DEAD LOLI: рецепт долголетия кроется в свободе

Dead Loli – это мрачный трип-хоп проект родом из Латвии. Группа экспериментирует с лоу-фай звучанием, искаженными гармониями, сюрреалистическим минимализмом и призрачным многослойным вокалом. Как признаются сами участники, группа черпает вдохновение в ужасах, японской культуре и темных сторонах человеческой натуры, и отражает это в композициях, полных чарующим три-хоп звучанием вкупе с мрачной лирикой, выражаемой проникновенным вокалом. Мы поговорили с авторами проекта о музыке, вдохновении и, конечно, об их замечательном многолетнем дуэте, подарившем слушателям песни, полные чарующего трип-хопа и японской мистики!

обложка

«Всё наше творчество это эксперимент двух людей, о ходе которого заранее никто не договаривается, поэтому результат для самих авторов всегда неожиданность» (Прохор «Dead Loli»).
– Прохор, Кристина, большое спасибо за уделенное время на нашу беседу.
Прохор: – Без проблем!
– Прошу, презентуйте свой проект.
Прохор: – Проект состоит из двух человек. Я отвечаю в основном за биты, бас, гитару, в общем за каркас трека. Кристина, это вокал и клавиши. Год создания трудно определить, наверное 2005й. Мы полностью виртуальный проект, вживую встречаемся раз в несколько лет. Хотя попытки репетиций были.
– Не часто можно встретить музыкальный коллектив с 17летним стажем, ведущим музыкальную деятельность виртуально. Как происходит подобного рода формат?
Прохор: – Происходит всё просто: я записываю какой-то эскиз композиции, обычно бас и бит плюс семплы, Кристина что-то напевает и наигрывает клавиши. Потом мы обсуждаем – звучит/не звучит, какие-то особенности композиции и так далее. Обмениваемся семплами по мессенджеру. В принципе других вариантов делать проект практически и не было.
– Почему вы приняли решение вести проект дистанционно?

Прохор: – Страна у нас маленькая, город ещё меньше, музыкантов найти очень сложно, особенно барабанщика. Ну а чтобы еще и музыкальные вкусы совпали – это вообще анрил. Ещё большая проблема в том, что я не музыкант, у меня нет ни слуха ни образования, то есть я играю интуитивно, а это коробит людей которые умеют играть – говорят, вот тут криво, тут не попадает куда надо… Я думаю проще играть виртуально всё же, по крайней мере таким составом.

