земля

 

Конкурс документального кино.
“Земля”, Николаус Гейрхальтер
, Австрия, 110 минут.   

 

[осторожно, спойлеры!]

 

Документальное кино – жанр неудобный. Он предполагает честность рассказа, актуальность фактов и настоящий дар сказителя. Автору фильма “Земля” все удалось. Неудобен в его работе только хронометраж – можно было бы разбить ленту на две части. Смотреть целиком тяжеловато. Но это мелочи. 

 

Что мы знаем о земле? Нет, не о планете Земля Солнечной системы (хотя и о ней тоже). А именно – о том пространстве, на котором стоят наши дома, жили наши предки, а до них жили доисторические ящеры? Отчего нас так пугают ее недра, когда приходится спускаться в шахты, подвалы, пещеры? И что неуклонно манит в глубину, в толщу, в самый низ? 

 

На эти вопрос режиссер, сценарист и оператор Николаус Гейрхальтер постарался дать ответ. Фильм состоит из ряда эпизодов – от Калифорнии до Канады автор открывает страницу за страницей, от стройки жилого квартала до кладбища радиоактивных отходов. Что мы такое – что такое земля?  

 

Как готовят землю для расширения города – этот рассказ открывает повествование. Простые американские рабочие, операторы грейдеров, тракторов и гигантских грузовиков взрезают грудь Калифорнии. И ничем не отличаются от наших трактористов или европейских или азиатских. Они небогаты, трудолюбивы и просты. И маленькие интервью вдруг открывают нам не землю – они открывают нам Америку, о которой не пишут в новостях. Вся она, богатая, страшная, неизвестная – состоит и из таких рабочих тоже. Как и Россия, которой мы почти не знаем. И многотонные породы сдвигают с места, как в какой-то коммунистической утопии, и срезают горы. Только за ними нет идеологии. Есть работа, есть зарплата, есть семья и есть бар по вечерам. Как и у нас. И Америка перестает быть Америкой, а становится просто землей, на которой живут люди, очень похожие на нас.  

 

Угольные карьеры Германии. Молитва перед запуском, речь директора. И спуск. Чем они отличаются от наших шахтеров? Тем ли, что служат молебен святой Варваре и крестятся наоборот? Нет. Точно также они спускаются в шахты, точно также боятся обвала. И точно так же – работают. И здесь выходит, что эта Германия – не та, что мы рисуем себе, слыша название страны. 

 

И выделяется из общей картины только Италия и легенда – Каррарские мраморные карьеры. Пожалуй, это самое красивое место на Земле. Потому что описать мраморные залежи, геометрические уровни разработок, снежную белизну камня – не под силу никому. И в этом красивом месте и люди – красивы. Интервью задиристого рабочего вызывает легкий смех в зале – так он жив, так обаятелен и мил, итальянец, что не может жить без своего дела. И красота мрамора переходит в тех людей, что работают в Карраре. Драгоценный камень словно наделяет рабочих своим светом.  

 

Земля Испании и ее медь, ее вдумчивое отношение к ресурсам и экологии. И следом – кладбище радиоактивных отходов в соляной заброшенной шахте. Люди взрезают землю, меняют очертания гор. И здесь же хоронят самые опасные отходы в мире. Проблема не столько в том, что процесс захоронения происходит с 60-х. Проблема в том, как исправить ошибки тех лет в способе консервации. И этой серьезной теме посвящена важная часть фильма. Если уж люди не могут не отравлять землю, то хотя бы постараются не допускать уже совершенных ошибок.  

 

И эпилогом – индейцы Канады и нефтяные разработки. Абсурдность эпизода в том, что индейцы сетуют на нефтяной завод. Сетуя, что их не пускают на их земли, что нельзя больше есть речную рыбу – из-за нефтяной промышленности. И весь эпизод разъезжают на огромном, немилосердно потребляющим бензин, Додже.  

 

Фильм снят с почти тактильным ощущением земли, мрамора, угольной крошки. Автор использует дроны – и впервые зрители видят, как геометричен наш мир. Как развиваются карьеры, как они спроектированы – с высоты птичьего полета. Там, где кубами добывают мрамор – все вокруг преображается ровными ступенями добывающего слоя. Там, где ищут уголь – только доисторические окаменевшие деревья прерывают монотонную работу машин. И человек проходит историю земли ковшами экскаваторов. 

 

Картинка, настроение и посыл – ровные, как геологические слои. И там, где надо сделать паузу – кадр надолго замирает. А там, где звучит взрыв – в камеру летят осколки камня и клубы пыли. И сверхточность, супер-качество современного видеоряда придают фильму особую резкость – резкость живого человеческого взгляда. 

 

После просмотра долго не отпускает это ощущение – непознанной земли, не прозвучавших в тебе самом вопросов. Земля – кто она?   

 

Наша планета, как писал Сент-Экзюпери, Земля Людей. Мы рождаемся на ней, проходим ее дорогами и ложимся в нее, когда наступает наш срок. Но самое главное – неизменно. Только то, что мы делаем для нее, что мы делаем, пока живем на ней – вот что важно. А Николаус Гейрхальтер показал нам в своем фильме людей, что своими руками, своим умением – изменяют то, что мы зовем Землей. Планетой.  

 

Диана Галли специально для Musecube
Кадр из фильма предоставлен пресс-службой ММКФ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.