SYC9569Группа «Несчастный Случай» – всегда желанные гости в нашем городе. Совсем скоро, 9 и 10 апреля, коллектив представит на сцене петербургского ТЮЗа ставшую уже традиционной программу «Халатные концерты». В преддверии этих концертов бессменный лидер команды Алексей Кортнев дал порталу MUSECUBE интервью, из которого можно узнать, как музыкант на своем личном примере борется с халатным отношением и что думает об интеллигентах. О проекте «Доброе дело» на телеканале «Че» и самоиронии, о петербургской публике и героических поступках – в свежем материале Марины Константиновой.

– Для начала хочется поговорить о «Халатных концертах», которые состоятся в начале апреля в ТЮЗе, то есть совсем скоро. Главная особенность их в том, что и гости, и музыканты одеты в халаты, пижамы и тапочки, а сама атмосфера больше напоминает душевное дружеское чаепитие. Кому и как впервые пришла в голову идея такого, скажем прямо, нестандартного формата для выступлений?

– Во-первых, не все зрители строго переодеваются в домашнюю одежду, это все происходит сугубо по желанию. Мы действительно накрываем на сцене стол, с разнообразными закусками и угощениями. Радостно, когда люди, уже заранее зная специфику мероприятия, приносят с собой пресловутые халаты-пижамки и затем переодеваются. Особенно очаровательно выглядят дамы, которые даже специально накручивают бигуди по такому случаю. А придумалось все это очень давно, лет 12-13 назад. Мы попробовали тогда этот формат поиграть, но, скажу честно, с ним не справились.

– А в чем тогда была сложность?

– Вы знаете, я тогда еще не научился управлять человеческими потоками на сцене. Нас захлестывало количество людей, которые на нее выходили, хотя все вели себя вполне прилично. Но, если человек оказывается на сцене, где стоит стол с наливками и закусками, то через пять-шесть песен он начинает себя вести более развязно. Теперь все эти вопросы, как мне кажется, решены позитивно. Последние два года, с тех пор, как мы снова начали играть «халатники», уже никаких проблем не возникает.

– Есть ли люди, которые не очень одобрительно относятся к подобного рода мероприятиям, не воспринимают эту концепцию?

– Я не в курсе. Наверняка такие люди есть, но я с ними как-то не сталкивался. На всех наших страничках в соцсетях отрицательные отзывы мне пока не встречались. Но я, конечно, уверен, что найдутся и те, кому это не понравится.

– А в чем принципиальное отличие петербургских слушателей от всех прочих?

– Я совершенно точно могу сказать, что на наши концерты ходит однородная публика. Такое чувство, что питерцы проникли по всему миру и специально выкупают билеты на выступления «Несчастного Случая». Что в Нью-Йорке, что в Хабаровске приходят люди с разным уровнем дохода, очевидно, разным уровнем образования, но с примерно одинаковым выражением лица и некоторой особенной вопросительной интонацией во взгляде.

SYC9588– К вопросу о халатном отношении. Часто ли оно встречается Вам в жизни?

– Конечно, часто. Ну, а как же?

– Надо ли с ним бороться, как Вы думаете?

– Да. Я борюсь с ним собственным примером, своей жизнью: стараюсь все доводить если не до совершенства, то до какого-то логического конца. Мне кажется, что самый простой способ не прийти к халатному состоянию – элементарно перестать мусорить.

– Еще Джоанна Стингрей к этому призывала…

– Совершенно верно. Я вот этим занимаюсь со своими детьми, несколько раз в год устраиваю такой экологический патруль. Мы берем наш автомобиль, минивэн, туда набивается куча детей, в перчатках и с мешками. Ездим по близлежайшей деревне, окрестным рощам, и они выскакивают и собирают мусор. Дети счастливы!

– И они воспринимают это не как скучное принудительное действие?

– Они в этот момент рейдеры, понимаете? Я сижу за рулем и отдаю команды: «Справа на восемь! Слева на пол-одиннадцатого!». То есть указываю, где мусор лежит. Сразу выскакивает кто-то из детей, хватает какую-нибудь банку и убирает. Вот с этого, мне кажется, может начаться борьба с халатностью.

– Известно, что Вы непосредственно причастны к такому проекту, как «Доброе дело». Расскажите, пожалуйста, о нем поподробнее. Какие истории оказались для Вас наиболее запоминающимися?

– К сожалению, наиболее впечатляют и запоминаются трагические эпизоды. Конечно, хочется, чтобы самыми яркими моментами оставались истории спасения котят и щенков, это было бы прекрасно. Но за тот год, что снимается программа, меня больше всего потрясли примеры самоотверженности людей, вплоть до их гибели. Такое очень трудно как-либо комментировать, правда.

– Но ведь по какой-то причине Вам так надо?

– Это совершенно катарсиальная история. Люди, которые смотрят данную передачу, плачут от благодарности и восхищения, я могу подтвердить как очевидец. Подобное очень дорогого стоит.

– Стать участником программы теоретически может любой человек?

– Мы принципиально в каждом выпуске говорим о каких-то мелочах, например, как мальчик перевел бабушку через дорогу, что, в общем-то, не потребовало от него каких-то усилий. И затем от подобных историй – к случаям, когда человек в критической ситуации закрывает собой детей, спасая их, но жертвуя при этом собственной жизнью.

– То есть от малого – к великому?

– С этим, конечно, невозможно смириться, на съемках все рыдают, включая меня. Но, как Вы правильно сказали, мы хотим показать спектр поступков: от каких-то малых и незначительных до героических. Нельзя сказать, что они равноценные, но одинаково необходимые и важные для всех нас.

SYC9592– Часто говорят, что современное общество стало черствым и равнодушным. Получается, Ваша программа это опровергает?

– Именно. Мы занимаемся доказательством того, что живое живо в человеке. Кроме того, парадокс программы заключается в том, что как раз без черствых людей ее бы и не существовало – некому было бы снимать все это на телефон.

– Давайте вернемся к музыке. Есть известная шутка о том, что творчество «Несчастного Случая» – это «когда еще не дослушал песню…»

– … А уже почувствовал себя интеллигентом. Да, знаю такую, конечно.

– Как Вы относитесь к подобному восприятию собственного творчества? Кто такие интеллигенты, на Ваш взгляд?

– Это, наверное, все-таки вымышленная какая-то корпорация безумцев. Хотя, почему безумцев? Вполне себе «умцев». Я отношусь к этой шутке с большой долей удовлетворения, на мой взгляд, это комплимент. Очень радостно, что мы именно такое впечатление производим.

– Некоторые считают, что интеллигентность – это определенный уровень самоиронии.

– Да, пожалуй. Некий уровень самоиронии плюс еще какое-то ментальное действие. Если ты хотя бы раз сдал какой-то экзамен, на котором пришлось сильно поломать голову, то уже входишь в эту корпорацию. Те люди, которые не удосужились ни разу преломить свое мышление, никогда не пойдут на концерты «Несчастного Случая» – им попросту не нужны парадоксальные формулировки.

Беседовала Марина Константинова, специально для MUSECUBE.
Фотографии Евгении Прокофьевой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.