3120 декабря минувшего года индастриал-панк группа dorblue презентовала свой новый альбом «Дисангелие», а недавно коллектив покинул барабанщик. Корреспондент Musecube встретился с вокалистом и автором текстов Кириллом Марфиным, чтобы обсудить вопросы музыки и жизни.

В социальных сетях сейчас активно обсуждается уход из вашей группы барабанщика. Расскажите немного об этом.

Кирилл Марфин: Я думаю, что мы просто устали друг от друга. Коллектив плотно работал над альбомом, практически полгода мы жили бок о бок, творческий процесс вымотал нас. Иван (Иван Грибоедов – примечание автора) сделал для нас все что мог, и думаю, что и дальше у него все сложится удачно.

Что будет с Dorblue дальше?

Кирилл: Мы активно ищем ударника, записываем сейчас новый агрессивный материал, благо, для этого барабанщик не нужен. Думаю, нам удастся по-новому о себе заявить. Предполагается, что альбом выйдет ближе к концу года.

Зимой вы выпустили предыдущий альбом. Как удается столь быстро записываться?

У меня никогда не было проблем с творчеством, есть огромное количество материала, которого хватит на пятнадцать – двадцать альбомов вперёд. Конечно, я преувеличиваю, но тем не менее творческий процесс идет все время, даже сейчас. Наверняка после этого разговора родится новое стихотворение.

Расскажите, пожалуйста, о развитии группы Dorblue – с чего вы начинали и к чему пришли.

Кирилл: Сначала расскажу о том, почему мы так странно назвались. Собрались три музыканта, которые хотели делать что-то новое, еще сами не знали что, и придумали название, которое ни к чему нам не обязывало. Если бы мы назвались «Адская сатана», то пришлось бы всю жизнь быть адскими. Но иногда наша фантазия играет с нами злую шутку – люди бывают ошарашены содержанием творчества, которое скрывается за столь аппетитным названием. И все же в названии есть ирония, которая пронизывает все наше творчество.

Ваш стиль музыки называют индастриал-панк, что это для вас означает?

Кирилл: Я не люблю градации на стили, кроме того, у меня не поворачивается язык сказать, что я музыкант. Я слушаю Шопена, Моцарта, и могу назвать себя скорее публицистом. Я хочу донести свое видение до людей, открыть им глаза.

11Какой месседж несет ваше творчество?

Мы начали заниматься музыкой, чтобы не подстраивать свою жизнь под существующее мироустройство. И основную проблему мы видим не в том, что вокруг все плохо, а в том, что люди у нас инертные: им куда скажешь – они туда и пойдут. Хочется привести в качестве примера шутку из книги Сергея Минаева «Духless»: слоган компании Nike «Just do it» для России нужно поменять на «Do something». Цель нашей музыки – расшевелить людей, убедить их что-то делать.

В прессе вас называют российскими последователями Мэрилина Мэнсона. Как вы относитесь к такому сравнению?

Дело в том, что Мэрилин Мэнсон – самый популярный из тех исполнителей, у кого мы крали песни. Вся музыка, которая существует, придумана до нас – мы не можем сочинить ничего нового. Музыка – это как наскальная живопись, мы же не будем сейчас говорить: ребята, давайте соревноваться – кто лучше на скалах рисует. А ведь когда-то это было очень актуально, и, наверное, чуваки, которые рисовали на скалах, были кем-то вроде современных рок-звезд.

Что вас вдохновляет на написание песен?

Меня вдохновляют вопросы, на которые нет сиюминутных ответов. А еще, возможно, что-то новое и неизведанное.

Православные активисты в Липецке хотели запретить ваш концерт. Как вы относитесь к подобной цензуре?

Мое отношение к такой структуре, как русская православная церковь, далеко от дружеского и миролюбивого. Мне все равно во что верят люди: в то, что змеи разговаривают с людьми, МЕРТВЕЦЫ совершают вертикальные взлёты. Это их дело – пускай верят. Другое дело, что у любой религии есть социальная составляющая, и то, как ведет себя сейчас РПЦ – это агрессивный бизнес, который не облагается налогами. Я не радикальный активист и не призываю сбрасывать кого-либо с колокольни. Но меня пугает табуированность этой темы. Те СМИ, которые освещают темы, связанные с РПЦ, не боятся об этом говорить, для меня – детектор свободы. Поэтому лукАвая улыбка появляется на моем лице, когда происходят скандалы, подобные ситуации в Липецке.

Какую смысловую нагрузку несет сценический образ вашего коллектива?

Почти всё, что Dorblue делает на сцене, сделано для привлечения внимания к тем идеям, которые мы хотим донести до слушателей. Невозможно говорить о свободе, которая выходит за рамки существующей реальности, и при этом быть одетым в пиджак, и гладко выбритым, как офисный работник. Мы обречены выглядеть не по канонам и несколько вызывающе.

Получаете ли вы эмоциональную отдачу от своих поклонников?

Это, наверное, единственная валюта, которую нам платят за творчество. Самое яркое впечатление остается после живого общения – к нам часто подходят после концертов. Мы пользуемся спросом в провинции, в Санкт-Петербурге народ более пресыщенный. Возможно, если я сейчас встану и начну петь одну из наших песен, ребята за соседним столиком никак не отреагируют (рядом сидят парни и обсуждают свои проекты, непрерывно матерясь – примечание автора). В интернете тоже много чего пишут, причем много деструктивной критики. Конечно, я понимал, что, если ты пытаешься людей окунуть в холодную воду, растрясти их, последует обратная реакция, и тебя будут смешивать с дерьмом. Но к злым, негативным отзывам я оказался не готов.

21Кирилл, я знаю, что вы ценитель творчества Ларса фон Триера. Сказалось ли впечатление от его фильмов на вашем творчестве?

Фильм «Антихрист» в свое время перевернул мое представление о кинематографе, поразил меня. Шрифт для оформления нашего альбома «Дисангелие» был навеян этим фильмом.

Чем увлекаетесь кроме концертной деятельности и записи альбомов?

У меня девушка есть, до этого увлекался девушками. Кроме того, читаю книги: Ницше, Сергея Минаева, классическую литературу из школьной программы. Я считаю, что литературу в школе нужно запретить, разве что Пушкина оставить, так как дети не готовы читать серьезные вещи. Например, Достоевский может дать неправильные ориентиры несозревшей личности, но для взрослого человека он – кладезь познания.

Когда можно теперь услышать Dorblue?

Осенью будет тур, а летом планируем выступить на нескольких фестивалях: Нашествии, Ozzfest.

Хотели бы вы что-либо пожелать читателям musecube в этот чудесный солнечный день?

Я хотел бы пожелать всем людям в мире делать что-то, не бояться раздвигать границы мироздания.

В свою очередь хочется пожелать коллективу Dorblue найти отличного ударника: лучшего из лучших, талантливейшего из талантливейших.

Беседовала Алла Игнатенко, специально для MUSECUBE
В интервью использованы фотографии, предоставленные группой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.