Этим летом на DVD вышел фильм “Черная роза” – режиссерский дебют “русского неудержимого” Александра Невского. К этому проекту Александр шел на протяжении 8 лет, шаг за шагом выстраивая свою карьеру в Голливуде. От первых, неуверенных шагов в боксе до Мистера Вселенная, от небольшого эпизода в фильме “Неоспоримый” (“Обсуждению не подлежит”/”Undisputed”) до “Убийства в Вегасе” и членства в “Золотом Глобусе”. MuseCube встретился с Александром Невским и поговорил с ним о том, каков был его путь в режиссеры Голливуда и как важно никогда не отказываться от поставленных целей.

– Фильм “Черная роза” выходит на DVD. Это ваш режиссерский дебют. Можете рассказать, как вообще к вам пришла идея фильма?

Александр Невский
Александр Невский

В 2004 году на мировые экраны вышел мой первый фильм, он назывался «Московская жара». Я там был и актером, и одним из продюсеров, и одним из авторов сценария. Это был голливудский проект. Вместе со мной играли Майкл Йорк, Эдриан Пол, Джоанна Паккула, Эндрю Дивофф. Также играли и наши актеры: Александр Белявский, Маша Голубкина, Сережа Горобченко. Именно там я впервые сыграл российского мента, который, кстати, мускулатурой и размером пистолета ничем не уступал своим голливудским экранным коллегам. В 2006 году мне в голову пришла идея новых приключений моего героя, но так чтобы действия разворачивались не в Москве, а где-нибудь еще. И первый вариант сценария «Черной розы» был написан режиссером и сценаристом Брентом Хаффом, который работал вместе со мной на картине «Форсаж да Винчи»/«Treasure Raiders». Фильм был снят как раз в 2006 году, в 2007 вышел на экраны. Брент написал первый вариант сценария, но было несколько других проектов, которые нужно было выпускать. Поэтому сценарий лежал без дела, пока в 2008 году следующий вариант не написал Джордж Сондерс – голливудский сценарист, который постоянно работает с Ван Даммом. В том же 2008 году я почти подошел к «Черной розе», но мне предложили сыграть в картине «Убийство в Вегасе»/«Magic Man» американского детектива с русскими корнями. Потом пару лет я потратил на то, чтобы сдвинуть с мертвой точки свой проект «Геракл». Но дело в том, что голливудские студии запустили сразу двух «Гераклов»: один – более независимый проект, с Келланом Латсом, он вышел в начале этого года («Геракл: Начало легенды»/«The Legend of Hercules» – прим.ред.), другой – просто жесткий экшн, со “Скалой” (с Дуэйном Джонсоном). Он вышел только что (российская премьера фильма состоялась 24 июля 2014 года – прим.ред.). Поэтому, понимая, что с голливудскими студиями конкурировать не получится, я в начале, чтобы сильно не расстраиваться, озвучил одного из героев «Ледникового Периода» (морской слон Флинн, “Ледниковый период 4: Континентальный дрейф” – прим.ред.). А дальше я вернулся к проекту, который ждал своего часа. Он назывался «Черная роза»/«Black rose». Последний вариант сценария был написан Шелдоном Леттичем. Леттич создал все культовые боевики, которые смотрело мое поколение: 3-ий «Рембо», «Двойной удар» и «Кровавый спорт» с Ван Даммом, «Последний патруль» с Дольфом Лундгреном. Он переписал, отполировал, как говорят в Голливуде, сценарий, и он же стал продюсером проекта. Это он, собственно, сказал мне: «Слушай, Саша, ты этот фильм видишь. Видишь, каким он должен быть. Почему бы тебе не стать его режиссером?» Конечно, я много снимался, и, как вы знаете, многие актеры пробуют себя в режиссуре. Они подолгу находятся на площадке, наблюдают за работой режиссера, учатся – учатся всему не в теории, а на практике. К тому же для меня было важно найти общий язык с коллегами по площадке. Мне всегда было интересно, как это все происходит, как выстраивается коммуникация. Я всегда оставался подольше: смотрел, наблюдал. Я смотрел, как снимаются мои коллеги, как работают режиссеры, как работают монтажеры … Конечно, я представлял, что случится с кинокритиками, когда они узнают, что я еще и режиссер картины. С другой стороны, я подумал – почему бы и нет? Таким образом, проект «Черная роза» стал моим авторским проектом. Я был и продюсером картины, и режиссером, и играл в ней главную роль. Другое дело, что картина, на мой взгляд, удалась по той причине, что я собрал команду. Естественно, я был режиссером-дебютантом, но справа от меня всегда находился Шелдон Леттич. Он был продюсером, но он – легендарный режиссер экшн-картин. С другой стороны находился продюсер – Брайан Горес. Они, естественно, следили за тем, чтобы мой режиссерский дебют удался. Также мне повезло с кастом, с актерами. Потому что благодаря имени Шелдона удалось привлечь в картину Кристанну Локен, известную по фильму «Терминатор 3» (киборг Т-Х – прим.ред.), Роберта Дави, которого многие, а особенно любящие боевики, знают по фильму «Крепкий орешек». В фильме снимался и Эдриан Пол – мой друг, которого все помнят по сериалу «Горец». Также в этой карине сыграли замечательные российские актеры: дебютировала на большом экране Оксана Сидоренко, которую вы сейчас видите в сериале «Физрук», Эммануил Виторган – один из моих любимейших актеров, сыграл начальника московского уголовного розыска. Мой друг Матиас Хьюз – здоровенный накаченный блондин, которого лично я еще помню по многочисленным боевикам – сыграл в нашем фильме злодея. Поэтому «Черная роза» – это история о том, как уже майор, не капитан, а майор московского уголовного розыска отправляется в Лос-Анджелес и помогает своим коллегам в поисках нового Джека Потрошителя, который убивает девушек с русскими корнями. Вот так вот и состоялся этот проект. Конечно, учитывая сегодняшнюю ситуацию, я считаю, что этот фильм очень важен: в нем русский герой не противопоставлен американскому злодею. Русский и американец борются не друг против друга, а вместе и со злом. Поэтому мне приятно, что прокат картины в России и в СНГ собрал более 1 млн дол, что для независимого проекта – хороший результат. Сейчас вот фильм вышел на DVD. В сентябре он выходит на Blu Ray. Также состоится телепремьера на одном из центральных российских телеканалах (русскоязычная версия). Англоязычная версия дебютирует осенью. Я думаю, что фильм выйдет примерно в странах 40-45, это то, что сейчас прогнозируют мои дистрибьюторы. В Америке и Канаде, соответственно, фильм тоже выйдет до конца года.

