История катастрофически быстро ставит все с ног на голову: каких-то  сто лет, и Елисейские поля   не   завораживают не только россиян, но и, кажется, самых французских французов.  Патриция Каас прописалась  на Рублевке, Ален Делон на пару  с Пашей Волей поднимают российский кинематограф (официальная версия для печати),  Жерар Депардье   вообще выиграл  гонку маразма, заимев паспорт гражданина РФ одновременно со званием почетного удмурта.

Франкоязычные славянофилы умиляют бесконечно, но за аутентичностью все же придется идти в маленькие клубы и искать неприметные афиши. К примеру, судя по количеству людей  в кафе Букле 24 февраля, не более 20 человек, умудрились отыскать на просторах сети информацию о концерте Мелькиора Либоа.  Мало того, что культовый в определенном смысле исполнитель выступал с новой программой, он еще и привез с собой друзей: автора -исполнителя Жана-Луи Шинаски и  очаровательную девушку Лоретт на  пару с контрабасом. Концерты в более расширенном составе ( в Ижевске с командой El Tango  и в Москве с группой Моя Мишель) еще предстоит услышать меломанам, но вот на  таком камерно- интимном музыкально-поэтическом  вечере довелось присутствовать немногим.

Выступление Жана Луи Шинаски язык не поворачивается назвать бонусом. Практически неизвестный российскому слушателю гитарист за 40 минут дал понять, что не зря включен одним из центральных французских каналов в ” Панораму  французской песни” – в главу ” Дети Генсбура” . Он,  конечно, не так глумлив и вызывающе дерзок, но  тексты  его ироничны, композиции мелодичны, а сам артист бесконечно  обаятелен и, несомненно, является носителем шарма и жизнелюбия, так свойственного французским шансонье. Даже исполняя достаточно печальные вещи, вроде истории про девушку Алису, ушедшую навсегда и оставившую лишь фото, или пьяницу-неудачника, ежевечерне обходящего бары в поисках мечты, Жан Луи умудряется  делать это так легко и непринужденно, что ассоциативно всплывают лишь романтичные   кабачки Монпарнаса с их обитателями, попивающими кальвадос  и бесконечно спорящими  о любви и поэзии.
Мелькиор  в своем творчестве, напротив, несколько дистанцируется от традиционного шансона в пользу более эклектичной, внежанровой , где-то даже world-музыки. По собственному признанию певца, ему не нравятся сравнения с Жаком Брелем, Ивом Монтаном  и прочими великими шансонье, хотя бы по той причине, что дотянуться до их  высот практически невозможно . Но мы слукавим так же , как он, если скажем, что вот ни капельки ничего  общего нет. Конечно,  Либоа продолжатель традиций, в первую очередь как поэт. Его тексты умные,  ироничные и очень человеческие.  А  достаточно несложную музыкальную составляющую певец всегда оживляет подачей: гитара, губная гармошка, бандолина, контрабас в обнимку с очаровательной девушкой… Композиции чаще всего печальны, но если вы не владеете французским, в счастливом неведении  будете притопывать ножкой, хлопать в ладоши  и глуповато улыбаться, покачивая   в такт головой: обаяние   Либоа как  исполнителя накрывает пуховым одеялом, согревая даже в  промозглой февральской Москве.

Стелла Татевосян, специально для MUSECUBE

Фотоотчет Владимира Кальяна смотрите здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.