Когда Zero вовсе не ноль. Александр Красовицкий и Александр Заранкин о чём-то, кроме…

В конце июля мы встретились с группой Zero People в клубе «16 тонн» перед их очередным концертом…

Нет? Не многим понятно? А так: мы встретились с Александром Красовицким и Александром Заранкиным, чтобы побеседовать… Уже понятнее?

Объясню подробнее: лидер группы Animal ДжаZ Александр Красовицкий и клавишник этого же коллектива Александр Заранкин в 2011 году создали свой музыкальный проект – Zero People. Музыка этого коллектива  иногда абсолютно отличается от того, что делает Animal ДжаZ, а иногда удивительно дополняет.

Как сказано на официальной странице команды: «К творчеству группы Animal ДжаZ данный проект не имеет никакого отношения, кроме перечисленных выше участников. Zero People – это современное музыкальное решение рок-поэзии».

За несколько часов до концерта, в пустом зале клуба, мы решили в деталях узнать, что же такое Zero People.

 

 MuseCube: Как у вас настроение сегодня?

А. Красовицкий: Хорошее настроение, летнее! Хотя погода не соответствует (улыбается). Но я недавно из Турции вернулся, поэтому меня ещё оно не оставило.

А. Заранкин: А у меня не очень как-то…

А. Красовицкий: Потому что, когда у тех, кто болеет за Зенит оно хорошее, у тех, кто более за Спартак оно автоматически плохое! (улыбается)

MuseCube: Так Спартак же сегодня выиграл 4:1!

Zero People

А. Красовицкий: А вот ему не понравилось. Ему хотелось пять голов, а они забили только четыре…

А. Заранкин: Футбол уже не тот! Ну что там, ни одной комбинации, сплошные летуны. Где стеночки, где забегания? Где Спартаковский стиль?!

MuseCube: Вы неожиданно, по-моему, для вас самих стали участниками проекта Нашего радио «Наше 2.0». Расскажите подробнее.

А. Красовицкий: Ну, это радует и удивляет одновременно, что Наше радио вдруг заинтересовалось музыкой совершенно неформатной, вроде  Zero People. Посмотрим, может быть, пройдёт фортепианная музыка, наконец-то.

MuseCube: То есть люди голосуют за вас или это выбор редакции?

А. Красовицкий: Я, честно говоря, не знаю. Знаю только, что у них есть эта тематическая рубрика «Наше 2.0» и они её развивают. А вот как там всё происходит технически, честно говоря, не в курсе.

MuseCube: Отличаются чем-то поклонники Animal ДжаZ и Zero People. Или это одни и те же люди?

А. Заранкин: Вы знаете, у Zero People, конечно, совершенно другая публика. Они взрослее и спокойнее. Они приходят за другим на концерт.

А. Красовицкий: Но фанатская тусовка одна и та же! (улыбается)

А. Заранкин: Это, конечно, те же самые люди, но когда они приходят на Zero People, они меняются. Они приходят воспринимать информацию.

MuseCube: Два проекта не мешают вам самим, не сталкиваются?  Animal ДжаZ и Zero People?

А. Красовицкий: Как раз наоборот. Разная музыка в голове рождается. Не вся она съедобна в рамках Animal ДжаZ.

А. Заранкин: В Zero People можно быть уверенным, что ни одна заготовка не пройдёт не замеченной. Тут всё кстати, всё ко двору.

А. Красовицкий: Здесь нет никаких правил. И в Animal ДжаZ их не очень много… а тут совсем  нет. Поэтому всё, что не подошло в Animal ДжаZ, я сливаю в Zero People. (улыбается)

А. Заранкин: Но бывают и приятные исключения. Самое лучшее из Zero People, то, что прямо удалось на 100%, отдаётся Animal ДжаZ.

MuseCube: Это получается прямо младший ребенок, донашивающий вещи старшего.

