Знаете ли вы, кто такие сефарды? А что такое ладино? Неизвестные слова всегда так загадочны… 18 июня в Капелле израильская певица Ясмин Леви приоткрывала тайны своей музыки и позволила узнать традиции самых разных культур. Грациозная и величественная, в длинном блестящем черном платье, она выглядела просто великолепно на фоне белоснежных колонн Капеллы. «Вчера — в Москве, завтра – в Испании» — и только сегодня – в Санкт-Петербурге.»

В ее грассирующем голосе и изумительной музыке можно было услышать и еврейские напевы, и страстное танго и жгучее испанское фламенко. Песни с нового альбома «Libertad» она представляла особо, делясь со зрителями своим недавним творчеством. Она погружала зал в меланхолию и грусть, и делала это удивительно прочувствовано и эмоционально.
«Сегодня – печальные песни» — говорила она и делилась своей скорбью, будто говоря не со зрителями, не всегда понимавшей ее слова, а родными и близкими людьми. Так и было на самом деле – ее музыка, ее глаза, и песни подсказывали то, что было сложно понять разумом.

«Стоит мне начать грустить, как уже на следующий день появляется новая песня» — говорит Ясмин и ее слушатели печалятся вместе с ней.

«Я никогда не беру цветы во время выступления» — заметила она после того, как ей был преподнесен очередной букет, «Но здесь я делаю это, поскольку чувствую, как для вас важны прикосновения, и я приятно удивлена». — и действительно, количество цветов все росло, и каждый, кто подходил поблагодарить певицу, непременно хотел ее коснуться.

Она рассказала о своем отце. Он тоже был музыкантом, а также одним из первых исследователей истории культуры еврейской диаспоры в Испании, в том числе музыкальной. Певица «пригласила» его на сцену, и в динамиках зазвучал мужской голос. Они пели дуэтом – отец и дочь. Их разделяли года, а соединяла — музыка. Это была старинная традиционная песня на языке ладино, на котором говорили сафарды — евреи, жившие в Испании.

Но в творчестве Ясмин соединяются не только песни из глубины веков, но и те, что не застыли во времени, а смешались с коктейлем турецкой, кубинской и даже греческой музыки. Из такой удивительного смеси получилось нечто удивительное, свое, особенное. В ее было песнях можно уловить и плач, и стоны, и молитвы, и народные напевы. Угадывались испанское фламенко и витиеватые израильские напевы, мусульманские мотивы и свобода Испании. А рассказы о том, как издавна сефардские песни пели женщины за домашней работой – пока готовили, убирали, стояли у плиты, и передавали свои напевы дочерям – позволяли ближе понять Ясмин и узнать, как же та поняла, что хочет стать певицей.

Внезапно она спросила: «Не хотели бы вы спеть со мной?» и пропела припев «Adio kerida» — несколько фраз, которые предстояло повторить зрителям.

Adio,
Adio kerida
No kero la vida
Me l’armargates tu

Она снова и снова учила публику непростым испанским фразам, и вот, наконец… Зал, все смелее и смелее, и скорее не заучив, а поняв, почувствовав эти слова, уже во весь голос подпевал, да как! В стенах Капеллы спонтанно созданный хор исполнял несколько строк настолько слаженно, что можно было заслушаться.

Диапазон ее голоса поражал и восхищал. Казалось, Ясмин может петь бесконечно. Ее голос, разливаясь по идеально выстроенному акустическому залу мог дойти до каждого сердца. Иногда даже без микрофона, который она пару раз нарочно опускала.

Представление музыкантов происходило под оглушительные аплодисменты – все были очарованы и покорены маленьким оркестром, который, к тому же, оказался международным. Итак, акустическая гитара была родом из Израиля, виолончель и фортепиано из Англии, а духовые — из Армении.

Перед рассказом о последнем участнике группы, она приостановилась, и неожиданно с веселой улыбкой начала рассказывать о своей теще, словно рассказывая анекдот. И про не самые добрые родственные связи, и про известное отношение к сварливым старухам. Прозвучало даже пожелания скорой смерти, разумеется, в шутку. «На самом деле, она хорошая женщина» — наконец призналась Ясмин, и только через секунду все догадались, почему же она вспомнила о ней.
«А вот и сын этой женщины – мой муж» — смеясь, указала она на ударника, из-под рук которого в этот вечер вылетали ритмы не только кахона и тарелок, и но и загадочного инструмента, больше похожего на кувшин, негромкие хлопки по стенкам которого издавали глубокие, чуть приглушенные звуки.

Наконец, зазвучала заглавная песня с последнего альбома «Libertad» — «Freedom», и пожелание чувствовать себя свободными, возможно, было самым главным на этом концерте.

Она так долго прощалась, не желая покидать сцену, а публика не хотела расставаться с жемчужиной Израиля, что ей даже пришлось произнести. «Это последняя песня. Честно». И рассказав грустную историю любви своей тети, она спела «Olvidate De Mi». И только после этого она ушла, оставляя после себя жгучее желание сейчас же, немедленно повторить эту волшебную сказку.

Найдите песни Ясмин Леви, послушайте хотя бы некоторые из них, и вы непременно согласитесь со словами певицы: «Мою музыку нельзя включить фоном. Ее нужно слушать и переживать. Или выключить. Меня либо любят, либо ненавидят».

Валентина Казакова, специально для MUSECUBE

Фотоотчет Юлии Левченковой смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.