– Вы из разных городов?
Прохор: – Мы оба из Риги, более того мы жили в соседних домах. Потом она переехала в Юрмалу.
– Менялся ли состав участников за годы существования проекта?
Прохор: – Нет, состав не менялся.
– Итак, цифры! Проект существует, по вашим словам, с 2005 года. Дискография насчитывает двенадцать композиций. Напрашивается закономерный вопрос: почему так мало песен? Если проекту около 17 лет, почему дискография полнится одним альбомом и одним отдельным синглом?
Прохор: – Главная причина это лень, конечно. Мы не хотим быть знаменитыми, мы не даём концерты, не связаны никакими обязательствами, поэтому из мотивации только желание как-то выплеснуть какие-то идеи или эмоции, а для этого надо ждать вдохновения, а его еще дождаться надо.
Кристина: – Проект от того и существует так долго, что мы не ставим перед собой ресурсно-затратных целей и делаем музыку в своё удовольствие и свободное время. Жизнь показывает, что таким образом можно просуществовать любое количество лет. К счастью, мы сошлись в жанре, что большая редкость учитывая наш специфический вкус.
– Означает ли это, что долголетие проекта кроется в свободе?
Кристина: – Несомненно, этот подход прекрасно ложится на моё понимание счастья. нужно заниматься тем, что вдохновляет. Если запал иссяк, надо брать паузу и черпать вдохновение в других местах. Рутина и кабала убивают.
– Как появилась идея создать мрачный трип-хоп проект с отсылкой на японскую культуру? Почему именно такой жанр?
Прохор: – С трип-хопом интересно вышло, я вообще то упёртый металхед и ничего какое-то время ничего кроме thrash/death метала не слушал, но где-то в середине 90-х услышал проект «Scorn» от барабанщика «Napalm Death». Это произвело на меня неизгладимое впечатление. Медленная гнетущая загробная музыка, при этом не имеющая ничего общего с металлом, это было круто. Пытались даже с пацанами играть нечто похожее. Потом я услышал «Massive Attack», «Kid Loco», «Dj Krush», «Bonobo»… ну и втянулся, захотелось делать что-то похожее. По Японии я угорел из-за волны J-horrora, наверное, в японских фильмах ужасов та самая атмосфера – медленная, злая и гнетущая. С Японией связана даже странная история, мы с Кристиной не виделись много лет, но умудрились встретиться в Токио. Она, кстати, говорит по-японски. Я тоже уже несколько лет изучаю. Фирменный жанр основан на дилетантском подходе к музыке, делаем всё интуитивно, не оглядываясь на то “как надо”.
– Встретились в Токио случайно?
Прохор: – Да, случайно оказалось что будем в Токио примерно в одно и то же время.
– Как давно вы знакомы?
Прохор: – Знакомы с начала двухтысячных.
– Итак Прохор, насколько мне известно, у тебя был проект под названием «TheProhorelbrujo». Расскажи подробнее об этом.
Прохор: – Там скорее какие-то попытки скрестить блэк-метал с трип-хопом, не особо удачные. Кристина, кстати, пела во вполне себе полноценном рок-бэнде «Artificial Home».
– Что сейчас с проектом «TheProhorelbrujo»?
Прохор: – Пока заморожен.
– Кристина, насколько я понимаю, проект «Artificial Home» былой, но не единственный в твоей музыкальной карьере?
Кристина: – Я бы сказала единственный на котором можно остановиться потому что он был достаточно продолжительным, наверно года с 2008. Так вообще музыкой занимаюсь с детства, я из музыкальной семьи. Пою тоже давно, и было, конечно, много экспериментов с разными музыкантами и в разных стилях. Сейчас есть некоторые меланхоличные фортепиано-вокальные наброски, возможно они во что-то выльются в будущем, в рамках DL или сольно.
– Насколько велика вероятность осуществления этого события (сольного проекта)?
Кристина: – Вероятность чего-то сольного на самом деле достаточно велика, потому что некоторые музыкальные идеи не совсем вписываются в концепцию «Dead Loli» и пока копятся в столе. Их доработка и публикация – вопрос исключительно свободного времени.
– Сейчас есть ли у вас другие проекты, независимо от дуэта?
Прохор: – Проектов нет, но хотелось бы сколотить doom/sludge группу.
Кристина: – На данный момент я уже не участвую в других музыкальных коллективах, хотя был разный опыт в прошлом.
– Итак Прохор, на просторах интернета есть еще один мрачный проект – «BigBlackBird». Это твоё «детище»?
Прохор: – Да.
– Расскажи подробнее об этом.
Прохор: – Особо не о чем рассказывать, просто попытки экспериментировать с жанрами.
– Насколько я могу понимать, проект существовал в 2013-2014гг. Расскажи кто оказал влияние при создании «BigBlackBird» проекта? Может, что-нибудь из Witch House? Стиль немного схожий.
Прохор: – Witch House как то мимо меня прошёл, слышал может пару исполнителей, но названия не вспомню. Но возможно какие-то элементы сами по себе позаимствовались, трэповые биты там, сэмплы какие-то. Вообще, когда мы пытались что-то такое играть еще в 90-х, то скорее ориентировались на ранний «Cipress Hill» с их олдскульными битами и густыми басами, шуршанием пластинок, и вот этим всем. Я и сейчас скорее на старый хип-хоп ориентируюсь, чем на новомодные стили.

По словам Прохора, иногда ему приходится использовать подручные средства в создании музыки. «В 90-е приходилось пропускать всё через советский ревербератор, зацикливать на кассетах, всё это было шумно, грязно. Сейчас, конечно всё проще, за считанные минуты можно сделать сэмпл из любого звука» – признается артист.
– Итак, вернемся к проекту «Dead Loli». Можете привести краткую хронологию композиций?
Прохор: – Точно будет трудно воспроизвести. Самые древние треки это «Strashno» и «Blood», это пожалуй начало 2000-х, Кристина еще не участвовала в проекте. Потом мы с ней резко записали основную массу треков примерно за пару месяцев. Но на некоторых треках застревали, дольше всего мучались с «Mr.Nakamura», лет пять наверное. Собрали потом всё это в альбом. Спустя год выпустили «Hollow Land», ещё год спустя «Supplanted Sanity». На данный момент у нас есть новый трек, но Кристина собирается сделать клип для него, так что выложим после нового года
– Песня будет выдержана в вашем “фирменном” стиле?
Прохор: – Да, абсолютно. Всё те же старые недобрые DL.
– К слову о клипах. На вашем ютуб канале я обнаружил один клип, как вы сами ранее выражались – нарезка кадров из фильма «Хаксан». Планируете ли вы сделать нечто похожее на ваши песни для ранних композиций или ограничитесь грядущим клипом на новый сингл?
Прохор: – Были идеи снять что-то оригинальное на старые песни, даже режиссёр был, но каких-то супер интересных идей мы не смогли родить, поэтому решили отложить до лучших времён. Пока ограничимся ещё одной нарезкой на новый трек.
– Кто встанет за монтаж клипа?
Прохор: – Кристина. Она этим профессионально занимается, насколько я понимаю.
– Кристина, насколько тесно твоя деятельность связана с музыкой в настоящее время (если не брать в расчет проект Dead Loli)?
Кристина: – Ну не то чтобы напрямую, я занимаюсь моушнграфикой/2д анимацией и иногда приходится работать со звуком, но это больше технический процесс чем творческий. Само собой напрашивается соединить уже наконец анимацию и музыку. Поэтому можно сказать, что на данном этапе связана чуть-чуть, но это может измениться в любой момент, сразу как утвержу у себя в голове концепт.

