Чтобы достоверно рассказать о концерте Леонида Фёдорова, Владимира Волкова, Вячеслава Ганелина, Татьяны Гринденко и Владимира Мартынова, что прошел в московском ЦДХ 16 сентября, необходимо достичь состояния нервозности, разорванности сознания. Спокойный тон здесь не уместен. Да и как можно быть спокойным, когда скрипки визжат так, будто кому-то вот-вот перережут горло.

Но обо всем по порядку.

Зрители в ЦДХ

Первыми на сцену в этот пятничный вечер вышел ансамбль OPUS-POSTH, возглавляемый Народной артисткой Российской Федерации Татьяной Гринденко. Никакого плавного погружения, никакой прелюдии, забудьте обласканные! Зрителей сразу бросают в пропасть – без страховки и троса – одним взмахом смычков. Струнный оркестр из 9 человек, черные мантии, напряженные лица и музыка апокалипсиса. Названия произведений никто не называет, потому у тех, кто слышит исполнителей впервые, нет никакой точки опоры. Только визг инструментов, под напором которых у слушателя остается лишь два варианта – попробовать погрузиться в эту музыку, последовать за ее нестройностью, оторвавшись от привычных представлений, или закрыться и уйти в свои мысли. И тут становится понятным, что собственно передают музыканты посредством своей игры – чувство тревоги, страха – и именно так люди обычно реагируют на это чувство – погружаются в него или прячутся. Я остановился где-то посередине и попробовал пойти дальше, чтобы нащупать здесь смысловую нить. Оркестр будто возвещает о чьем-то приходе… то ли смерти, то ли истины, то ли Антихриста. Никакие внутренние возмущения не помогают, ассоциации именно такие, что пугает еще больше. Я осмотрелся. Лица у людей в зале завороженные, каменные. В этот момент на сцене будто поднялся ветер – смычки завизжали еще яростней, мне показалось, что еще чуть-чуть и этот ураган снесет ЦДХ к чертям. Тревожные ноты набухали и лопались, музыканты устроили между собой безумную схватку. В голову пришла последняя сцена из «Гамлета»: замкнулась цепь кровавых предательств, главный герой умирает, последние слова: «Скажи ему, как все произошло./И что к чему. Дальнейшее – молчанье».Финал. Громкие аплодисменты. Ансамбль оборвал повествование также внезапно как начал и покинул сцену.

Татьяна Гринденко

В зале притушили свет. За рояль сел композитор Владимир Мартынов, известный многим, как автор музыки в фильме Павла Лунгина «Остров». Пальцы маэстро заскользили по клавишам . 65-летний композитор представил медитативную поэму «Стена сообщения», погруженную в саму себя. Одной рукой художник вводил вас в транс, другой создавал образы и плел линию сюжета. Высокие минорные ноты стучались в сердце, но открыть его было не так-то просто. Внутренняя картина композиции открывалась лишь при очень сконцентрированном и пристальном взгляде. Выступление Мартынова можно сравнить с походом в кино, где экран – воображение зрителя, а музыка прожектор, направляющий образы. Каждый мог самостоятельно проецировать образы на экран, связывать их воедино и извлекать из этого что-то важное для себя, преодолевая стены и границы невозможного. Судя по крикам «Браво!», прозвучавшим после окончания произведения, для многих этот опыт получился удачным.

Третьим на сцену ЦДХ вышел, приехавший из Израиля, джазовый пианист и композитор Вячеслав Ганелин, в сопровождении знаменитого контрабасиста Владимира Волкова. Музыканты представили причудливый авангардный джаз, порой срывающийся до утробной истерики. Лично меня в этом выступлении поразила игра Волкова: он буквально слился со своим инструментом, как с партнером по дикому, безумному танцу. Каждый его жест, выражение лица, мимика – примагничивали мой взгляд. Эти яростные удары смычком, резкие движения рук, повороты головы, казалось у музыканта сейчас случиться припадок экзальтации, а из инструмента будут вылетать не ноты, а восторженные духи. Отношения контрабаса с роялем складывались по-разному: то это был диалог, то безудержный спор, в котором инструменты пытались перекричать друг друга, то вдруг сливались в объятиях и обрушивали на зрителя музыкальную бомбу. Глядя на сцену, я записывал в блокнот ключевые слова: «на грани», «нервный срыв», «истерика». Только так можно описать услышанное. Редактировать записанное, значит что-то изменить или облагородить, а мне бы хотелось быть наиболее правдивым.

Следующим номером программы стало сольное выступление Татьяны Гринденко. Оставшись один на один с шестью пюпитрами, скрипачка исполнила душевыворачивающее произведение, наполненное острыми углами, на которые постоянно натыкался слушатель.

Леонид Федоров

Затем на сцене появился любимец публики, «заведующим всем» Леонид Федоров. Вместе с Владимиром Волковым он исполнил несколько композиций из собственного репертуара, включая «Португальскую» и «Волны Те». Зрители, как было видно, с радостью окунулись в знакомые им вещи, а Федоров и Волков действовали как единый организм, поражая присутствующих глубиной и эмоциональностью исполнения. Шкала искренности зашкаливала, «последние вопросы» вновь и вновь вплетались в контекст, но оставались без ответа.

В завершении концерта на сцене появились все его участники, за исключением Вячеслава Ганелина. Квартет порадовал зрителей несколькими композициями из «АукцЫона», после чего лидер питерской группы отложил гитару и прочитал стихи. Эпиграфом вечера стала песня «Сын» на слова поэта Александра Введенского. Проникновенное исполнение в совокупности с глубоким текстом никого не оставило равнодушным.

Формально 16 сентября в Москве музыканты представили новый DVD коллектива, на котором можно увидеть выступление, сыгранное в феврале 2011 в Театре Гиватаим, в Тель-Авиве, в честь участия России в XXV Международной книжной выставке. Хотелось бы верить, что столь разные и самодостаточные музыканты не остановятся на достигнутом и продолжат сотрудничество.

Фотоотчет Юлии Калугиной с концерта в ЦДХ 16 сентября 2011 года смотрите здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.