Иван Батарев: «Актер – профессия очень мужская»

PjJLMGtTfjoНовый театральный сезон ТЮЗ имени Брянцева начал с премьеры спектакля по пьесе А.Н.Островского «Доходное место» в постановке известного режиссера театра и кино Дмитрия Астрахана. Главную мужскую роль опытный постановщик доверил молодому, но стремительно набирающему популярность актеру Ивану Батареву.– Сколько главных ролей вы сейчас играете на сцене ТЮЗа?– Роль Жадова – это уже пятая. А ей предшествовали главные роли в спектаклях «Летучкина любовь», «Лёнька Пантелеев. Мюзикл», «Бедный рыцарь» и в постановке «Повесть о господине Зоммере». У меня был срочный ввод в этот спектакль – главную роль в нём играл мой однокурсник, однако потом он ушел из театра, так что ролью в этой постановке я открывал прошлый сезон.– Мне показалось, что есть некоторая родовая преемственность у Бедного Рыцаря из пьесы Хакса и вашего Жадова: оба – рыцари без страха и упрека, только герой сказки остается верным своим принципам, а у Островского его ломают обстоятельства…– Да, некоторое сходство есть. Но я, по законам проживания роли, все равно остаюсь адвокатом своего героя и не готов его безоговорочно осуждать.– Как вам работалось с Дмитрием Астраханом? Всем ведь известен его творческий бэкграунд: он и плодовитый кинорежиссер, и актер очень органичный. Изменилось ли в ходе репетиций ваше заочное представление о нем?

– Да я как-то не следил за динамикой своего отношения к постановщику. Просто был очень рад, что удалось встретиться с талантливым и профессиональным человеком, который знает толк в своем деле. С ним было приятно работать.

– Режиссер не раз говорил о том, что классическая пьеса Островского – это очень горячий и злободневный материал о тотальной коррупции. Вы с этим согласны?
– Бесспорно. Он будет актуален в любые времена, хорошо это или плохо. Но тема воровства там не главная. Куда важнее тема становления личности, морального выбора, которая всегда стоит перед человеком, вступающим в жизнь: по какой дорожке пойти.

– У вас были такие моменты тяжелого нравственного выбора?
– Да они у всех случаются, тем более у актеров, которым довольно часто надо выбирать между интересной, но малодоходной работой в театре и хорошо оплачиваемой халтурой в сериалах. В лучшем случае эти две ипостаси удается совмещать, в худшем – делать жесткий выбор. Да и люди других профессий постоянно выбирают: жить ли в бедности, оставаясь свободным человеком, или отказаться за большие деньги от души.

– Так или иначе, на вашем счету участие в нескольких сериалах, и я знаю, что в последнее время у вас нет недостатка в таких предложениях. Были интересные?
– Я снимаюсь мало, поскольку очень занят в театре. Но кино дает актеру совсем новый и небесполезный для профессии опыт. Это другая индустрия. Однако ни об одной своей киноработе пока не могу говорить всерьез. Хотя я всегда честно выполнял поставленные передо мной режиссером задачи.

– …Как и в спектакле «Доходное место». Что вы скажете об Алисе Золотковой, исполнившей роль Полины?
– Мы с Алисой однокурсники, до сих пор дружим и даже живем недалеко друг от друга. Так что партнерство у нас давнее. Она замечательная актриса и работать с ней одно удовольствие.

– А какой Астрахан режиссер – деспотичный или либеральный? Я была на одной из первых репетиций и успела только заметить, как он эмоционально реагирует на происходящее: то хохочет неудержимо, то едва ли не волосы на голове рвет…
– Да это неплохо, когда режиссер эмоционален. Для меня была проблема в другом: если честно, мне не очень близок метод, когда режиссер работает с актером исключительно «на показе», постановочно. Я привык искать «зерно образа» в соавторстве с постановщиком, а тут меня вставили в уже готовый режиссерский план. Но я был к этому готов, поскольку за плечами уже имеется некоторый жизненный и творческий багаж.

