дала мне эту возможность и помощь в освоении скрипки.

— Ты сейчас выпускаешься в колледже. Будешь продолжать музыкальное обучение?
— Да, конечно. Я собираюсь поступать в ВУЗ своей мечты — Московскую государственную консерваторию имени Чайковского. Очень рассчитываю, что на бюджет. И трезво оцениваю, что это не просто — уровень абитуриентов сейчас очень высокий.

— Никогда не жалел, что выбрал скрипку, а не инструмент попроще?
— Нет! Никогда! У меня были моменты сомнений, когда я не знал, что делать. Но чтобы я пожалел о скрипке – такого не было ни разу. Конечно, бывало тяжело. Но я всегда двигался дальше и ни разу не сожалел.

— Как относились одноклассники? Натерпелся?
— Было много всего. Я много и хорошо учился. А в школе ботанов не очень любят. И потом, меня всегда удивляло, что ребята думают о гуляниях, на уроках не занимаются. Что угодно вместо того, чтобы учиться. А мой рацион дня состоял из школы, потом музыкальная школа, потом шахматы, тхэквондо, английский. Мне это не нравилось. Но потом я сказал родителям большое спасибо за то, что они меня так воспитали. А в школе я был настоящим ботаником: отличник, сидел на первой парте. Хотя, к девятому классу чуть скатился, конечно. Даже два дневника было: для школы и для родителей.

— Ты говоришь, у тебя было разностороннее воспитание. То есть, не было как в кино, когда бедный ребёнок с измученным лицом пилит на скрипке, а рядом сидит бабуля и не даёт ему отвлечься?
— Занимался я действительно очень много. Учёба начиналась в 8:00. Я вставал в 6:30, ставил глушитель на инструмент и работал. После школы – 4 часа музыкальной школы. Потом возвращался со спорта и снова занимался. Суммарно получалось часов по 6 в день. В выходные дни ещё больше. Но это было не как в фильмах, измученным я не был (смеётся). Правда, теперь я занимаюсь без глушителя. Соседи – приятные интеллигентные люди и им нравится!

— У тебя вообще были друзья и время на обычное детство?
— Да конечно я тусовался, но втайне от родителей! И по крышам гаражей бегали, и колпачки с машин свинчивали — невинные детские криминальные забавы. Гулял, как и все. Когда стал старше, тоже были друзья и тусовались, но без фанатизма. Нормально рос.

— 18 и 19 мая в «Гранатном дворе» у тебя пройдут концерты, которые называются «Концерт под скрипку – мировые кинохиты». Это связано с твоей любовью к кино, ты киноман?
— Для меня кино раньше было способом отвлечения от учёбы. Погружение в другую реальность. Кино я любил всегда. Походы в кинотеатр – это разнообразие и праздник. Не знаю, за что я его так люблю, но игра актёров меня всегда завораживала. Абсолютно спокойно могу отложить занятия на два часа и посмотреть фильм. А сериалы – вообще святое!

— Ты всеяден в выборе фильмов?
— Ужастики не смотрю. Многие мои друзья их любят, собираются компанией и идут в кино, а я не понимаю. Где-то страшно, где-то не очень, но зачем всё это? А всё остальное – комедии, драмы, научные и прочее – с огромным удовольствием.

— По какому принципу ты выбирал фильмы, которые хотел бы музыкально озвучить?
— В первую очередь, это те фильмы, которые нравятся мне. Это яркие картины, я знаю, что они популярны и их смотрят. Но для меня важна и музыка в кино! Есть хорошие фильмы, в которых музыка на втором плане и на неё никто внимания не обращает. А есть фильмы, в которых музыка идёт на одном уровне с главными героями. Эти две определяющие хорошего кино. Да, это мои любимые зарубежные фильмы: «Звёздные войны», «Список Шиндлера» и другие.

— При выборе для тебя имело значение узнаваемость фильмов и музыки публикой?
— Конечно. Например, я взял «Игру престолов» — невероятно популярный сейчас сериал. Все ждут последнего сезона и я, кстати, тоже! Я знаю, что есть зрители, которые придут на концерт исключительно, чтобы послушать музыку из «Игры престолов» живьём.
Конечно, я брал хитовые фильмы. Можно было бы взять неизвестные фильмы с красивой музыкой, но это было бы мало кому интересно.