– Возвращаясь к вашей учебе в Америке. В одном из интервью вы рассказывали о том, как учили английский язык. В частности, о работе над акцентом. Является ли акцент серьезной помехой для неанглоговорящих артистов для выстраивания карьеры в Голливуде?

Нет. Посмотрите на Арнольда Шварценеггера. У него и сейчас сильнейший австрийский акцент. Но это не помещало ему стать культуристом N1, кинозвездой N1 и одним из ведущих политиков в мире. Поэтому… Акцент, безусловно, закроет вам какую-то часть ролей. Но это не основная, не главная и не самая страшная помеха. Я вообще считаю, что для тех, кто всерьез интересуется кино или музыкой, в том числе и аудитория MuseCube … Не нужно отказываться от своей мечты, пеняя на свой акцент: вот, у меня русский язык, у меня плохое произношение… Это все решаемо. Главное – начать работать. Когда я приехал в США, я и по-английски особо не говорил. И Шварценеггер был тем человеком, который сказал мне, что нужно изучать английский язык в Калифорнийском университете (the University of California Los Angeles – прим.ред.). Не только потому, что там научат грамматике и научат говорить, но научат говорить правильно. Поэтому когда я говорю по-английски, естественно, понятно, что я не коренной американец, но не понятно, откуда я, тем не менее. Поверьте, даже человека с самым сильным акцентом можно натаскать. Ему дадут на месяц-два учителя, и весь тот текст, который ему будет нужно произносить для картины, он выучит. Как Джеки Чан – он очень плохо говорит по-английски. До сих пор. Но, когда он снимается в англоязычных картинах, он, безусловно, работает над теми предложениями, которые он говорит – и их он произносит на хорошем английском языке. Это все к тому – что проблема акцента решаема. Это не основное. Однако если у вас есть цель сделать международную карьеру, то над этим, конечно же, нужно работать. Английский язык у вас должен быть – это 100%.

