Orphaned Land – это группа из Израиля, которая играет дэт-металл с примесью народной восточной музыки. Образовались “Осиротевшая страна” (именно так переводится название группы с английского) в 1991 году, и в начале своей музыкальной карьеры назывались “Resurrection” (Воскрешение – англ).  В 1992 они приобрели свое настоящее название “Orphaned Land”.  На втором альбоме “El Norra Alila” ребята смогли сформировать свой уникальный стиль и звук, и сразу же получили предложение сразу от нескольких европейских лейблов на подписание контракта, и заключен оный был с Century Media. В 2004 году альбом “Mabool” (ивр. – Потоп), основанный на еврейской легенде о потопе, сделал Orphaned Land ведущей металлической группой Израиля. Группа совершила мировое турне, а так же приняла участие в таких известных фестивалях, как Wacken Open Air, Summer Breeze, HellFest и ProgPower. В данный момент группа набирает свою популярность семимильными шагами, активно гастролируя по всему миру и собирая стадионы. Orphaned Land считают себя исследователями различных музыкальных  стилей  и концепций всего мира.Музыканты используют в своей музыке старинные народные инструменты, такие как саз, канун, уд, бузуки, а также 20 видов перкуссии и поют аж на (!!!) 6 языках. Коби Фархи играет своим вокалом от чистого до гроула, а йеменская манера пения народной певицы Израиля Хломит Леви и элементы восточного фольклора мелодично разбавляют музыку группы, придавая ей неповторимый пряный привкус страны-родины трех величайших религий мира.

 

 

Матти Сватицкий – гитарист Orphaned Land – рассказал корреспонденту MuseCube о том, на каких языках они поют, о своих религиозных мировоззрениях, съемках клипа Sapari и планах на будущее.

 

Orphaned Land

Начнем издалека: а как Вы пришли к такому интересному сочетанию дэт-металла и восточных фолк-мотивов?

Мы начали играть нашу музыку в далеком 1991 году и играли стиль, очень близкий к классическому дэт-металлу, но уже тогда мы стремились стать уникальными, создать свой собственный «металл». Но того, что было на тот момент, нам было не достаточно. Мы хотели привнести в музыку что-то захватывающее и новое. Большую роль в формировании нашего стиля сыграла любовь к такому родному и близкому нам восточному фольклору. Это все вылилось в идею, что было бы очень интересно смешать элементы народной музыки нашей страны с тяжелым дэт-металлическим звучанием.

Хломит Леви появилась еще в «Norra El Norra». А как давно Вы работаете с ней и как началось это сотрудничество?

Мы встретили Хломит в 1998 году во время нашей работы над кавер-версией Paradise Lost “Merci”. Она была подругой нашего звукотехника, а мы в этот момент искали женский вокал для наших песен. Очень вовремя он познакомил нас с ней! Реакция возникла мгновенно, и она оказался именно такой, какую мы искали. Хломит обладает традиционным стилем пения (йеменским), она так же знает, каково быть рок-певицей, и мы великолепно сработались вместе.

Ваши песни звучат на абсолютно разных языках. Какие языки Вы используете в своем творчестве?

Доминирующий язык в нашем творчестве — английский. Приблизительно 80% всей нашей лирики — на английском, так как это самый распространенный в мире язык на сегодняшний день, и большинство людей понимают это. Однако, так как наш стиль разбавлен традиционными элементами восточного фольклора, некоторые песни звучат лучше на родном нам языке. Мы также используем стихи из Библии и Корана, они, соответственно, звучат лучше на родном языке, как если бы мы их перевели бы на английский.

В одном из интервью Коби Фархи сказал, что ему нравится блэк-металл, сатанизм и религия. В связи с этим не могли бы Вы поделиться своими религиозными мировоззрениями? Верите ли Вы в Бога и что вообще думаете по поводу религии?

