8 июня Дайте Два дали в Grand Bourbon Street большой летний концерт. Для своих выступлений группе традиционно не просто выбирать достойные места. Причина проста – звук: намеренно перегруженная гитара, жёсткие басовые рифы и женский преимущественно речитативный вокал свести во внятную картину мало где получается достойно. Тем не менее, вытянутый коридор клуба оставил после себя неплохое впечатление. Резкая, но чёткая звуковая картина дала на выходе вполне фактурный отпечаток. Лишь возле самой сцены барабанные перепонки отказывались что-либо воспринимать, настолько было громко. Громко, однако, не грязно. Но, вероятно, это уже особенности помещения. Не будь так громко у самой сцены, не удалось бы прокачать весь удлиннёный объём клуба.

Лето, да ещё и длинные выходные помешали Тёще сотоварищи собрать биток. Пришли лишь наиболее верные поклонники, среди которых, по словам самих музыкантов, были и те, кто кочует за группой по следам гастрольного тура из города в город. Между тем, именно такие немноголюдные концерты зачастую становятся отличным поводом для обкатки новых вещей, которые войдут в готовящийся к выходу альбом. А открыла концерт композиция «Бей Первым» с альбома 2011 года. И следом «Назначили», «Пятая масть», «Сука»… . Заглавная «360» тоже будет, но лишь в конце.

Прямая бочка с дребезгом вытекает из-под палочек драммера. Стоп-брейки возникают внезапно, а уже в следующее мгновение на слушателей обрушивается поток гитарного рёва. Жёсткая упругость ритма напоминает подвеску спортивного авто, которая в угоду максимальной управляемости заставляет организм пилота чувствовать каждую неровность дорожного покрытия. Однако, Тёща как всегда невозмутима. Из состояния равновесия её, кажется, вывести невозможно.

«Там дофига народу сзади, от меня не скроешься! Мы продолжаем бомбардировки!» – говорит Люся. Так и ждёшь, что в конце реплики будет добавлено обращение «суки!», но нет, этого не может быть никогда. В суровые рифы заложены резкие, но умные и тонкие тексты.

Музыка большинства коллективов так уж устроена, что настроенчески соответствует лишь определённому возрасту. И что дальше? Что делать с публикой? Серьёзный вопрос, ведь выйти за рамки – огромная проблема. Да и готовы ли сами музыканты меняться, ведь им то самим проще, ибо они настолько погружены в процесс, что зачастую банально не ощущают течения времени и возраста. И это не перманентный инфантилизм, а, прежде всего, свидетельство непреходящей молодости духа. Впрочем, думаю, пока перед Дайте Два проблема собственного вырождения с последующим перерождением не стоит. А что потом? Как говорила героиня одного известного фильма: «Об этом я подумаю завтра».

Текст: Андрей Ордальонов
Фото: Илья Леонов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.