– Какой же спектакль вы работали не на преодоление, а именно в этой своей излюбленной партнерской манере?
– Пожалуй, это был «Ленька Пантелеев», где актеры очень многое сами придумывали вместе с постановщиками. Они были всегда рядом, но при этом давали нам полную свободу импровизировать и сочинять собственные ходы.

– Я знаю, что ваше исполнение роли Виктора Смирнова в этой постановке, которая была признана как лучший музыкальный спектакль России прошлого года, потребовало от вас поистине синтетических способностей. Не зря вашу актерскую пластику особо отметил один из членов жюри конкурса «Музыкальное сердце России», знаменитый танцовщик Гедиминас Таранда…
– Похвала профессионала всегда особенно дорога. Мы очень надеемся, что и зритель, и коллеги оценят и нашу работу в новом спектакле «Дорогая Елена Сергеевна». Про эту постановку действительно можно сказать, что она в ходе репетиций буквально рождалась на наших глазах, являясь плодом совместного творчества режиссера и актеров.

– На самом-то деле многообразие режиссерских методов – неизбежная и вовсе не бесполезная школа для актера, особенно молодого. О необходимости подчиняться воле режиссера говорил не один корифей театра. Вот и незабвенный Олег Иванович Янковский считал актерскую профессию отчасти женской – как раз из-за ее зависимости.
– За пять лет в ТЮЗе я успел поработать с огромным количеством разных режиссеров, политика нашего художественного руководителя Адольфа Яковлевича Шапиро как раз предусматривает привлечение в театр как молодых, так и опытных постановщиков. И это дает свои плоды: я ощущаю, как внутренне стал гораздо пластичнее. Есть и другие актеры, которые имеют счастье с юных лет до старости работать с одним режиссером. Не знаю, что лучше. Что касается Олега Ивановича, то я позволю себе с ним не согласиться: я уверен, что актер – профессия очень мужская.

– Аргументируйте.
– Не хочу тратить слов, но это мое глубокое внутреннее убеждение. Наверное, прежде всего потому, что это на 80 процентов тяжелая физическая работа.

– Для вас важно, что ТЮЗ ведет активную фестивальную деятельность? Много ли это вам дает как актеру?
– Фестивали дают новую широту кругозора, мастер-классы, которые проходят в их рамках, ведут знаменитые театральные педагоги, драматурги и режиссеры. Мы участвуем в актерских тренингах и играем свои спектакли в составе фестивальных программ. Каждая тюзовская «Радуга» – это прорыв в новую творческую реальность. Когда ты плотно занят в репертуаре, трудно вырваться на интересную премьеру в другом театре и уж тем паче, на театральный фестиваль. Хотя я стараюсь. Так что устроить фестиваль в собственном доме – это выход.

– Назовите самое яркое театральное впечатление последнего времени.
– Это случилось опять-таки на фестивале «Радуга»: меня поразил своей самобытностью кукольный спектакль под названием «Бастард» из Нидерландов. Один актер виртуозно манипулировал тремя куклами, и это была настоящая театральная магия. Ничего подобного я до сих пор не видел.

– А новое кино удается посмотреть?
– Меня радует, что каждый год появляются вполне достойные отечественные фильмы. Из новых мне очень понравилась картина «Рассказы», состоящая из четырех разножанровых новелл.

– Вы видели ее на фестивале?
– Нет, в обычном кинотеатре.

– Поздравляю, у вас хороший вкус: этот фильм Михаила Сегала получил не меньше десятка призов на разных уважаемых кинофестивалях. А в каких премьерах ТЮЗа мы вас увидим в новом сезоне?
– Я возлагаю большие надежды на спектакль «Дорогая Елена Сергеевна» по книге Людмилы Разумовской, где мне досталась роль Володи – одного из учеников Елены Сергеевны, который и стал инициатором драматичной коллизии, которую многие помнят по давнему уже фильму Эльдара Рязанова. Мне кажется, это очень нужный сегодня спектакль.

Фотография предоставлена пресс-службой Театра Юных Зрителей


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.