Александр Красовицкий

А. Красовицкий: Нет, это скорее два параллельных развития. Zero People не конкурент, конечно, Animal ДжаZ, но они друг друга любят. По возрасту он младше, но при этом по своему самосознанию и внешнему виду, может, и старше выглядит, чем Animal ДжаZ.

MuseCube: А когда Zero people разовьётся до масштабов Animal ДжаZ, справитесь с двумя?

А. Красовицкий: Это вряд ли возможно. Zero People – камерная история. Но если это произойдет, тогда будем рассматривать проблему.  Потому что это будет, наверняка, проблемой. Сейчас об этом говорить нет смысла, потому что… Потому что нет смысла (смеется).

MuseCube: Сейчас у вас последний концерт перед большим перерывом. Что будете делать в перерыве?

А. Красовицкий: Кто бы знал, каким будет этот перерыв!

А. Заранкин: Наш «большой» перерыв будет всего месяц! Более того, вернёмся мы опять в «16 тонн».

А. Красовицкий: Мы, на самом деле, этого не знали. Сейчас наш директор сообщил эту радостную новость. Мы так нравимся, что нас зовут ещё и ещё. А мы и не против!

А. Заранкин: Вообще, мы планировали в перерыве немножко обновить репертуар. У нас на самом деле очень много чего есть! (улыбается)

А. Красовицкий: Мы сели с Александром, наконец, за рояль. Точнее, он сел, а я сел около рояля. И вот за четыре дня репетиций мы настругали семь песен! Но они в формате фортепиано-голос. Мы пока не знаем, куда и как развивать этот проект, в смысле стилистического звучания. Делать такой же альбом, как «Ловец тишины» не хочется, да, честно говоря, и не получается. В тот период мы начинали  Zero people с нуля. Сейчас Шурик уже оброс мясом технически, творчески. У него появился опыт. Когда аранжировка достаётся ему, то он из неё делает такую электронную музыку, которая совсем не похожа на «Ловец тишины». Так что если кто-то ждёт продолжения предыдущего альбома, он сильно разочаруется. Этого в любом случае не будет. А что будет пока непонятно! Нам так нравится, как звучит фортепиано плюс голос! Практически, идеально звучит. Русских текстов ещё ни к одной из этих песен нет, но сами они уже готовы на 80-90%.

MuseCube: То есть месяц вы посвятите работе над новым материалом?

А. Красовицкий: Ну, в общем, мы уже ему посвятили достаточно и будем продолжать.

MuseCube: А как же отдохнуть? Полежать на газоне?

А. Красовицкий: Я уже полежал, в июле. Две недели в Турции.

А. Заранкин: Я на завалинке посидел в Воронеже, в деревеньке. Очень хорошо.

MuseCube: Вы объявили, что сегодня представите новую кавер-версию. Почему Тина Тернер,  почему именно “Simply the best”?

А. Красовицкий: Я давно хотел эту песню сделать, моя инициатива. Очень она мне нравится. Я думал её сделать в Animal ДжаZ, потом понял, что эта группа может только больше рока добавить. И всё. Осознал, что надо нашим обычным ходом пойти – всё перевернуть с ног на голову! Лучше всего это получиться у Zero People в данной ситуации. То есть сделать наоборот максимально облегченную версию, лаконичную.  Вот посмотрим, насколько людям это понравится на концерте. Но когда мы сами её делали, нам понравилось. Получилась восьмибитная музыка, сыгранная на фортепиано. По-моему, это вообще новое слово в истории мировой музыки, когда человек на фортепиано «восьмибиточку» исполняет, а рядом с ним сидит товарищ и полу-оперным вокалом распевает какие-то модуляции. В общем, такого мир ещё не видывал. Это очень радует. Революция грядёт! (улыбается)

MuseCube:  У вас не бывает конфликтов творческих, внутри дуэта?