– Итак, вопрос, который стоило задать, пожалуй, вначале. Откуда вы берете вдохновение при написании песен? Что (или кто) вдохновляет вас именно на ту смысловую составляющую, которая присутствует в ваших песнях? Как происходит идея написать такую композицию?
Прохор: – Всё наше творчество это эксперимент двух людей, о ходе которого заранее никто не договаривается, поэтому результат для самих авторов всегда неожиданность. Насчет вдохновения для текстов мне трудно судить, но думаю это личные переживания, нечто происходящее в мире, поэзия, фильмы. Мы скорее люди не склонные оптимистично смотреть на мир, поэтому музыка получается мрачноватой.
– Давайте на примере: «Supplanted Sanity» – это личные переживания или влияние культуры?
Кристина: – Конкретно «Supplanted Sanity» – песня социальная, про навязанные ценности и “не свои” мысли в “своей” голове. естественно влияние культуры на лицо, но спета человеком не лишённым личных переживаний на эту тему.
– Кристина, насколько я понимаю ты отвечаешь за вокал и за клавиши. Над текстами ты работаешь сама или это коллективная работа?

Кристина: – Над текстами работаю сама и никакого точного рецепта, к сожалению, рассказать не могу. Приходят в голову мысли и оседают на мелодии. Часто моя партия выкристализовывается из джема/импровизации, как это бывает у многих вокалистов. Изначально настроение обычно уже задано первыми битами и басом, которые придумает Прохор, я это настроение чуть-чуть развиваю и “уточняю”.
– Должен заметить, у тебя отличное произношение английской речи. Где ты почерпнула столь отличное произношение? Это упорная практика в рамках образования или обитание в соответствующий среде?
Кристина: – Спасибо. Училась на английском, а также довелось некоторое время пожить в разных странах. Тут нужно ещё добавить, что отношение к языкам в маленьких странах не такое, как в больших. У нас 200 км в любую сторону и другая языковая зона, поэтому беглый английский это не редкая роскошь, а абсолютная необходимость почти в любой индустрии.
– Бесспорно. Так, подытожим: какие планы по проекту Dead Loli на ближайшее время?
Кристина: – Надеюсь в январе выпустим новую песню, как обычно мрачную и кровожадную.
– Имеются ли у вас каналы где вы рекламируете грядущие релизы?
Кристина: – У нас есть youtube и bandcamp, кажется пока этого хватает т.к. мы оба достаточно закрытые и интровертные.
– Несколько правил создания успешной композиции, на ваш взгляд?
Кристина: – У меня есть какие-то личные предпочтения, но вообще я бы сразу обозначила, что правил никаких нет в искусстве. Всё зависит от вкуса и кругозора. Для кого эталон Ариана Гранде, а для кого Джон Кейдж, 4 минуты садящийся за рояль.
Я люблю когда гармоническое развитие минималистичное, но структура композиции динамична. И как вокалистка особенно смакую пропевать жирную пачку беков. Насколько такая композиция “успешна” я не знаю.

Прохор: – Если бы я знал правила успешной композиции, я бы писал успешные композиции. А вообще мне нравится старый рок-н-рольный подход – сложная структура, куплеты, припевы, бриджи, соляки, смены ритмов и т.д. Нравится когда песня похожа скорее на пьесу, где не знаешь что дальше будет. Ну, у нас наверное рамки жанра диктуют свои правила, но я работаю над усложнением композиции.
– Здорово! Заключительный вопрос: в чем для вас заключается счастье?
Прохор: – Это слишком эфемерное понятие, короткий момент, которой осознаёшь только спустя время. Поэтому счастье, оно в умении поймать этот миг и осознать. Тогда можно быть счастливым даже в любой рутинной ситуации.
Кристина: – счастье для меня похоже на влюблённость или подъём жизненного тонуса, когда испытываешь воодушевление, интерес и горят глаза. Счастливый человек знает, что способно в нём вызывать эти чувства и обходя препятствия (если таковые есть) наполняет ими свою жизнь.
– Великолепно! Спасибо, Кристина и Прохор за нашу беседу, было весьма интересно узнать о вашем коллективе!
Кристина: – Спасибо Вам за интерес к нашему творчеству!

________________________________________________________
Автор Юрий Павлов специально для портала Musecube.org
Youtube и Bandcamp Dead Loli
Фотографии предоставлены исполнителем


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.