yasmin levyМосковский международный Дом музыки плавно завершает сезон, приготовив несколько изысканных сюрпризов гурманам от мира музыки. Известные своим демократичным подходом к выбору исполнителей, программные директора самой концептуальной площадки Москвы пригласили Ясмин Леви выступить 17 июня в самом большом Светлановском зале. Эта израильская дива, поющая сефардские песни на языке ладино, несмотря на специфичность репертуара на удивление органично вписалась в интерьеры академического заведения.

История Ясмин как певицы довольно неординарна: Ицхак Леви – ее отец-был крупнейшим исследователем сефардской культуры, в том числе собирателем богатейшей коллекции фольклора этой этнической группы. Единственной просьбой Ицхака перед смертью было.уничтожение всех его архивов. Так что, если вы думаете, что Ясмин вошла в мир ethno-music с готовым, долгие годы копившимся материалом, то это не так. Свою нишу она заняла самостоятельно, обильно сдобрив народный сефардский репертуар песнями собственного сочинения.

В Россию Ясмин привело не только желание накупить ушанок на Арбате на случай холодной израильской зимы. В разгаре мировой тур певицы, посвященный выходу нового, пятого, альбома «Libertad». Не так давно Леви стала матерью, и критики отмечают, что этот факт пошел на пользу музыкальному материалу: песни авторства Ясмин обрели глубину, а манера исполнения стала максимально чувственной и женственной.

Но зрителям в большинстве своем нет дела до умозаключений критиков, зато их можно подкупить искренностью и мощью. Что и делала Леви все 2 часа выступления. Это был уникальный концерт, в том плане, что таких откровенных и удивительно теплых диалогов в Светлановском не велось, наверное, никогда. Ясмин рассказывала о матери, любви, женской судьбе. Каждой песне предшествовала история – очень личная, отчего восприятие усиливалось многократно. Когда уровень трагического драматизма зашкаливал, певица разряжала обстановку шутками на тему чрезмерной «печалистости» своего репертуара. Апогеем выступления стало совместное со зрителями исполнение Adio Kerida – оказывается не такой уж и трудный этот ладино: зал пел так дружно и на разрыв аорты. Ну, точь-в-точь «ой мороз, мороз» на новогоднем корпоративе.

Выходящим из зала в тот вечер оставалось только удивляться: как этой хрупкой женщине хватило горючего, чтобы отогреть сотни людей за молниеносно пролетевшие два часа.

Стелла Татевосян, специально для MUSECUBE
Фотография с официального сайта певицы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.