Возвращение «Агента национальной безопасности» – он снова с намиВ Петербурге полным ходом идут съемки возрожденного хита рубежа девяностых- «нулевых» «Агент национальной безопасности». Корреспондент портала Musecube Марина Константинова встретилась с режиссером-постановщиком Дмитрием Светозаровым и исполнителем главной роли Лехи Николаева Михаилом Пореченковым, чтобы поговорить о возвращении проекта на телеэкраны.
Дмитрий Светозаров рассказал, как зарождался сериал, и какие перемены с ним произошли с течением времени. Также режиссер поведал о появлении в проекте легендарного Андрея Краско, о молодых актерах, с которыми он работает в новых сериях, и о собственных творческих методах.

— Мы беседуем с вами по случаю возрождения проекта «Агент национальной безопасности». Под влиянием каких обстоятельств возобновлены съемки этого сериала?
— Формальный ответ будет такой: прошло пятнадцать лет, я посмотрел на прошлый сериал новыми глазами, повстречался с Мишей Пореченковым на съемочной площадке. Мне опять стал интересен этот актер. За прошедшие годы он очень изменился в лучшую сторону, безусловно, стал глубже, интереснее, профессиональнее, многограннее. Мне пришла в голову мысль вернуться к «Агенту национальной безопасности», потому что он, на мой взгляд, еще не исчерпал всех возможностей с точки зрения зрительского интереса. Но, если говорить начистоту, этот сериал – исключительно мой. Я его в свое время придумал, сконструировал. С моим участием писалась значительная часть сценариев первых трех сезонов, я же этот проект режиссировал. В конце концов, он выражал мой авторский стиль, пусть это и прозвучит несколько нескромно. В нем было сочетание драмы, комедии, чего-то трагического. Когда я ушел из проекта, на смену мне пришли другие режиссеры. Не хочу их ничем обидеть, но в нашей стране как-то не принято придерживаться жесткой стилистики. Каждый стал раскачивать лодку, снимать по-своему, и преемственность была нарушена. Постепенно из сериала стали уходить актеры, авторы сценария. Проект стал напоминать корабль, потерявший курс.
— Смотрели ли вы какие-либо серии в качестве зрителя после ухода из режиссерского кресла?
— Я не просто смотрел, мне случалось высказывать свое мнение. И я честно говорил, что мне не нравится в тех или иных сериях и сценах. Из проекта ушла жизнь.
— Сколько будет серий в новом «Агенте…»?
— Это будет пилотная серия возрожденного сериала. Дальнейшую судьбу проекта решит зритель – за ним последнее слово. Здесь уже у нас несколько иной формат: эта история расписана на восемь серий. Главный идейный конфликт состоит в следующем: спустя пятнадцать лет наш герой возвращается из псковских лесов, где работал все эти годы егерем. Такой дауншифтер по-русски, знаете ли. Он возвращается в Петербург, так как есть новая информация о гибели его друга и напарника капитана Краснова (эту роль в сериале исполнял ушедший из жизни в 2006 г. Андрей Краско. Прим. авт.). Но, оказавшись в родном городе, Николаев осознает, насколько все изменилось за это время: от автомобилей до отношений между людьми. В разговоре с руководством Первого канала я услышал очень мудрое и тонкое пожелание – меньше уделять внимания сюжетным перипетиям, а сделать акцент на атмосфере, деталях, психологической разработке. Все-таки опыт наших американских друзей, коллег и партнеров не прошел даром. Сериалы становятся достойным продуктом, это радует.
— На момент выхода сериала у него были весьма достойные конкуренты в лице «Улиц разбитых фонарей» и «Убойной силы». В чем состояла формула успеха «Агента национальной безопасности»? За что, по-вашему, зрители настолько его полюбили?
— Если бы знать формулу успеха… В то время я был художественным руководителем «Улиц разбитых фонарей», этот сериал был на пике популярности, получил «ТЭФИ». К нам приехал руководитель канала ТНТ Сережа Скворцов и сказал мне: «Нужно придумать что-то новое вдогонку, но с иной спецификой». И в итоге родился такой вот ироничный сериал. Успех его был, повторюсь, в сочетании жанров. Новые герои, непривычная стилистка – это зацепило зрителя.
— Безусловно, важным моментом в популярности «Агента национальной безопасности» стал крайне удачно сложившийся актерский ансамбль. К сожалению, в живых нет ни Андрея Краско, ни Андрея Толубеева, мастерски исполнивших роли коллег Николаева. Станет ли он в возрожденном проекте героем-одиночкой?
— Все зависит от зрительского мнения и обстоятельств. Если проект продолжится, не исключено, что герой обзаведется профессиональным окружением. Кстати, могу рассказать, как Андрюша Краско появился в сериале. В то время он, как всегда, голодал, работал могильщиком, шил джинсы. Мне позвонил его близкий друг, сценарист, и попросил что-то для Андрея придумать. Мы позвали Андрюшку на какой-то крохотный эпизод, а он пустил в проекте свои корни. В новом же сезоне Николаев встречается с детьми своего погибшего товарища, роли которых исполняют молодые актеры, у которых, на мой взгляд, большое будущее. Это Петр Логачев и Илья Борисов, талантливые перспективные ребята.
— Важно ли вам, чтобы в проекте была «свежая кровь»?
— Безусловно. Я вообще стараюсь искать и открывать новые имена, как в свое время и случилось с Мишей Пореченковым. Надеюсь, в этой своей работе я дам старт новой звездочке Варваре Горбачевой, которая здесь играет главную женскую роль.
— Будут ли в новых сериях какие-либо приметы времени? Найдется ли место для внутри- и внешнеполитического контекста?
— Я специально держусь подальше от политики. Потому что сегодня примкнешь, а завтра окажешься за бортом. Но какие-то черты эпохи, тренды, как сейчас говорят, конечно, присутствуют.
— Какой процент импровизации присутствует в вашей работе?
— С одной стороны, ритмы и темпы в сериальном производстве таковы, что без импровизации не обойтись, поскольку просто нет времени на подготовку. С другой – выдерживать эти жесткие условия и делать качественную картинку, отрепетированные сцены, хорошие костюмы, натуры, интерьеры мне приходится самому. На площадку я всегда прихожу с четким планом действий.
— А вы внимательны к деталям? Что вам это дает?
— Мне кажется, это многое дает умному зрителю. Я нахожусь в постоянном поиске смыслов в той или иной сцене, выражающих суть происходящего. Мой отец, классик отечественного кинематографа, Иосиф Хейфиц всегда говорил, что для него «так же важно лицо героя, как и пыль на его ботинках». В этом смысле я ученик и сын своего отца.