— А если делать микс известных тем и не очень? Просвещать публику, так сказать?
— Думаю, что фильм «Зови меня своим именем» — это как раз тот случай. Фильм, в принципе, нашумевший, но о нём знают меньше, чем о растиражированных блокбастерах. Это фестивальное кино. Надеюсь, что люди услышат музыку и захотят посмотреть. Фильм очень глубокий по смыслу.

— Бывает ли ситуация, когда ты понимаешь, что фильм ерундовый, но из за музыки ты готов его пересматривать?
— Сложный вопрос. Я часто влюбляюсь в фильм не из-за игры актеров и режиссуры, а из за того, как фильм звучит с музыкой. И – да, я могу благодаря музыке пересматривать какие-то фильмы. Некоторые фильмы я запоминаю только из-за музыкальных тем или треков. Но это нечасто. Для меня важно всё: смысл, сюжет, игра актёров и, конечно, музыка. Для меня имеет огромное значение, как это всё склеено в одну картинку.

— Бывает ли при просмотре фильма мысль, что ты мог гораздо лучше написать саундтрек?
— Да, и очень часто! У меня случались претензии даже к Джону Уильямсу! Это американский композитор и дирижёр, один из самых успешных кинокомпозиторов в истории. За свою карьеру Уильямс написал музыку к таким известным картинам, как «Один дома», «Челюсти», «Супермен», «Инопланетянин», «Индиана Джонс», «Список Шиндлера», «Парк юрского периода», киноэпопее «Звёздные войны», «Гарри Поттер» и многим другим. У меня есть друг-композитор и мне часто кажется, что в какой-то из фильмов его музыка подошла бы гораздо лучше. И я сам бы сыграл. Иногда хочется вставить что-то из классики. Бывает, что в эпизоде музыка просто «проваливается».

— Ставишь перед собой целью создавать музыку для кино?
— Наверно, да. У меня даже была мысль самому сниматься.

— Ты угадал мой следующий вопрос!
— Желание есть. Это, конечно, не совсем то, чем я занимаюсь. Появиться на сцене Карнеги-Холл в Нью-Йорке с оркестром и появиться после заставки «Paramount» — для меня две равнозначные мечты, которых я хочу достичь. Перевоплощаться – это что-то нереальное. Как на сцене я каждую секунду разный, следуя музыке, так и на время фильма я бы стал совсем другим. Думаю, что эти вещи похоже работают.

— А вот Дмитрий Певцов сказал, что актёрское искусство – это театр, а в кино можно снять любого.
— При всём уважении, я с ним не соглашусь. Возможно, в кино и можно снять кого угодно. Но актёрская харизма в каждой фразе, в каждом жесте, в самом созданном образе, не появится. Музыканты в оркестре и солисты могут играть одинаково хорошо в плане техники. Но смысл, который вкладывает музыкант в свою игру, сильно отличается. Важно умение вести за собой, показать свою точку зрения, быть политиком в музыке – это важно. Не каждый может быть солистом. И не каждый может быть киноактёром.

— А если взять лично тебя: когда ты выступаешь – в этот момент ты больше музыкант или артист?
— Я личность на сцене. Наверно, это самое точное определение. Хотя, наверно, больше музыкант. Играя, в какой-то момент отключаешься от того, как ты выглядишь, красиво ли стоит нога, как свет падает. Когда выходишь – важно, как вышел, как поклонился, выражение лица. А вот потом погружаешься в музыку, думаешь только о том, что ты играешь. Если бы я играл под фонограмму, наверно, уделял бы больше внимания актёрскому мастерству. А так для меня важнее всего музыка.

— Какую публику ты ждёшь на концертах?
— Молодёжь. Студентов, людей 20-30 лет. Тех, кто смотрит эти фильмы. Конечно, мне хотелось бы, чтобы были и взрослые люди, которые оценят мою игру. Или для кого, например, красивейший фильм «Запах женщины» с легендарным Аль Пачино в главной роли связан с хорошими воспоминаниями. Ведь это их молодость, и я хочу дать им возможность погрузиться в ностальгию. Я хочу, чтобы создалась атмосфера, при которой всем будет комфортно. Чтобы люди живьём услышали музыку из «Пиратов Карибского моря», «Игры престолов» — мне кажется, мало кто это слышал так! Даже я не слышал… И мне хочется, чтобы была отдача от зала. Некое шоу, актуальное, интересное.

