Молодой папа 26 марта в новом пространстве театра «Наций» студия камерной музыки «Simple Music Ensemble» сыграла мелодии из телесериала Паоло Соррентино «Молодой папа».

 

 

Дожди вернулись в Москву. Яркие огни большого города, туман и мокрые улицы размыли очертания зданий, и стало казаться, что наш мир всего лишь картины импрессионистов. Картины, нарисованные масками, сделанные меньше, чем за час, нечёткие, а мы едва прорисованные фигуры в жизни которых обязательно должна быть музыка.

 

 

В холле театра «Наций» с каждой минутой становилось все больше зрителей. Они неспешно снимают пальто, походят к зеркалу и поправляют свои причёски, которые хотел испортить дождь, но не сумел. С каждого уголка доносятся слова о телесериале «Молодой папа», на втором этаже играет музыка и кажется, что мир суеты остался далеко позади и пришло время долгих разговоров об искусстве.

 

 

Администратор просит подняться на второй этаж и пройти в зал. До начала концерта осталось меньше десяти минут. Толпа неспешно преодолевает расстояние, идя вверх по лестницам театра. Билеты без мест, каждый может занять удобное для себя место. Через пару мгновений люди расселись и в воздухе повисло томительное ожидание.

 

 

На сцену выходят музыканты, во всем чёрном, неброском. Лёгкими движениями они проделывают путь к своим инструментам, аккуратно прикасаются к ним. Быстро переглядываются, будто бы затеяли шалость, их руки уже приготовились играть. Тишина на пару секунд.

 

 

Удары по большому барабану. Раз. Два. Удар. Раз. Два. Звуки скрипки. Подключается фортепиано. Рождается прекрасная музыка в которой важен каждый инструмент. На большом экране транслируются виды романтической Италии. Вот тот самый собор Святого Петра в Ватикане, в котором разворачивается сюжет сериала. Виды сменяются, и кажется, что мы не в Москве, а где-то в Риме или во Флоренции и нас преследует музыка сказочной страны. Душа будто бы парит в воздухе и танцует вальс. Эта мелодия легка и прекрасна. Вселенная состоит только от этой композиции.

Молодой папа 1

С каждой секундой музыканты все экспрессивнее играют на своих инструментах. Если остановить свой взор на ком-нибудь одном из труппы и просто смотреть, то кажется, что музыкант и его орудие одно целое. Одно является продолжением другого и если их разлучить, то ждёт погибель, они не могут существовать друг без друга.

 

 

Они играют саундтреки один за другим, плавно переходя к новой, создавая ощущение, что это одна длинная композиция.

 

 

Тёмный зал, который освещает только видеоряд. Еле освещённые фигуры музыкантов. Взгляд падает на пианистку. Чёрное платье в горошек, тёмные волосы и бледные руки. Пальцы мягко и плавно скользят по клавишам, во время паузы повисают в воздухе. Движения пальцев легки, словно полёт бабочки. Её тело двигается в такт музыке. Ноги отбивают ритм. А пальцы все скользят и скользят. Если бы музыка была живым человеком, то она была бы нею.

 

 

Музыканты находятся в своей вселенной. Мир реальный с восхищёнными взглядами зрителей им не интересен. Звуки все сильнее захватывают сердце зала и уносят в далёкую Италию. Музыка смолка.На сцене появляется рыжеволосая девушка. Она медленно идёт к микрофону. Дети музы Евтерпы вновь переглядываются. Раз. Два. Они берутся за свои инструменты, зрители вновь погружаются в мир звуков. Голос певицы похож на голос Эдит Пиаф. Виолончели и скрипка слились воедино, фортепиано добавляет ноты лёгкости. Но все уходит на второй план, уши слышат только голос, который все глубже проникает в сердце и заставляет забыть этот бренный мир. Лёгкость и мечты о далёком. Тишина… Певица покидает сцену.

 

 

Концерт продолжается уже в привычном для нас русле. Музыканты, их единство со своим инструментом и красивая музыка. Маги со сцены медленно убирают свои пальцы с клавиш, струн. Виолончелист делает глубокий вдох и начинает играть. Сначала медленно, едва касаясь струн, позже экспрессивно и мелодия напоминает о сценах предстоящей опасности. Его руки, тело, движения головы заставляют думать, что он играет последнюю композицию, но не вечера, а своей жизни. А напоследок нужно сыграть лучше, чем когда-либо и лучше, чем ты можешь. Если два столетия назад все говорили о скрипаче Паганини, то сегодня все будут говорить о виолончелисте и его виртуозной игре.

Молодой папа 3

 

Микрофоном завладевает мужчина средних лет. Его движения изящны. Музыканты начинают играть новую композицию. Певец начинает петь и его голос окончательно переносит нас в Италию. Москва забыта, холода позади, пришло время солнечного Рима и весны. Если бы в зале не было стульев, то ноги не смогли бы воздержаться и унесли бы медленно кружить под плавную песню. Звуки скрипки, виолончели, фортепиано и большого барабана невозможны без этого голоса. Все конгруэнтно. Именно такой должна быть музыка.

 

 

Певец уходит со сцены. Музыканты начинают играть ту же композицию, что была самой первой. Это последнее, что мы сегодня услышим, но такое возвышенное и прекрасное. Удары по большому барабану и скрипка напоминают звуки дождя, фортепиано и виолончели убивают тяжесть и превращают мир в хрупкий цветок. Где-то рядом танцуют невидимые музы. Музыка медленно становится тише и смолкает. Долгие аплодисменты. Нам пришлось вернуться в Москву и оставить Италию до лучших времён. Но все то, что нам сегодня сыграли ещё долго будет снится во снах и манить в далёкий Рим.

 

 

 

Азалия Фаттахова специально для Musecube

Фотографии автора 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.