Максим Тимошин – человек уникальный. У него получается буквально всё, что он планирует сделать. Придумав однажды концепцию проекта Jazz In Motion, он не только воплотил её в жизнь, но и привёл к впечатляющим результатам.
Musecube встретился с Максимом в гримёрке Арт-кафе «Дуровъ» в антракте концерта, посвящённого четырёхлетию проекта, чтобы подробнее узнать, что же такое Jazz In Motion, и куда движется современная джазовая музыка.

Musecube (М.): Добрый вечер, Максим! Как впечатления от первой части концерта? Всё идёт по плану?
Максим Тимошин (М.Т.): Да, всё отлично. Хорошие музыканты выступают, хорошая атмосфера, я рад.
М: Вы сами играете на саксофоне, причём, шикарно…
М.Т.: Я закончил Гнесинскую академию, был и остаюсь профессиональным музыкантом. Играл в своё время в оркестре с Георгием Гараняном…
М: Расскажите, как начинался проект Jazz in Motion? Что послужило отправной точкой? Как пришла в голову идея его создания?
М.Т.: В своё время я работал в клубе Игоря Бутмана. Был сначала PR-менеджером, потом – исполнительным директором.
М.: То есть Вам удавалось совмещать занятия музыкой и работу у Бутмана?
М.Т.: Нет, профессионально я там не играл, а занимался пиаром и раскруткой клуба и концертов, которые там проходили… Это был Le Club, наверное, самое известное джазовое место в Москве и по сей день. Потом ушёл на телевидение, работал три года на СТС в программе «История в деталях». Однажды мы снимали сюжет про певицу Азизу, и я выбрал для съёмок Арт-кафе «Дуровъ», познакомился с его руководством, и мне так понравилось это помещение, что я предложил: «Не хотите ли вы проводить тут джазовые концерты?» Мне ответили: «Да, пожалуйста, давайте». Я очень долго подбирал название проекта, мы готовились с мая по конец июня. Это был серьёзный подготовительный период: пиар, реклама и т.д. Мы решили попробовать сделать четыре концерта в первый месяц, т.е. раз в неделю. И в первый же раз, на открытие проекта (а это был последний четверг июня), сходу пришло много людей. Потом были ещё три концерта… Вот так и идёт уже четыре года.
М.: А в чём соль проекта Jazz In Motion?
М.Т.: Jazz In Motion – джаз в движении… Есть много консервативных джазовых проектов, которые мне, на самом деле, не очень нравятся. Не нравятся они и слушателям… Я же хочу показывать джаз разносторонний. Ведь очень много артистов по всему миру, которые работают в смежных жанрах. Если приехать, к примеру, на всемирно известный Montreux Jazz Festival, там очень часто можно встретить самых разноплановых и зачастую совсем не джазовых исполнителей. Там и Фил Коллинз, и Карлос Сантана, которые не являются чистыми джазменами.
М.: Сейчас вообще общемировая тенденция в музыке – это фьюжн. Смешение нескольких стилей. В джазе так же… Или нет?
М.Т.: Да, сейчас действительно популярно смешение самых разных стилей, и именно Jazz In Motion, как джаз в движении, позволяет внутри себя сочетать различных артистов. У нас было много концертов с участием поп-звезд. Выступал Тимур Родригез, это называлось Jazz Hooligans, когда они пели современные песни «Блестящих» и прочих, но в современной джазовой обработке. Также у нас выступал Виктор Добронравов, актёр, у которого есть свой проект с музыкой из советских кинофильмов. Выступала группа, играющая русский фолк в джазовой обработке. Кстати, в феврале прошлого года они выступали на фестивале «Русская Масленица» в Лондоне… С кем мы только не сотрудничаем, и мне это нравится. Совсем недавно, в мае, был день рождения группы «A’capellа Expresss», на который приходил и играл в качестве гостя Андрей Макаревич. Иначе говоря, джаз в движении – возможность показать, что есть много людей, которые любят хорошую музыку, импровизационную и при этом очень разную. Фишка именно в этом – показать, что есть не только занудный, консервативный, старый джаз… И, конечно, по возможности, мы стараемся показать что-то новое.
М.: А кто из артистов, выступавших в рамках Jazz in Motion, запомнился больше всего лично Вам?
М.Т.: По-своему мне дорог каждый артист. Я долго их выбираю, выбираю программу, того, кто будет участвовать в проекте. И это не так просто, как может показаться, ведь для меня очень важна репутация проекта, клуба, какое будет шоу… На самом деле, знаете, запомнилось выступление масштабнейшей фигуры – Билли Кабама, известнейшего американского фьюжн-рокового барабанщика. У нас он выступил в совместном проекте с российской группой «Marimba Plus». Вот это было впечатляюще! Кстати, ввиду чрезвычайной востребованности и занятости Билли, организация самого его приезда была отдельной историей. Зато в результате у нас тогда был просто нереальный аншлаг: 350 человек при вместимости клуба в 200. И это было уже в первый год проекта.