— Отдача какая? Чтобы раскачивали телефонами с фонариками?
— Вот, кстати, фонарики на телефонах – я всегда мечтал, что на моих концертах это когда-нибудь случится! Это так красиво! Я видел это на концерте немецкого скрипача-виртуоза Дэвида Гаррета в Кремле. Дэвид работает в музыкальном направлении, синтезирующем классическую музыку с джазом и роком, кантри и фольклором. И то, что я увидел на его шоу, это было потрясающе. Я также хочу — виртуозно, масштабно, захватывающе! А отдача – это обратная энергия при прослушивании знакомой музыки в моём исполнении. Можно с выкриками «Капитан Джек Воробей – класс!».

— Что ты планируешь делать дальше?
— Хороший вопрос. Сейчас буду получать диплом. Преподаватели, если вы увидите это интервью – я хочу красный! (смеётся). Потом поступление в ВУЗ. И, конечно, буду развивать свою сольную карьеру. Я хочу делать шоу, избавляться от стереотипов классической музыки. Хочу сделать свою музыку массовой. Хочу собирать стадионы – а почему бы и нет! «Грэмми», «Оскар» за лучший саундтрек – мне кажется, это хорошие цели. И я буду стараться, стремиться к таким вершинам. В XXI век самый востребованный инструмент – вокал, а скрипка не очень популярна. Из миллиона скрипачей, кроме Ванессы Мэй громких имён единицы. Знают Александра Рыбака. Но даже Дэвида Гаррета в России знают не многие. Мне кажется, ниша скрипичной музыки у нас на данный момент не занята. Я не имею ввиду классических скрипачей, у них всё в порядке. Я говорю про тех, кто делает шоу для широких масс. Выводящих инструмент на массовое пространство очень мало. Мне хочется делать масштабные шоу в России.

— Ты собираешься сам писать?
— Я хотел бы делать и свою оригинальную музыку, у меня много идей, которые хочется реализовать. И делать кавера. Например, «2Cellos» делают кавера на уже легендарную музыку и их вариант становится не менее известен, чем оригинал. И я хочу показывать своё видение известной музыки. Как с оркестром, так, возможно, со своим бэндом. Чтобы это было современно. Чтобы это хотели послушать пацаны, пьющие пиво во дворе, или совсем еще дети, как я в свои 4 года, когда впервые услышал скрипку и влюбился в нее. Это же круто! И в то же время, чтобы моя музыка звучала в Кремлевском дворце в Москве, Альберт-холле в Лондоне и Карнеги-холле в Нью-Йорке, и на мои выступления приходили взрослые состоявшиеся люди. Я хочу, чтобы моё творчество было для всех.

— Это нелёгкий путь.
— Я понимаю. Но считаю, что в этом есть перспектива. И глядя на некоторых современных звёзд, сидящими за кассой супермаркете, я понимаю, что у меня есть шанс. И я буду работать над этим.

— А если звезда из-за кассы предложит тебе дуэт? Тебе это будет интересно, для тебя это будет компромисс или просто откажешься?
— Ой, ну и вопрос… Об Ольге Бузовой я слышал много разного. Наверно, я бы нашёл компромисс. Почему бы и нет? Это была бы интересная коллаборация. Это было бы забавно. Как нормальный классический скрипач, после концерта пойти в клуб и поотжигать под песни Бузовой – для меня самое то! Как фоновая музыка меня это вполне устраивает. А вообще, у меня эклектичные вкусы и я умею подстраиваться.

— Ну и напоследок…
— Друзья, увидимся на моих концертах в Гранатном Дворе 18 и 19 мая!

Александр Ковалев, специально для Musecube

Фоторепортаж Владислава Бедяева смотрите здесь.

Петр Касьянов в VK

Петр Касьянов в Instagram

comments powered by HyperComments