– В Америке уже давно сформировался стереотип о плохом русском парне, который обязательно должен говорить на экране с «русским» акцентом.

Кристиана Локен и Александр Невский
Кристиана Локен и Александр Невский

Да, безусловно, это штамп. Но тут двоякая ситуация. Во-первых, когда говорят, что это определенная диверсия Голливуда, что он показывает нас такими карикатурными, непонятными, говорящими с акцентом, бандитами с Брайтон-Бич – это никакая не диверсия Голливуда. Голливуд раскручивает своих героев. Они раскручивают американцев. В этом нет ничего плохого. Это их герои. И они большие в этом плане молодцы. И карикатурно они показывают не только русских, но и всех остальных. То же самое и с французами, и с немцами, и со всеми остальными, и с русскими в том числе. Голливуд раскручивает своих героев, нам нужно активнее раскручивать своих. Делать международные проекты, которые будет выходить не только в нашей стране, но и по всему миру. И тогда русский герой будет более популярен. Станет более доступным в каждом доме. Вторая сторона проблемы – про стереотипы: наши актеры соглашаются на подобные роли. В Америке очень много актеров из Словакии, из Чехии, из Польши, которые с тем же самым акцентом могут играть этих русских бандитов. Вот недавно видел фильм про Джека Райана, и там Михаил Барышников играл русского министра внутренних дел, который … Ну, в общем, полный бред. Михаил Барышников у вас, да и у меня ассоциируется скорее с балетом, с чем-то таким…. На мой взгляд, нашим актерам нужно меньше играть подобные роли. Во-первых, они еще никому не сделали карьеры, во-вторых, я считаю, что это своеобразное неуважение к своей аудитории. Мне так кажется. Я подобные роли не играл никогда. Пару раз мне предлагали, в том числе и один раз в фильме с Жан-Клодом Ван Даммом. Кстати, это был тот самый Шелдон Леттич. Мы с ним познакомились в начале 2000 годов, меня ему представил агент Ван Дамма. И Шелдон был готов взять меня в одну из картин. И Жан-Клод хотел этого. В России фильм назывался «Тайна Ордена»/ «The Oder» . На тот момент у меня не было ни членства в актерском профсоюзе, ни постоянной рабочей визы. Естественно, для меня фильм с Ван Даммом, пусть даже 5-минутный эпизод, открывал первые двери. У меня бы появился агент, я вступил бы в профсоюз и тд. Другое дело – играть русского бандита. Шелдон сразу сказал мне, что нужно будет побриться наголо, отрастить бороду, чтобы не было видно высшего образования на лице… Что там будет драка с Ван Даммом, и он разобьет бутылку об мою голову и прочее. Я не для этого туда ехал. И мы с Шелдоном все это обсудили тогда. Он и сказал мне, что я прав, и мое время еще придет. И оно пришло. И уже на проекте «Черная роза» тот самый Шелдон Леттич был одним из продюсеров и моей правой рукой, что было для меня большой честью. Поэтому я хочу сказать, что не нужно искать легких путей. Нужно быть аккуратнее с этим. Нужно всегда стараться свои мечты, нет, не отказываться ни в коем случае, но представлять их как планы, а планы – как реалистичные цели. Нужно понимать, что все будет шаг за шагом. Сегодня один, завтра – другой. Ничто не заканчивается у вас сегодня. Будет завтра, послезавтра, после-послезавтра… Я приехал в Лос-Анджелес в начале нулевых. За все это время я видел там массу талантливых людей из многих стран. Туда приезжают отовсюду. Я видел массу людей, которые не добились успеха не потому, что были недостаточно талантливы, а потому что были недостаточно дисциплинированны, недостаточно настойчивы.

– Недостаточно настойчивы в каком плане?

В плане того, чтобы понимать, что никто ничего не сделает для тебя. Никто тебя не поднимет с этого дивана, не заставит обойти тридцать актерских агентств, тридцать издательств, чтобы попытаться привлечь внимание.

– То есть большинство людей действительно приезжают туда, думая, что их там ждут с распростертыми объятиями?