Михаил Пореченков, исполнитель главной роли Лехи Николаева, также представил свое мнение по поводу возрожденного проекта. Он рассказал о своих взаимоотношениях с героем, о актерско-режиссерском тандеме с Дмитрием Светозаровым и поделился мыслями насчет «питерской атмосферы» культового сериала.
— Первый вопрос будет весьма конкретным: каково было заново вжиться в роль Лехи Николаева после многолетнего перерыва?
— Не надо было вживаться. Мой герой всегда со мной. Он просто лег поспать на какое-то время.
— Существует ли какая-то особая «актерская память», позволяющая сходу возвращаться в роль?
— Есть замечательный режиссер Дмитрий Иосифович Светозаров, который дает указания, что нужно делать. Он может сказать: «Нет, это не Леха, он так не стоит». Ты исправляешься, и режиссер говорит: «О, а вот это уже Леха».
— Что у вас общего с вашим героем?
— Вопрос, который мне задавали бесчисленное количество раз. Я всегда отвечаю кратко – внешность. Родная мама не отличит.
— Какие чувства вы испытали, узнав о продолжении проекта?
— Чувства самые замечательные. Мы стояли у истоков проекта и вновь к нему вернулись. Во-первых, это дань уважения и памяти нашим ушедшим товарищам Андрюше Толубееву и Андрюше Краско. Во-вторых, это возможность еще раз окунуться в ту воду, из которой мы и родились.
— Важно ли вам, чтобы режиссер был «ваш», чтобы достигалось максимальное взаимопонимание?
— Разумеется.
— А Светозаров – «ваш» режиссер?
— Именно так. Кроме того, важно, что здесь есть абсолютно питерская атмосфера, питерские корни. Мне крайне близок тот кинематографический язык, на котором говорит Дмитрий Иосифович. Мы полностью с ним друг друга понимаем, практически с полуслова. Максимум – с двух (улыбается).
— Что вы называете «питерской атмосферой»?
— Это состоит из таких маленьких крупиц: люди в кадре, создаваемые ими образы, обстановка, детали.
— Вопрос, который мы уже обсудили с Дмитрием Иосифовичем. Каков процент импровизации на площадке, и как часто лично вы позволяете себе отойти от сценария?
— Есть такие ситуации, когда ты не можешь себе позволить делать по-другому и отойти от режиссерского взгляда. Самая лучшая импровизация всегда тщательно готовится внутри: это заключается в оценках, во внутреннем движении героя. А остальное прописано в сценарии. Дмитрий Иосифович четко знает, что и как снимать, все сцены им уже лично разработаны. О каких-либо изменениях мы всегда договариваемся заранее.
— Вы чему-то учитесь у Светозарова в процессе работы?
— Я начал учиться у него в свое время. Все, что я умею в кино, пошло от Дмитрия Иосифовича. Его смело можно назвать крестным отцом в моей кинематографической карьере. И сейчас я продолжаю впитывать его наставления.
— По вашему мнению, хороший сериал – это качественное кино?
— Конечно, так уже давно все работают. Многосерийные художественные фильмы стали достойным продуктом со своим киноязыком.
— Для вас есть разница – сниматься в полнометражной ленте или в сериале?
— Я же понимаю, что мое амплуа ограничивает мое участие в больших проектах. Ты никуда это не денешь. Я не герой-любовник, не герой-неврастеник, а такой, знаете, простак. В подобном амплуа и нахожусь, а в сериалах это более применимо. Здесь можно по-разному раскрывать своего героя, а полнометражное кино само по себе – более сжатая конкретная история. Поэтому я лучше подхожу для сериального формата, и меня очень радует интерес к нему. Лично мне так больше нравится, это дает постоянную работу. Даст Бог, так будет продолжаться и впредь.
— За что вы любите своего героя, а в чем с ним не согласны?
— Во всем с ним согласен, всячески оправдываю в тех или иных ситуациях и поддерживаю. В чем-то он даже лучше меня, и я стремлюсь быть похожим на него.
— Будет ли у Лехи в новых сериях верная подруга сердца?
— Обязательно. А как же? (улыбается). И оставьте параллели с Джеймсом Бондом, пожалуйста.

С Дмитрием Светозаровым и Михаилом Пореченковым беседовала Марина Константинова, специально для Musecube.

Фотоотчет Сергея Спиридонова смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.