А. Красовицкий: Конфликты – это вообще сложная штука. Менее конфликтного человека, чем Александр, я себе не представляю. Он, конечно, может чуть-чуть порычать, но когда я его уже совсем достану. (смеется) В любом случае не на репетициях. На репетициях у нас с ним какая-то идиллия. Да по-другому и быть не может. У нас совершенно одна цель и мы не тянем одеяло каждый на себя. Есть песни, которые Александр написал. Есть песни, которые я написал. Есть песни, которые прямо на репетиции вместе сочинили. Амбиции творческие у нас присутствуют, но только, как у проекта, не как у конкретных музыкантов, у одного или другого.

Александр Заранкин

А. Заранкин: Ну, была, на самом деле, пара репетиций… (улыбается) Это давно очень было, в ранний-ранний период. Александр Михалыч злился, когда мы по пять часов одну какую-нибудь дурацкую часть песни повторяли. Это было очень изнурительно. Я был весь в слезах. (смеётся)

А. Красовицкий: Это были не творческие конфликты. Это были конфликты меня, который холерик, который хочет быстрее-быстрее… Когда, тем более, идея какая-то горит… А Александр – он более спокойный. При этом он ещё не очень владел техническими аппаратами, которые вокруг себя горами понастроил. С течением времени он от всего избавился, теперь у него жалкий laptop и клавиши.

А. Заранкин: Да, по-моему, мы уже на пианино просто перешли.

А. Красовицкий: Да и пианино умирающий инструмент. Скоро он просто будет на мелодионе фигачить, а я буду подпевать. А потом, глядишь, и на ксилофон перейдём.  В общем, лаконизм усиливается, а конфликтность уменьшается. Потому что теперь все песни делаются за двенадцать секунд. (улыбается)

А. Заранкин: «Нет девайса – нет проблемы!» – решил я и стали мы играть под фортепиано.

А. Красовицкий: И с тех пор понятие пятичасовых репетиций ушло в прошлое!

MuseCube:  Какие площадки вы больше любите? Клубные или большие, фестивальные?

А. Красовицкий: Zero People, конечно, любит стадион Уэмбли. Обожаем!  Как представлю себе – одинокий Александр где-то там, в правом углу, далеко-далеко. И я, где-то на подиуме, за километр от него, перед толпой раскидываю руки и пою: «Ма-а-а-ятник…» И весь Уэмбли мне подпевает…

А. Заранкин: Стадионы – это наш формат!

(улыбаются)

А. Красовицкий: На самом деле, про одну новую песню из тех семи, что мы сейчас написали, Шурик сказал: «Это ж стадион!»

MuseCube:  А если не проект Zero People, а именно Александр и Александр какие площадки предпочитают?

А. Красовицкий: Я люблю большие площадки, конечно же. Там, где можно попрыгать, побегать. Но если бы одни большие были, то, наверное, захотелось бы камерных. Только не фестивальные. Потому что на сольных выступлениях всё к твоим услугам, все работают на тебя, техники думают о твоей группе. А на фестивалях все думают о том, что уже следующий коллектив через пятнадцать  минут выйдет и какой у них там райдер, и что нужно выставить срочно.

А. Заранкин: Камерные. Мне вот очень понравилось, как мы играли последний раз в Петербурге. Это был, типа, квартирник. Было очень хорошо!

А. Красовицкий: В фотостудии мы играли. Получается, чем меньше приспособлено место для концертов, тем больше тебе нравится? (обращается к Заранкину)

А. Заранкин: Да. То есть просто электропиано на какую-то табуретку положили, две колоночки, и вперёд!

Zero People

А. Красовицкий: Положили меня на вторую табуретку… (улыбается) И прекрасно, лёжа сыграли квартирник почти для ста человек.

А. Заранкин: Никого не было: ни звукорежиссеров, ни техников, вообще никого больше из персонала. Как скоморохи! (улыбается) Приходишь, разложился и вперёд.

MuseCube: У Zero People уже есть несколько званий. Вы были в десятке открытий по версии Last.fm. Получили «Золотую Горгулью» как  лучший независимый проект 2012 года.  Какие бы ещё хотели звания получить?

