Эдвард Радзинский: Весь мир – театр
Фото предоставлено организатором концерта

Эдвард Радзинский – историк, драматург, писатель, сценарист — подготовил для петербургского зрителя новую программу, где постарался ответить на главные вопросы российской истории: «Кто виноват?» и «Что делать?». 1917 год занимает умы ни одного поколения ученых и людей, интересующихся историей. Как могло произойти так, что еще вчера царская Россия пела «Боже, царя храни», а сегодня поднимает венценосную семью на штыки? Какие действия привели к тому, что народ перестал терпеть? На все эти вопросы попытался дать ответ Эдвард Радзинский 29 октября в Большом зале Филармонии им. Д. Шостаковича, где выступил с лекцией «Весь мир – театр». Для Радзинского историческое полотно – это театральные подмостки, где каждому отведена своя особая роль, а Николай II, равно как и Столыпин, и Распутин — актеры, играющие свои роли.

 

По мнению историка, искать корни кровавого 17 года стоит в начале царствования Александра III, который не должен был встать изначально во главе страны. Но судьба распорядилась иначе, и Россия получила в наследство царя «умом ниже среднего», который свернул прогрессивные реформы своего отца, Александра II. Если говорить о Николае II, то Радзинский не дает прямого ответа на вопрос – могло ли бы быть всё иначе, зато по пунктам, сухо перечисляет те роковые ошибки, который допустил последний самодержец. Сегодня, спустя сто лет, кажется довольно странным то, что Николаю некому было указать на столь очевидные вещи, в которых он допустил ошибки. Высокая интенсивность событий 1917 года – всего лишь следствие, итог череды порой несвязанных друг с другом действий, которые привели к такому кровавому результату.

 

Цитаты Эдварда Радзинского:
О Григории Распутине: «Распутин – это человек, у которого нет лица. Одна, с кем он был, пишет, что у него вместо зубов – черные корешки. Другая, которая тоже с ним живет, пишет, что у него хлебные крестьянские зубы. Одна пишет, что он высокий, другая пишет, что он маленький. Он как хамелеон, он всё время меняется. Он постоянно ускользает, вы не можете его поймать. Ведь если подумать, что было сказано – ни немецкие пули, ни толпы террористов свергли режим. Одна фигура этого мужика уничтожила империю».

 

О революции: «Проснулось что-то жуткое, потому что, к сожалению, революция – это общее помешательство».

 

Об отречении Николая II от престола: «Николай должен отречься от престола в пользу наследника. Но наследник болен и тогда они, родители, не смогут быть при мальчике. Это будет означать, что ничего не изменилось. Тогда мальчика заберут, но не могут отдать своего больного сына. Но они как-то все наивные. Переговорщики возвращаются в Петербург и думают, что можно объявить, что царь теперь — Михаил. Объявить кому? Восставшим войскам, которые, если примут присягу, то им грозит расстрел. Неужели они верят, что войска когда-то согласятся на нового царя из той же семьи?»

 

Яна Квятковская, специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.