Конечно. Особенно эта злая шутка случается с людьми, которые уже добились успеха в своих странах. Ну как, вы уже звезда у себя на родине, вы даете автографы, и вот вы приезжаете туда… Я прилетел в Лос-Анжелес как на Луну. Я тоже раздавал автографы в России, был известен и популярен. Программы на «1 канале», на ТВ6. Я был всюду. Выходили мои книги. Выходили мои статьи. Приехал я туда, пришел в зал Gold’s Gym и увидел там примерно сорок ребят моей фактуры из разных стран. Кто-то чуть больше, кто-то чуть меньше, но в целом… Мне стало совершенно очевидно, что если я хочу добиться успеха там, я должен понять, как все это делается. Меня достаточно быстро представили всем кумирам моей юности, потому что я был известным спортсменом в Европе. Меня представили Чаку Норрису, Арнольду Шварценеггеру, Ральфу Мюллеру, Сильвестру Сталлоне и Жану-Клоду Ван Дамму. И единственное, о чем я их просил – это о совете. И они мне его давали. И мне стало быстро понятно, что роли, которые мне будут давать, что, в принципе могло бы показаться счастьем для кого-то, я их не буду играть. С другой стороны – специально для меня никто никакие роли тоже писать не будет до того момента, пока у меня не будет “имени”. А “именем” я не стану, пока буду ждать от кого-то таких подарков судьбы. Естественно, мне говорили, что это невозможно: начать продюсировать в Голливуде. Не слово “невозможно” я слышу всю свою жизнь. Когда я начинал заниматься – был такой худенький, мне говорили, что невозможно накачать мускулатуру. Когда накачал мускулатуру и закончил университет к ‘99-м годам, мне сказали, что невозможно стать известным благодаря мускулатуре и не быть при этом в криминальных структурах. Я стал «Мистером Вселеннная», был на всех каналах и выпускал книги, статьи. Когда я решил переехать в США, мне говорили, что это невозможно – поехать в Штаты и там закрепиться, сниматься. Поэтому услышать “невозможно” там – это было уже далеко не в первый раз. Да, конечно, я потратил немало времени. Переехал в ‘99, в первой картине снялся в 2001. Она называлась «Неоспоримый» («Обсуждению не подлежит»/ «Undisputed»). Там вы найдете меня только на паузе, но, тем не менее, режиссером был Уолтер Хилл, который делал «Красную жару», и «Красавчика Джонни» с Микки Рурком, и «Сорок восемь часов». Дальше я снимался в нескольких эпизодах картины «Красный змей». Там со мной играл Рой Шайдер – номинант на Оскар за фильм «Весь этот джаз». Потом у меня уже было достаточно понимания, связей, ситуация в России с кино изменилась. И я решил для себя, что буду делать англоязычное кино в первую очередь, как это странно ни звучит, для своего российского зрителя. Поэтому мы начали делать картины с русским героем на английском языке, привлекал голливудских партнеров. Дублировали полностью на русский, выпускали здесь, в Москве. Вообще с 1999 по 2003, 4 года я жил чрезвычайно непросто. И, конечно, и в то время, и позже я видел массу людей, которые до сих пор ждут звонка от агента, ждут звонка от Спилберга и еще от кого-нибудь. И знаете, какая проблема с Лос-Анджелесом? В Лос-Анджелесе очень хорошо. Но там все время солнечно и ясное голубое небо. В Москве вы наблюдаете, что сейчас вот лето, потом будет осень, потом будет зима. Вы видите, как проходит время. Там, из-за того, что все время солнце, чистое небо, нет ни одного облака, они бывают только у океана… раз – и восемь лет прошло, раз – 12 … Все то же самое: человек ходит в тех же самых шортах, ничего не меняется… Время. Я очень благодарен моей маме, которая научила меня ценить время. Как бы молод ты ни был, нужно понимать, что время всегда ограничено. И я сейчас говорю не о каких-то негативных вещах, типа memento mori и тд. Нет. Если вы хотите чего-то добиться, верите во что-то – не ждите ничего. Начинайте, прямо сегодня. Не понимаете как, думайте, стройте планы, но не ждите. Я считаю, что в этом отличие меня от большинства моих коллег, которые пытались сделать там карьеру. Я ничего не ждал и не жду.

На съемках фильма
На съемках фильма

– Так как все-таки не ошибиться, как сделать правильный выбор, если следовать вашему совету: быть разборчивым и не набрасываться на первое же предложение, но и не ждать у моря погоды?