В нашей группе 5 человек и все очень разные, и у каждого из нас различные точки зрения на религию и вероисповедание. Я, например, по своим убеждениям ближе к атеизму, некоторые участники разделят мою точку зрения, некоторые отвергнут, а кто-то останется непричастным. Но мы все же одна команда!

Многие музыканты учавствуют в еще нескольких проектах, помимо основного. А из участников Orphaned Land кто-нибудь занят в параллельных проектах, и если занят, то в каких?

Почти все мы участвуем в каких-то параллельных проектах.Коби участвовал в записи аж нескольких коллективов в качестве гостя. Я играл с моими друзьями в небольшом коллективе несколько лет тому назад, но это был недолгосрочный проект. Йосси, наш гитарист, в настоящее время работает над сольным проектом, и мы все желаем ему удачи в этом начинании. Я уверен, что через несколько лет очень многие из нас займутся сольной карьерой. Пока это никоим образом не влияет на Orphaned Land.

А где был снят клип Sapari? Где проходили съемки фрагмента, где Хломит Леви поет? В каком-то храме?

Мы снимали клип «Sapari» в здании, которое называется «YMCA». Оно находится в Иерусалиме. Это очень старое здание, которое было реконструировано и тщательно охраняется. Я почти уверен, что оно было обычной церковью много лет назад, но теперь оно используется для проведения спектаклей и концертов. Мы получили разрешение снимать там свой клип, и оно замечательно подошло для этой песни. В действительности оно еще более красивое, чем на видео.

А о чем Ваша песня Sapari?

Это очень старая песня, которая была написана йеменским поэтом-евреем несколько сотен лет тому назад. Это рассказ об отношениях между Богом и человеком, и написано оно как стихотворение о любви. Хломит предложила нам спеть ее – эту песню пели в ее семье, когда она была ребенком.

Когда я была в Израиле (январь 2011), я там практически не видела металлистов или вообще каких-то неформалов на улице. В связи с этим хочу спросить: какая обстановка с металлической музыкой в Израиле?

Это зависит от того, где Вы гуляли. Тель-Авив — больше культурная столица Израиля, если иметь ввиду современную культуру. Там у Вас будет больше шансов увидеть металлистов, панков и подобного рода публику. Но я думаю, у нас это все было более развито в 90-х годах, когда металл был в моде, не то что теперь. Во всяком случае, мы чаще пребываем за границей — в Европе и США. Металл, в принципе, никогда не был особо популярен. Но в Израиле есть достойные группы, которыми мы очень гордимся!

Расскажите о своих семьях (у кого они есть) и как они относятся к Вашей музыкальной деятельности.

Наши семьи очень благосклонно относятся к тому, что мы делаем, и поддерживают нас во всем. Это не всегда легко, так как мы часто уезжаем из дома, и наши поездки могут порой продолжаться очень долго. Не так просто сохранять здоровые нормальные отношения при таком раскладе. Но наши жены и девушки понимают, что то, что мы делаем, это неотъемлемая часть нас самих, и они принимают это целиком и полностью.

И напоследок, что новенького готовите своим слушателям в ближайшее и не очень ближайшее будущее? Расскажите о Ваших планах на будущее.

Скоро мы планируем засесть за запись нового альбома. Недавно был огромный промежуток между нашими альбомами — целых шесть лет. Мы не хотим, чтобы наши поклонники ждали так долго и в этот раз. Поэтому мы работаем над новым материалом постоянно. Следующий альбом появится намного быстрее (смеется). Это не легкая задача, на самом деле, так как мы постоянно находимся в туре. Слишком рано говорить о звуке нового альбома, но я уверен, наши поклонники будут приятно удивлены нашим новым звучанием и новыми песнями. Вообще, мы каждым альбомом пытаемся удивить слушателя. Чтобы он остался доволен, это самое главное для нас!

Спасибо тебе за интересные ответы на вопросы!

Интервью проводила: Шаншайская

Выражаем огромное спасибо за организацию интервью Стефану Франке (Century Media).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.