1800Театр «Стулья» — это молодой и амбициозный проект. Дарья Коротаева, Святослава Кондратьева, Антон Бабушкин, Дмитрий Ткаченко, Леонид Паршин – все эти люди – постоянная составляющая творческого механизма театра. В преддверии премьерного показа постановки «На Грани» корреспонденту Musecube удалось немного пообщаться с бессменным режиссёром спектакля и просто прекрасным человеком — Святославой Кондратьевой .

— Прежде всего. Почему стулья?
— По названию одноименного произведения Эжена Инонеско — одна из наших первых работ, легших в основу «На Грани». Как и у него — нам хочется, чтобы на стульях в нашей жизни кто-то обязательно «сидел», чтобы не оставалось свободных мест, пустоты в нас самих. И в зрительном зале тоже.

Как создавался театр «Стулья»? Какова его история?
— История невообразимо проста: нам предложили площадку, на которой можно играть. В тот же день мы с ребятами (я, Даша Коротаева, Антон Бабушкин, Дима Ткаченко) ухватились за эту возможность – делать тот театр, который мы любим и который близок нам, которого нам так остро не хватает в нашей нынешней жизни. Буквально за пару дней, очень оперативно, придумалось название «нас», первого спектакля и его концепции. И вот спустя месяц – первая премьера.

Как я понимаю, собственной площадки у вас пока нет. Где проходят ваши спектакли?
На невообразимо лояльных условиях нам предоставили театральную площадку «Территория город» в театральной школе «Образ». Это полноценная камерная сцена с профессиональным светом, звуком, уютным зрительным залом, расположенная в самом центре города. Нам здесь нравится.

-Люди приходят в театр разными путями. Как это было у Вас?
-Случайно и неизбежно – в детстве мама отдавала меня во все возможные кружки и студии, от компьютерного моделирования до большого тенниса. Очередная попытка найти гиперактивному ребёнку увлечение – Детская театральная школа города Мурманска. Придя туда в 13 лет, я не выходила оттуда и почти жила там семь. Затем три года безрезультатных поступлений в театральные Вузы Москвы и Петербурга, попытка выучиться на маркетолога, продолжение занятий в ДТШ – и в 2009 зачисление на актёрско-режиссёрский курс.

-Из чего сложился общий сюжет “На грани”? Существует ли все же разграничение в спектакле сценария трех различных пьес?
— Три пьесы, положенные в основу спектакля «На грани», существуют как самостоятельный драматургический материал. И теоретически могут существовать как и три миниспектакля. Нам же было важно попробовать связать их воедино – именно с этого материала хотелось Начать наш театр. В материале, который близок нам профессионально и человечески, который мог бы стать нашей «визитной карточкой». И речь не только об абсурдизме.

— И какое у вас ощущение от собственной работы?
-К моему сожалению, а, может и к счастью, я – жуткая перфекционистка. Никогда не бываю довольна и удовлетворена собой и работой. В этом, наверное, и залог постоянного стремления вперёд.

— Сегодня многие театральные режиссеры, ставя спектакль, позволяют себе очень свободно «прочитывать» классику. Иногда от пьесы практически ничего не остается и произведение невозможно узнать. На Ваш взгляд, допустимы ли столь вольные трактовки классических произведений современными режиссерами?
— На мой взгляд, любые, даже самые отчаянные трактовки классики допустимы. В творчестве, а особенно в театре – можно всё, ничего не запрещено! В этом его прелесть. Другое дело, что я не отношусь к таким режиссёрам – первостепенным считаю разобраться в том, что именно Автор хотел нам сказать. Найти точки соприкосновения его и меня. За годы учёбы нас научили уважительно относиться к автору.

-В чем вы видите главную проблему современного театра?
-Сейчас театр находится на той ступени развития, когда все, что только можно было, уже открыто и испробовано. Активно идут поиски очередного Новшества, в частности формы -чем бы эдаким поразить. В этом и беда-театр зачастую перестал затрагивать самого человека, превращаясь в шоу. Я хочу прийти в театр и переживать за героя, как за своего лучшего друга, плакать, смеяться, чувствовать, что живу, как бы высокопарно это не звучало. И видеть частичное отображение меня же на сцене, меня — человека, моих тревог. Чтобы театр побуждал к действию, к желанию перемен. Думаю, именно в этом и проблема -зачастую в отсутствии содержания.

-Как вы считаете, сегодня молодёжь с удовольствием идёт в театральные вузы?
— Театральный вуз – это то место, куда человек всегда бежит и несётся сам, не из-под родительской палки. Кто-то ищет денег, славы, а кто-то не может без театра жить. Всё, что ты делаешь здесь, обязательно нужно делать с удовольствием – это один из залогов успеха.

— Свята, а на какой спектакль Вы бы купили билет сегодня?
-Пару раз в месяц я всегда покупаю билеты в театр – хожу на премьеры или то, что сейчас «гремит», ничего определённого. Просто нужно быть в курсе происходящего. Сейчас хочу сходить на «Шинель.Балет», получившего несколько наград премии «Прорыв».

-Каковы Ваши предпочтения в мире искусства? Кого бы вы могли выделить из современников?
-Мне интересны Андрей Могучий и Семён Спивак, петербургские режиссеры. Очень нравятся работы Андрея Звягинцева.

— И напоследок,каковы Ваши дальнейшие творческие планы?
-Наши дальнейшие творческие планы – выпустить новые работы в мае и сентябре (разножанровые), принять участие в некоторых фестивалях. И сделать всё возможное, чтобы театр «Стулья» состоялся, став основным местом работы для нас.

Роланд Савьен, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии из из личного архива С. Кондратьевой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.