Фестиваль «Свинг белой ночи», организованный Филармонией джазовой музыки совместно с Комитетом по культуре Правительства Санкт-Петербурга, прошел уже в девятнадцатый раз и с неизменным успехом. Открытие состоялось 28 июня в знаменитом здании Филармонии, фестиваль продлился два дня и торжественно завершился легким джем-сэшном на открытом воздухе возле здания Русского музея. Это событие стоит проводить хотя бы ради того, чтоб увидеть всех этих элегантных джазников, одетых в костюмы, платья, шляпы, трубки и отстукивающие ритм ботинки. Восхительные люди толпятся около здания филармонии, сидят вокруг сцены на сооруженных собственноручно табуретках, прогуливаются по скверу, курят, беседуют под звуки му.

«Пойдем выпьем!» – доносится из толпы сбоку от сцены. «Нет, я лучше послушаю», – раздается в ответ. И со сцены вторит труба Джо Магнарелли.

Любовь и Музыка – вот что самое главное в жизни. Все остальное – лишь попытки убежать от настоящего, спрятаться. Чем дальше мы бежим, тем изощреннее становится жизнь и тем сложнее вернуться…. Только импровизируя и в Любви, и в Музыке можно сотворить…. Соткать настоящее, приближающее, то есть возвращающее нас к природе…. Импровизируя, легко родить Чудо, которое будет держать нас на плаву, питать…. Благодаря ему мы живем здесь и сейчас…. В этот вечер…. Отголоски его будут питать нас потом, но никогда не повторится Чудо одного вечера…. Но оно может помочь создавать и создавать вновь…. Новые и новые чудеса…. С участием, конечно,, тех же нот, но других гармоний…. Внезапность и есть движущая сила Любви и Музыки.

Внезапность – движущая составляющая джаза во всех его проявлениях.

От напористых и уверенных нот, взятых саксофоном Давида Голощекина, игривого тромбона и пам-па-рам босса-новы в голосе турчанки Сибель Косе до сдерживаемых басов польского трио Петра Бискупски.

Голощекин и оркестр исполняют несколько известных пьес собственного сочинения, разбавляя паузы между песнями рассказами о том или ином эпизоде из своей или общеджазовой жизни. А потом выходит постоянная спутница ансамбля, вокалиста Элла Трафова, и они вместе вспоминают Гершвина, Роджерса и даже Анну Андреевну Ахматову, стихи которой и раньше звучали как музыка, но теперь звучат и в стиле джаз.

Давид Семенович не забыл и про добрых американских бопников. Он рассказал историю про концерт великого Диззи Гилеспи в Москве, в котором он сам тоже принимал участие. Когда Диззи вручили цветы после одной из песен, а это были три гвоздики, то он сказал, что никогда ему не дарили столько цветов. Но это был не сарказм, он говорил правду, так как в Америке цветы за джаз действительно не дарят.

Несмотря на то, что зал петербургской Филармонии и смахивал немного на один из залов старого Чарльстона в Южной Каролине, цветы за джаз у нас дарят. Ну а как не дарить?

Турчанка Сибель выступает с питерским музыкантом Алексеем Черемизовым, который аккомпанирует ей на фортепиано. Начав с Сиднея Бише, она легко уносится ритмами бразильской босса-новы в южные моря, становится трубой… потом вспоминает про публику и возвращается.

В завершение первого дня выступил коллектив из Польши, состоящий из контрабаса, гитары и ударных. Пьесы, конечно же, основаны на игре контрабаса, остальные инструменты выступают в качестве аккомпанемента. Но периодически виртуоз контрабаса Гжегож Надольны передает слово и другим музыкантам, отступая на второй план.

Вечер закончился, и отголосок этой прекрасной игры быстро стих, оставшись лишь невесомым облаком в небе над зданием Филармонии.

Текст: Мохнаткина Юлия

Фото: Таня Смирнова (фотооотчеты смотрите здесь, здесь и здесь).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.