Конечно, запоминаются прежде всего неординарные случаи. Однажды приезжал американский саксофонист, который опоздал на самолёт, и в результате вместо десяти утра он прилетел только в семь вечера, и это при том, что концерт должен был начаться в восемь. Я планировал, что мы вместе с ним приедем из аэропорта… В общем, я ему организовал «VIP-встречу»: чтобы быстрее поехать, мы не стали получать багаж, договорившись с работниками аэропорта сделать это позже. Вы не можете себе представить: я на машине от Шереметьево до Серпуховской доехал за 28 минут!
М.: Ничего себе! Как это у вас получилось?
М.Т.: Я сам не знаю, это была фантастика. За 28 минут… Это был четверг, везде были зелёные светофоры, и я молил Бога, чтобы быстрее приехать. Мне все говорили: “Это невозможно!” – да, впрочем, я и сам так думал. Конечно, в итоге мы всё равно опоздали на час, поскольку только в восемь часов выехали. Мне звонили, спрашивали: «Ты где?» Я отвечал: «Мы едем, будем через 15 минут», хотя отлично понимал, что будем в лучшем случае через час с лишним. Концерт задержался, но прошёл хорошо.
М.: Интересная история. А каковы достижения именно проекта Jazz In Motion?
М.Т.: Достижения видны, скорее, со стороны. К примеру, могу сказать, что телеканал Euronews в своей передаче о джазовых клубах назвал нас одним из наиболее ярких джазовых проектов, и мы вошли в тройку лучших джазовых клубов Москвы. Нам дали третье место, и это, конечно, очень почётно.
М.: Поздравляю!
М.Т.: Спасибо. Вспоминается ещё такой приятный случай: мы участвовали в джазовой конференции в Амстердаме, куда приехали артисты из самых разных стран: Америки, Италии и т.д. И среди них было много тех, кто участвовал в нашем проекте. Вот это было интересно и приятно: в Европу приехала русская делегация, а вокруг сплошь знакомые артисты, и, более того, все они были в России.
М.: У них от Москвы, концертов, публики осталось хорошее впечатление?
М.Т.: Безусловно. А на конференции все были просто поражены, что итальянцы и прочие никого не знают, а мы приехали, как в дом родной, всех знаем, и все знают нас.
М.: Здорово! Ну, и последний традиционный вопрос: Какие планы на будущее? Куда Вы планируете двигаться дальше?
М.Т.: Самая большая задача – максимально привлечь аудиторию. У меня много знакомых, которые приходят и говорят: «Это что, действительно джаз? А мы никогда не знали. Вот это мы хотим!». Главное, чего нам хочется – это показать максимально большому числу людей, какой эта музыка может быть интересной. Хотим привлекать людей, которые о ней ничего не слышали и думают, что джаз – это скучно и неинтересно. Хочется, чтобы они приходили и отрывались, потому что есть огромное количество потрясающих музыкантов, которые делают отличные шоу, но, к сожалению, публика их не знает, и я хочу выступить таким связующим мостиком. Но в этом мире всё очень взаимозависимо. Я хочу сделать Jazz In Motion вкусным, а чтобы он был таким, надо, чтобы приходило как можно больше людей.
М.: Спасибо большое за интервью, удачи Вам и ещё раз с днём рождения проекта.
М.Т.: И Вам спасибо.

Беседовала Екатерина Жгутова.
Фото Александры Дурницыной и из архива Максима Тимошина.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.