Павел Сычев – один из немногих исполнителей русского бардового шансона, поющий всеми частичками своего трепетного сердца и доносящий эту теплоту до каждого неискушенного искреннего слушателя, несмотря на не совсем стандартные условия нахождения Павла среди обывателей. Он далеко, он в «ссылке». Но даже такие обстоятельства не способны остановить творческие сигналы очень талантливого и незаурядного собеседника. Как знать, возможно, ваша покорная слуга, сегодня пообщалась с будущим лауреатом музыкального конкурса среди заключенных «Калина Красная».

Т.А. Павел, вы исполняете песни сердцем, ровно под таким же девизом проходит всероссийский конкурс авторской песни «Калина красная». Было ли у вас желание поучаствовать в нём и представить ваши авторские произведения?

Павел Сычев: Желание было и даже пробовал, но на тот момент я только начинал, и под одну гитару, в общем сыренько всё было.  Да и приветствуется на конкурсе, на сколько мне известно, больше инструментальные мотивы. Тематика у меня немного грустная, не для широкого слушателя, как мне кажется. Забраковали бы на корню. Может я не прав, но меня это останавливало серьёзно подойти к этому вопросу.

Т.А.: Какую из песен вы бы отправили на конкурс?

Павел Сычев: Сейчас бы выбрал что-нибудь из последнего, без остатка грубой сердечной накипи, которую сбросил в первых песнях. Вначале мне нужно было выговориться, и гитара здесь стала незаменимым собеседником. Сейчас музыка и тексты пособранней. По организованней что ли. И ярче стало проявляться направление и индивидуальные черты. Даже больше позитивизма.

Т.А.: Расскажите, как вы вдруг решили сотрудничать с Алексеем Шерстобитовым, какая первая песня была записана первой в таком творческом дуэте?

Павел Сычев: Он один знает когда, с кем и при каких обстоятельствах, пересекаются судьбы людей. В какой-то момент пересеклись и  наши. Алексей помог одному человеку с помещением, для резьбы икон. И так вышло, что это место, он разделил со мной. И как-то раз Алексей зашёл в гости, и мы разговорились на духовную тему, тогда ещё единственную нас объединявшую. Мы оба посещаем храм, и поэтому на расстоянии знали друг друга. И в этот раз, если не ошибаюсь, я наиграл что-то из своего.  Алесей оценил, и предложил эксперимент по превращению его стихов в песни. Тогда он как раз только начинал продумывать над реализацией информационного ресурса для своей книги. Это был первый опыт не только с ним, но и вообще. Кстати, именно после этого небольшого проекта, я сильнее загорелся писать собственные песни. У Алексея есть такая черта от Бога находить и продвигать, в моём случае, сдвигать с мёртвой точки тех, кому это действительно необходимо. Именно в сфере творчества. Стоит отдать ему должное и поблагодарить. Если не ошибаюсь, первой нашей песней, была “Как только я исчезну”.

Т.А.: Как вы считаете запрет (ограниченное пространство / неволя) стимулирует творчество?

Павел Сычев: Потеря чего-то дорогого, всегда сильная эмоция, которая сама в себе уже стимул. Главное – направить её в русло творческого выражения. Для меня, потеря свободы и круга близких, понимающих меня человечков, в первую очередь подвигло провести кардинальную переоценку. Это место для меня явилось не только стимулом, но и рождением новой творческой мысли. А в моём случае, это ещё и колоссальный стимул времени, которым к величайшему сожалению, так пренебрегал на свободе. А если взять за общее правило, станет актуальным выражение “ОДНИХ ЛЕЧИТ, ДРУГИХ КАЛЕЧИТ”. Стимул, в некотором роде, штука индивидуальная. Где одному необходимо пасть на самое дно, другому – поможет полёт в небеса. А кому-то и то и другое, и можно без хлеба:-).  На данный период мыслю так.

Т.А.: Вы можете описать сам процесс рождения вашей песни? Как это происходит? Что вы испытываете?  

Павел Сычев: До конца точно – это описать очень сложно, если  не сказать невозможно. Уверен в одном – никогда не знаю заранее, что получится. Не планирую сюжет песни и характер исполнения. Это происходит стихийно. И вот когда произошло, утвердилась, так сказать основная мысль, начинается сюжетный разбор. В душе, на сколько себя помню, всегда присутствовал запал внутренней боли и поиска. Он всегда тот же. И только я, в зависимости от возраста опыта, настроения и других факторов, облекаю те состояния в различные словесные и музыкальные формы. Когда то давно, пробовал сочинять музыку на фортепиано. Там, где словами я не мог выразить состояние, мелодия и характер компенсировали то. Тогда мне любое словесное выражение казалось фальшивым, лицемерным и ущербным. И если честно, до конца в этом я не разубедился. Инструмент тяжелее обмануть, а словами чаще,  что хотелось бы, выдаётся за то, что есть.  Я вынашиваю,  что во мне с рождения зрело. С каждым годом пытаюсь найти более совершенное выражение сему, но полноты не чувствую. А может и не получится никогда. Может это запрос Высшего поиска, где всякое земное средство выражения жалкая карикатура. Не знаю. Но всё же продолжаю. Без этого уже не дышу и не мыслю.

Т.А.: Павел, нам известно :), что вы весьма талантливо исполняете «духовные» песни. Как вы пришли к этом?

В один момент, во мне пробудилось желание максимально разорвать связь с миром, и всецело посвятить себя духовному поиску. Пристань Православия тогда я уже обрёл, но не обрёл ещё в нём самого себя. Меня привлекал монашеский образ. Но тяга к музыке оказалась на столько сильной, что впервые тогда понял на сколько с ней повязан. Я решил употребить себя в церковном пении, чтобы искушение потеряло силу. Начал прослушивать диски с Церковными песнопениями, переводить их на ноты и разучивать. И открыл для себя в этом огромное поле исследований. Впоследствии сподобился на пробу клирика и прошёл. Теперь в паре с ещё одним, мы поём на божественной литургии. Однако это употребление своей тяги, не разрывает связь с инструментальной стихией, и я с ещё большей силой и аппетитом берусь за игру и сочинительство. Так отрыв от одного, набирает силу в другом и возвращается для новых побед. И это не прошло даром. Храмовое пение по своему особенно воспитывает сторону личности, положительно находя отражение во всём творчестве.

Т.А.: Павел, если бы вам предложили завтра выпустить и опубликовать альбом, какие песни и о чем бы они были в этом альбоме?

Павел Сычев:  Как бы я не старался приблизиться к нейтральной тематике, неизбежно везде проглядывается тема “зыбкости бытия”. Это так сказать основа основ моих изысканий. Временное время-это та сердцевина, которую может обволакивать разность настроения и даже убеждения, но она остаётся неизменной. Всё прах и тлен, суета сует и всяческая суета. И это могло вырасти в отчаянную меланхолию, если б не одно обстоятельство…ВЕРА…Вера в Создателя и вечное, самосознательное бытие. В этом ключе взгляд на временное в корне меняется, делая его осмысленным. Здесь нет меланхолии, но появляется благое беспокойство, изгоняющее всякую нездоровую депрессивность ,безнадёжную философию, слово трёп и прочую чепуху, не заслуживающую абсолютного внимания. А может я и хватанул лишка. Но пусть будет.

Честное творчество Павла Сычева и Алексея Шерстобитова можно открыто и без лишних препятствий послушать на сайте http://anabasis-book.ru/author/music.html или в приложениях Apple, Google Play и плейлистах Яндекс. А Musecube.org желает Павлу плодотворного успешного творчества, здоровья, надежных друзей и скорейшего возвращения на свободу.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.