Осень. Сентябрь. Грусть. Как важно именно в это время года сделать так, чтобы депрессия не одержала верх над настроением. В этот момент особенно ценно найти понимание у близкого человека или найти выход своим эмоциям. Все это сполна могли получить зрители, которые посетили клуб Космонавт. Здесь 26 сентября выступал Дельфин, он же Андрей Лысиков.

Звук все приближался, усиливался и, казалось, был везде. Толпа выдохнула, и Андрей появился на сцене, начав что-то беззвучно говорить в микрофон. Это шептание, пусть даже вызванное техническими проблемами, было похожим на какое-то заклинание, положившее начало выступлению. Замечал ли он в этот момент смотрящие на него сотни глаз, или неотвратимая махина под названием музыка уже взяла верх? Мгновение, и его хаотичные движения уже не поддавались описанию – его руки продолжали мелодию, и двигались в одном ритме с ней. Но исступленные танцы сменялись невозмутимым спокойствием, и мерным покачиванием из стороны в сторону.

Мы с тобою две капли разные одной воды
Слезы облака
Разобьемся об землю стразами
Разлетимся вокруг да около

Он не говорит со сцены громких слов. Он вообще не говорит публике ничего, кроме «добрый вечер». Кажется, он вообще не видит, что стоит перед переполненным залом, и находится в каком-то своем измерении. И точно в таком же завороженном состоянии находится каждый человек в зале, который смотрит на сцену, не отрывая глаз. Дельфин «бьет» жестами и «жжет» словами, словно электричеством, поглощая энергию, чтобы слить ее воедино с музыкой. Но это не пышущее жаром огненное шоу — это долгое, мерное горение факела.

Создавалось ощущение, что он получает импульсы от музыкальных нот, находясь на своей, особой волне. Время от времени могло показаться, что он лишь транслирует слова, доносящиеся прямо из другого, параллельного мира. Но нет, так нельзя петь о чем-то неизведанном и постороннем. Ты знаешь эти мысли, ты чувствуешь эти эмоции. Такие признания не могут быть придуманными, и многие в тот вечер могли сказать – да, это и мои мысли. Разве кто-то не проходил сквозь непонимание, измену, любовь и отчаяние? И разве можно точнее сказать, ощутить эти эмоции, как не в его песнях?

Я отдала бы всё за то, чтоб только быть.
Хоть чьей-нибудь на этом дне Вселенной.
Чтобы в конце концов торжественно остыть.
В заботливых руках любви обыкновенной.

Надрыв и страстные, бесконтрольные мантры, припечатывающее тебя к стене. Тщательно проговаривая каждое слово, Андрей разрывал душу и доходил прямо до сердца. И вот ты – уже одно целое с этой космической музыкой, уносящей тебя куда-то далеко отсюда. Здесь нужно отметить безусловный талант Павла Додонова – благодаря его гитаре, магическая музыка выходила за рамки и разрывала сознание.

Выступление дополняло световое шоу – и каждый всполох света идеально вписывался в музыкальную нить. Красный свет прожекторов словно продолжал внутреннюю борьбу Дельфина, а ряд белых, мощных ламп создавал неотвратимое впечатление загнанных в угол эмоций, что готовы вырваться из-под контроля. И как неизбежность — крик, переходящий в вой – когда уже невозможно удерживать в себе эту боль и переживания.

Напряженное монотонное звучание поражало неотвратимой силой, которой под силу преодоление любого препятствия. Такими становились и люди, будто заново переродившиеся из клоаки тьмы и пучины неуверенности. Оставив на концерте все, ставшие вмиг не ненужными, переживания, они выходили, наполненные новой, чистой энергией. Такая разрядка необходима каждому, остается лишь поймать свой импульс в ритме печальной осени.

Валентина Казакова, специально для MUSECUBE
Фотоотчет Елены Карповой смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.