fl-hat Вечером 26 августа на сцене арт-кафе «Дуровъ» было жарко… Хотя, стоп! Почему материал про концерт фламенко нужно непременно начинать с банальностей про знойные страсти? В этот вечер не по-августовски тепло, даже жарко, было во всей Москве – лето уже на излете вдруг вспомнило, что оно все-таки лето. Ну, а в «Дурове», где школа Barrio Flamenco и ансамбль Aflamencados представляли программу Noche Flamenca, то есть попросту «Вечер фламенко», было легко, ярко, радостно, вдохновенно и ритмично. И это уже не набор стандартных эпитетов, это – факт.

Московская школа танца, гитары и пения Barrio Flamenco в последние пару лет в Москве бывает не часто. Байлаору (танцовщицу) Екатерину Опарышеву и токаора (гитариста) Бориса Третьякова – костяк школы и ансамбля – проще встретить не на столичной Серпуховке, где изначально базировалась «Территория Фламенко», а где-нибудь на севильской Аламеде. «Вторая половина» Barrio Flamenco и Aflamencados, танцовщица Елена Таскаева, вместе с Себастьяном Санчесом делает свою школу FlamencoAndalu, разрываясь между Россией, Испанией и… Австралией. Впрочем, вся эта занимательная география никак не мешает Barrio продолжать существовать и вместе с коллегами по цеху нести культуру испанского юга в российские массы. В свою нынешнюю гастроль по родине, насыщенную мастер-классами и выступлениями, Катя и Боря привезли из Севильи возросший багаж знаний, мастерства и, конечно, огромную любовь к удивительному искусству фламенко. И всем этим с удовольствием делятся!

fl01На сцену «Дурова» помимо них вышли в минувшую среду московский гитарист Глеб Окунев, столичный певец Алехандро Реес, живущая сейчас постоянно в Севилье его аргентинская коллега Стелла Карбоне и целое соцветие учениц Barrio Flamenco: Полина Казанкова, Ольга Жарова, Евгения Кузнецова… Всех, увы, не упомню. Барышни, конечно, танцевали не сольно, в группе, но фламенко – не кордебалет, тут и в толпе каждый – солист.

Слово, наиболее точно передающее, что творила на сцене эта интернациональная компания – легкость. Да, во фламенко всегда есть нерв, надрыв, особенно слышный в пении. Да, вечер не свелся к самым жизнеутверждающим формам, типа танго и алегрии. Но все вместе – вокал, музыка, танец – создавали упоительную атмосферу легкости и свободы!

Свободу нисколько не стесняли (наоборот, помогали ей расцветать!) жесткие рамки традиционной структуры фламенковых концертов-таблао – этакий трехчастный конструктор:
гитарное соло
гитара + канте
гитара + канте + танец
Антракт. И во второй части – подъем по тем же трем ступеням вверх до кульминации – фиесты (от исп. «праздник»), где все желающие, как участники, так и зрители, выходят на сцену с импровизацией por bulerias.

fl02Правда, в данном случае, ступеней в обоих отделениях было не три, а четыре – за групповым танцем Barrio следовал сольный танец Екатерины. Да и в остальном программу минимум перевыполнили: вместо одной гитары – две. И два голоса вместо одного, сильный мужской и сочный, яркий женский, звучавшие то порознь – один кантаор поет, второй только отбивает ритм-пальмас, – то дуэтом, дополняя и обогащая друг друга.

Переполненный зал увидел фламенко таким, какое оно и есть: живым и очень разным. В первом отделении пестрая девичья стайка в белых / красных / рыжих / розовых / черных платьях, украшенный бахромой, танцует искрящийся тангос. Во втором трое из них в лаконичных брючных костюмах исполняют сдержанный мужской танец фарруку, обрамляя его короткими игровыми вставками. Тут не просто другая одежда, антураж, тут и пластика другая – более резкая, сухая – и настроение иное. Тангос – сценка из севильской ферии, испанский разгуляй; фаррука – этакие охотники на привале, то есть не охотники, а тореро, конечно, на отдыхе за карточным столом. Что приятно видеть и в том, и в другом случае – танцоры в музыке купаются, не просто делают заученные па, а искренне наслаждаются процессом.

fl03Оба вышеназванных стиля хорошо знакомы всем любителям фламенко, даже новичкам. А вот часто ли вы видите в наших пампасах таранто или абандолао? Впрочем, тут не учебник фламенкологии, так что прекращаю сыпать умными словами и предлагаю тем, кого не было в «Дурове» представить себе Катин танец: неумолчный стрекот кастаньет, длинный пышный шлейф черного платья (не удержусь все же: бата де кола)), подлетающий в воздух на поворотах в облаке серебрящейся пыли. Паузы, сменяющиеся неправдоподобно быстрыми, притом четкими и членораздельными движениями. Танец органичный, идущий изнутри. Байлаора сдержана, сосредоточена на себе, словно копит силы; затем резкий поворот, взмах рукой — энергетический посыл в зал. И вот она словно собирает что-то, подпитывается напряженным и радостным вниманием зрителей, и снова замыкается на своем, внутреннем, чтобы выдать еще больше во вне. Из зала ощущаешь эти «качели» физически, как вдох и выдох.

Надеюсь, смогла передать, дать почувствовать. Но все же лучше раз увидеть, чем 10 раз прочесть. Благо, возможность скоро представится: 15 сентябя Barrio Flamenco выступит в арт-кафе «Дуровъ» с новой Gala программой.

Елена Емышева, специально для MUSECUBE

Фотографии Дарьи Баландиной

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.