Здесь как с культуризмом, как с фитнесом. Многие люди нанимают себе тренеров, начинают с ними заниматься, веря, что тренер за них накачает их мускулы, сделает их талию уже, плечи шире. На самом деле, никто не может за вас накачать ваши мускулы. Чем бы человек ни занимался: журналистикой, кино, наукой – важно понимать, что за вас никто ничего не сделает, никто ничего не придумает. Единственное, что вы можете получить, это информация. Когда меня представили моим кумирам, я у них не эпизод в фильме просил, я просил совета. И советы мне давали. Шварценеггер объяснил мне, где учить английский язык, Ван Дамм – где изучать актерское мастерство. И дальше Шварценеггер, опять же, был тем человеком, который сказал мне продюсировать самому и не бояться произнести это вслух. Мне, тогда 27-летнему юноше, было сложно это представить – продюсирование в Голливуде. Но, как видите. Поэтому не бойтесь озвучивать в свои мечты и говорить, что вы добьетесь этого. У каждого человека есть мечта. Просто с возрастом у всех появляются семьи, нужно купить квартиру, хочется купить машину, нужно зарплату побольше … Со временем все большие мечты уходят. Не нужно бояться. Что касается ошибок – от них не убережешься, так жизнь устроена. Мы не киборги, не терминаторы, мы все живые люди. К чему бы я призвал бы в первую очередь, так это иметь четкий реалистичный план на свои шаги в жизни и в карьере. И, во-вторых, получая какие-то предложения, которые могут казаться на данный момент заманчивыми, нужно думать, как это может отразиться на следующих шагах. Если у вас есть подробный план, не просто на сегодня, а на завтра и послезавтра и так далее, вам будет намного проще понять сегодняшнюю ситуацию. Мне так кажется.

– Но бросить все и уехать в другую страну всегда страшно.

Часть моего бизнеса, бесспорно, связана с Россией. Здесь у меня армия зрителей, которая смотрит мои проекты. Но, так или иначе, у меня есть армия зрителей в России, что помогает мне делать и международную карьеру. Полностью все отпустить и ехать в другую страну, чтобы выстраивать все по новой… Конечно, можно… Конечно, страшно. Думаете, мне не бывает страшно? Когда я пришел в первый раз в боксерскую секцию я выглядел так (показывает юношескую фотографию). Там мне со всех сторон говорили, что мышцы накачать невозможно. Драться научиться – невозможно. Я читал Ахматову, Мандельштама. И ударить кого-то – ну что вы… А потом мне хорошо объяснили, что так устроен мир. Мужчина должен уметь за себя постоять. И когда мне первый раз разбили нос на ринге, это было в 14 лет, я подумал, ну вот, пришел драться, а мне еще и нос разбили. И тренер объяснил мне два момента: первый – что ты пришел учиться драться, шпана малолетняя и все дела – все это закончится, но, если ты пришел, поставив перед собой цель, и откажешься от этой цели, получив по носу – вот это неправильно. И когда я ему сказал, что ведь, правда, страшно, он ответил: а ты заменяй слово “страшно” на “интересно”. Каждый раз. С тех самых пор прошло много лет. Каждый раз, когда мне становится страшно, я заменяю это слово на “интересно”. Интересно, что будет дальше; интересно, получится ли; интересно попробовать себя еще раз… Интересно.

– Все ваши слова и поступки в очередной раз утверждают ваш образ self-made man. Ваши герои, следуя жанру экшна, тоже сильные и мужественные. Но не смущает ли вас то, что фильмы этого жанра в последнее время все чаще относят в кино-поп-корну?

Не смущает. Мне такие вещи читать не обидно. Да, неприятно, что фильмы экшн-жанра относят к чему-то второсортному. Когда вышла «Черная роза», я в первый раз сделал тур. Я представил фильм в Питере, в Москве, в Краснодаре, в Ростове, в Сочи, в Серпухове, в Туле, в Астане. Причем все это сделал за неделю. В каждом из городов мы делали премьеры. В нескольких городах я столкнулся с тем, что мне задали вопросы такого рода: зачем вы воскрешаете эти фильмы категории “В”? Фильмы, с которыми сравнивают «Черную розу» – с классическими боевиками Сталлоне, Сигала иди Арнольда – в те времена эти фильмы не были никакими фильмами категории “В”. Эти фильмы собрали миллионы долларов. Они подняли с дивана не одно поколение людей. Поэтому, когда такие фильмы относят к «поп-корну»… Знаете, если хотя бы один человек выходит после сеанса из зала и думает: «Вот, блин, Александр Невский, был худым московским парнем… А сейчас снимает фильмы и играет в них главные роли. Если у него получилось, значит, и у меня получится!» – то почему нет? Кто-то возьмет и начнет действовать. И таких людей массы. Я каждый день встречаю таких людей и получаю от них письма.

