С 1 по 4 декабря на площадке «Боярских палат» Союза Театральных Деятелей состоялись гастроли театральной платформы «Ельцин-центра». Екатеринбуржцы привезли три спектакля: «Колымские рассказы» по произведениям Варлама Шаламова, «Летели качели» по пьесе Константина Стешика и спектакль «Шпаликов» по тексту Рината Ташимова, который был показан дважды.

 

Геннадий Шпаликов – человек кино. Поэтому и спектакль о кино, и сделан он, как кино. Кинематографичны мизансцены, смена кадров, монтаж, сам спектакль не скрывает того, что он – сценарий. «Входит Шпаликов!» — звучит в нем голос сценариста. А ведь именно им в первую очередь являлся Геннадий Шпаликов. Фргаменты кино на экране, но чаще – на репите, как рутина, как безысходность. И сама эпоха, лицом которой так часто называют Шпаликова, узнается, но не педалируется. Было бы слишком просто сосредоточиться на французских юбках в горох, оттепельной нежности и спеть, как есть, «Я шагаю по Москве». Но это был бы слишком простой путь, мейнстримовый и нетворческий. Создатели спектакля, а именно драматург Ринат Ташимов и режиссер Николай Русский, максимально отсоединили атмосферу спектакля от романтического флера шестидесятых. Тем не менее, эпоха узнается, но не обрушивается на зрителя топорно, мясисто и грубо, а вводится в спектакль иронично, штрихами: кадрами кинопленки на экране, голосами Гурченко и Михалкова. Мелодия «Я иду шагаю по Москве» ни разу не звучит до конца, обрывается звук гармошки, звучит на фоне бодрой, почти агитационной речевки «Вчера мы пришли к Шпаликову», а текст исполняется автором, но под «Голубой вагон». В этом спектакле ничего не будет просто. И полнота жизни, счастье и восторг шестидесятых годов будет звучать субтоном, эхом на фоне тревожных, вневременных сэмплов. Ведь в центре фигура Шпаликова, его трагическая судьба.

 

Это какой-то новый язык и новый жанр. Это спектакль-воспоминание, и, как в истинном омуте памяти, в нем не будет четкого отображения действительности, а будут фрагменты, эпизоды, голоса, мелодии.

 

И в нем столько всего, столько режиссерских задумок. Никита Сергеевич Хрущев танцует с президентом США Ричардом Никсоном под песню Валерия Леонтьева «Солнечные дни», много микрофона, много света, теней, и много отсылок к произведениям автора. Начинается спектакль аллюзией к «Я шагаю по Москве» — с танцующей девушки в аэропорту. Заканчивается (почти!) встречей Геннадия с отцом – этот диалог почти полностью повторяет сцену из фильма Марлена Хуциева «Застава Ильича» (1965 г.), и в этот момент приходит осознание того, что, в первую очередь, герои Геннадия Шпаликова автобиографичны. И боль его героев – это его боль. Правда, его смерть – это только его смерть, потому что Шпаликов пишет на прощанье: «Устал я от вас». Праздник жизни шестидесятых закончился для сценариста, поэта, режиссера, главного героя эпохи оттепели… самоубийством.

 

«Я услышал, что человек, который написал сценарий («Я шагаю по Москве» — прим.), покончил с собой. Это произвело на меня глубокое впечатление. В моем восприятии сразу возникло противоречие между невероятным позитивом, который этот человек излучал, и тем, что он добровольно ушел из жизни. От него шла невероятно мощная волна энергии, которая всколыхнула несколько поколений. Он был таким светлым, обещал жизнь и вдруг свел с ней счеты. Это задает тебе такой вопрос, на который ты все время пытаешься ответить,» — Николай Русский о своем спектакле.

 

В спектакле принимают участие Ильдар Гарифуллин, Лиза Неволина, Валерий Прусаков, Валентина Сизоненко, Александр Фукалов. В роли Шпаликова сменяют друг друга два актера: Игорь Кожевин и Алексей Забегин.

 

Несомненно, этот спектакль звучит современно, эмоционально, ярко и свежо. Это взгляд не на эпоху, а на судьбу человека, который внезапно стал ненужным на созданном им же самим празднике жизни.

 

Юлия Зу специально для Musecube
Фотографии Вадима Балакина предоставлены организатором

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.