А. Красовицкий: Лучшая группа вселенной, конечно же. (улыбается) Премия с одной стороны, вещь смешная, а с другой стороны, «Горгулью» было приятно получить, например. Когда это действительно выбор жюри, каких-то творческих людей, тогда это круто. Когда выбирает народ – это ещё приятнее, чего уже тут говорить. Мы не чужды всему этому. Если бы нам было всё равно, то сидели бы себе дома, записывали песенки и никому бы их не показывали. Но раз уж мы вышли на сцену, наверное, мы хотим признания и всего прочего. Но это побочный момент музыкальной деятельности. Только так это и нужно воспринимать. Дадут – ну, молодцы! Не дадут – да и фиг с ними! Главное, чтобы люди радовались на концертах.

MuseCube: А кто вас вдохновляет?

А. Красовицкий: Ну-ка, ну-ка… У меня то всё просто, мне интересно как у Александра с этим обстоит. (улыбается)

А. Заранкин: Моя жена и моя дочь!

А. Красовицкий: Тоже всё просто, как и у меня! (улыбается)

MuseCube: А коллеги по цеху? Может быть, нравится чьё-то творчество, равняетесь на кого-то?

А. Заранкин: Всё слушаем, всё принимаем к сведению!

А. Красовицкий: У Zero People очень сложно с этим! Мы слушать-то слушаем, но, опять же, группе, существующей в формате фортепиано плюс вокал, на кого равняться? На Хворостовского? На русские романсы? Бессмысленно. У нас совершенно другая история.

Когда у нас была какая-то электронная тема, битовая, то можно было сказать, что вдохновлял последний сольный альбом Тома Йорка. Хотя всё равно всё получалось отличное, перпендикулярное. То есть сейчас, когда мы так минимизировали процесс, нам не на кого равняться. Нам нужен только голос, музыкальный материал и клавиши. Всё.

MuseCube:  А совместно с кем-то не хотите сделать песни?

А. Красовицкий: Ну, вот у нас были совместные выступления с западными коллегами. Почему-то сразу так вышло, случайно. В течение полугода два дуэта было. С Джоном Форте на сцене, во время концерта. С Омаром Торресом во время эфира на телеканале «Дождь». Ещё был с Анной Пингиной дуэт на нашем альбоме. Она и на концерте нам подпевала очень круто. Но вот этим всё пока и ограничивается.

Хотя, есть у меня одна мысль интересная… Но я её не скажу. Ещё украдут! (смеётся)

MuseCube: Вы всегда участвуете во множестве фестивалей! А есть любимые? Где комфортнее всего?

А. Красовицкий: Да все любимые! Я люблю фестивали. Это своя, особая атмосфера. Тусовка! Но особо хочется отметить «Kubana». В прошлом году они нас поразили! Организация была на высшем уровне. Представляете, у каждой группы свои отдельные палатки, с кондиционером, кулером, напитками. А главное, всё работает! (смеётся) Это всё в чистом поле. За сценой никого! То есть обычно там толпы непонятного народа: друзья друзей исполнителей, какие-то прихлебатели. Не протолкнёшься, нормально на сцену не выйдешь. А тут тихо, пусто, можешь собраться с мыслями. Про работу техников я вообще не говорю! В общем, мы были, мягко скажем, приятно удивлены. Пока что, в нашем рейтинге фестивалей «Kubana» уверенно занимает первую позицию. Вот поедем скоро в этом году, посмотрим. Очень надеемся, что ничего не изменится!

MuseCube: По традиции, скажите, что-нибудь теплое, доброе читателям Musecube.

А. Красовицкий: Саша, давай ты! А то вечно я что-то выдаю…

А. Заранкин: Ну, я думаю… Медвежонок!

А. Красовицкий: Лучше и не скажешь!

(Общий громкий смех)

 

 

Беседовала Анна Якина, специально для MUSECUBE.

Фото Александры Дурницыной.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.