– Но все-таки, это все о мотивации. А как же духовность?

Здесь я упомяну «Золотой Глобус». «Глобус» – вторая по величине и престижу награда после «Оскара». Причем она считается и более демократичной за счет того, что выдается и за драмы, и за комедии. В этом году, все картины, победившие на «Глобусе», получили «Оскар». Все актеры, получившие «Глобус» также взяли «Оскар». Что касается так называемого Арт-хауса – я отсматриваю эти фильмы десятками. К слову сказать, я являюсь единственным россиянином-членом академии «Золотой Глобус». Да, я с детства фанат экшн-фильмов, но это не помешало мне познакомиться с творчеством Скорсезе и пересмотреть все его работы. То же самое было и со Спилбергом. Или, например, Роман Полански. Он может сделать и «Пианиста», а может и что-то в духе … Вы смотрели его старые участики? С чем я хочу не согласиться, так это с тем, когда экшн-фильмам отказывают в духовности. Это неправильно. По той простой причине, что будучи вот таким худым мальчишкой и, посмотрев в 1986 году фильм «Конан-разрушитель» я стал тем, кем стал. Этот фильм сделал меня не только хорошо мотивированным молодым человеком, но и научил тем вещам, о которых рассказывают и книги. «Три мушкетера», «Одиссея капитана Блада»… – их, наверное, в таком случае тоже можно назвать “поп-корном”, что, возможно, и делали критики того времени. Тем не менее, чем учили эти книги? Они учили тому, что мужчина должен быть бесстрашным, он должен уметь постоять за себя и за близких, он должен не бояться приключений. Он должен быть настоящим мужчиной, а женщина, девушка должна быть романтичной, чистой, честной. Эта та же самая духовность, просто, возможно, поданная в попсовом варианте. Не загрузочном, если можно так сказать. Поэтому когда подобным кино-, литературным и другим произведениям отказывают в духовности, на мой взгляд, это неправильно. Каждое кино имеет право на существование, не нужно отказывать ни одному из жанров, но и перегибать не нужно.

– А как же тогда фильмы Ларса фон Триера? Его творчество находит большой отклик у современной аудитории. Что это – очередная волна мейнстрима?

Пару слов о фон Триере. Я вообще никогда не брошу камень в своих коллег, потому что знаю, насколько тяжело снять любое кино: задумать, найти финансирование, иметь хороший сценарий, отработать с кастинг-директорами по касту, собрать съемочную группу, найти хорошего оператора. Выстроить все так, чтобы вся картина была отснята от начала и до конца во время съемочного процесса. Выстроить все грамотно пост-продакшн с точки зрения монтажа. Выстроить правильно пост-продакшн с точки зрения звука и музыки. Выстроить пост-продакшн с точки зрения спецэффектов. А дальше – выпустить картину по всему миру и попытаться вернуть деньги. И это я сейчас вкратце рассказал то, о чем можно дать месячный курс. Другое дело – снимать порнографию и выдавать ее за арт-хаусную историю. При всем моем уважении, это то, чего я не понимаю. Делать картины с серьезным настроем на арт-хаусный шедевр, при этом снимая порно… Ну, это, наверное, модно. Помню был режиссер, Винсент Галло, он снял фильм «Коричневый кролик». И вот там в картине был порнографический момент, который привлек внимание всей прессы. Режиссер стал давать на каждом углу интервью от том, насколько порнографический элемент в картине отражает стремление, томление и внутреннюю борьбу героя. Известный, но, к сожалению, уже покойный критик Роберт Эберт сказал как-то, что последнее, к чему нужно прибегать для привлечения внимания, когда ты хочешь изобразить что-то – так это к порнографии. Что же касается фон Триера, то я считаю, что если фильмы нравятся большому количеству людей, то в этом нет ничего плохого. Но говорить о шедевральности творчества этого товарища … Я бы поспорил. Но это мое личное мнение. В моих фильмах таких проявлений арт-хауса точно не ждите.


– Однако та картина, над которой вы сейчас работаете в качестве продюсера, уже не из разряда экшн-историй.

Это драмеди. Фильм называется «Меняя жизни» / «Changing lives». Марк Дакаскос режиссер и исполнитель главной роли. Задумывалась картина как драма, но потом мы внесли элементы комедии и решили, что в конце будет хиппи-энд. Там снимаются хорошие российские актеры: Наталья Медведева, Оксана Сидоренко… Хорошая история о том, как один журналист, плейбой решает круто изменить свою жизнь и сталкивается с тем, с чем обычно сталкиваются все в жизни. Эта картина для меня необычна. И, думаю, для моих зрителей она окажется тоже необычной. И уж для зрителей Марка, которые ждут, что он начнет месить двести человек – тоже.

На съемках фильма
На съемках фильма

– Что касается сюжета: действие происходит в России, главный герой хочет усыновить ребенка… Насколько реалистичной получится картина?

Главный герой у нас не американец, он англичанин. Поэтому на него не распространяются эти законы. Вообще, если эта картина изменит у кого-то отношение к усыновлению, хотя бы даже у одного человека, то это все не напрасно. Я считаю, что если вы поднимаете какую-то проблему в фильме, лучше представлять, что будет дальше. Четко доносить свою идею до аудитории. К чему вы призываете своего зрителя? Поразмыслить над ужасами прошлого, чтобы это не повторилось? Замечательно. Мы уходим от политики. Моя политика – здоровый образ жизни. В этой же картине мы говорим не о политике, не о взаимоотношениях стран, а о конкретном выборе человека. Делать что-то или не делать. Усложнять свою жизнь, как это, возможно, кому-то покажется, или не усложнять. Творцам вообще нужно быть осторожными. Почему мне нравится развлекательное кино: чтобы ни говорили, но, когда вы даете человеку возможность отдохнуть от того, что у него вообще происходит за окном хотя бы на полтора часа – вот это круто. И в этом нет ничего плохого. Потому что через полчаса человек опять вернется в свою историю. Мои фильмы – это мой взгляд на политику. Есть русский герой, который ничем не хуже американских. И он, повторюсь, находится не в противоборстве с американским, а они вместе борются со злом. Вообще я российский гражданин, у меня российский паспорт в кармане. Но мне нравится Америка. Я живу там. И не скрываю этого. И в Америке я выступаю против, когда о России говорят плохо. Здесь же, в России, я стараюсь бороться с анти-американизмом. У нас великие страны. И я надеюсь, что так история, что происходит сейчас, это непонимание – все это скоро прекратится.

– Как вы относитесь к критике? Важна ли она для вас? И как правильно ее воспринимать?

Для меня важнее следующий проект. Конечно, чем успешнее ты становишься, тем чаще сталкиваешься с негативом. И ожидать того, что будут гладить по шерстке – неправильно. Не нужно от этого зависеть. Важно, чтобы вас поддерживали близкие люди. Ждать от чужих людей того, что они будут воспринимать все положительно и поддерживать вас… Нет, можно, конечно. Вообще, есть замечательная песня, где поется “if you love me – thank you, if you hate me – f*** you…”. Именно так и нужно себя тренировать, чтобы стать неуязвимым. Я не говорю о том, что можно расслабиться, позволить себе меньше работать и плевать на мнение окружающих. Вы должны выкладываться по полной. Но не расстраиваться из-за критики, тем более, если очевидно, что она необъективна. Будет масса вещей, которые будут отвлекать, расстраивать. Не позволяйте никому расстраивать себя. И даже если вы расстраиваетесь, не сдавайтесь. Еще 14-летним мальчишкой я решил, что не сдамся и буду каждый день идти к своей цели. Так и есть. До сих пор. Если я не снимаюсь где-то, я больше тренируюсь. Если нет возможности пойти в тренажерный зал – я смогу дать больше интервью. Если нет тренажерного зала и нет интервью – я поотжимаюсь и сяду за новый сценарий. Каждый день – новый шаг, который, независимо ни от кого, будет двигать меня дальше. Такая вот несложная философия.

Беседовала Юлия Антонова, специально для Musecube

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Бездарность и лгун. Два слова, но они более чем хорошо описывают этого человека.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.