О том, что я живу не на луне
Узнал я под утречко во сне.
О том, что не нуждаюсь я ни в ком,
Узнаю я сегодня вечерком.
А в чем моя веселая беда
Уже я не узнаю никогда.
(Инна Лиснянская, текст одной из песен с альбома «Быть Везде»)

Леонид Федоров имеет довольно внушительный «послужной список» – он начинал как солист той самой группы АукцЫон (и продолжает до сих пор). АукцЫон пел с поэтом-эмигрантом третьей волны, чародеем и завораживателем душ Алексеем Хвостенко. С 94-го года Федоров начал создавать сольные проекты (первый – альбом «Четыресполовинойтонны», записанный, по словам автора, по причине его задолженности вышеуказанной суммы денежных средств). После этого была работа с контрабасистом Владимиром Волковым, и до сих пор эти два музыканта стабильно в конце каждого года выпускают новый альбом. АукцЫон записывался со статусными нью-йоркскими музыкантами Марком Рибо и Джоном Медески, Федоров делал совместные выступления с композитором-минималистом Владимиром Мартыновым, Татьяной Гринденко из академического ансамбля «Opus Posth», с фольклористами Сергеем Старостиным и Андреем Котовым.cover

А в 2007-м АукцЫон уже выступал с группой Крузенштерн и Пароход (да, под загадочным «Крузенштерном» скрывалась целая группа), официально – «авангардная клезмер-джаз-рок группа, созданная русскоязычными музыкантами из Тель-Авива» в 2002 году. Коллектив исполняет качественный жесткий сложный альтернативный (в лучшем смысле этого слова) рок, со сломанными ритмами, тяжелыми рифами, смягченный элементами израильской тоски, воплощенной в нежном и зачаровывающем кларнете. Кроме АукцЫона также записывали фантастическую белиберду с группой …И друг мой грузовик. В своих клипах ребята предпочитают сниматься в толстовках со звездой Давида из черного скотча на лбу. Серьезные мужчины. Мат-альтернативный рок, Limp Bizkit с высшим музыкальным образованием и чувством юмора (шутка).

Кстати, без Федорова Крузенштерн звучит гораздо «альтернативнее». На данном концерте со стороны группы Крузенштерн и Пароход не было никаких особых прогрессив-роковых подачек, как-то они не проявляли свою альтернативность, может из-за простой структуры аукцЫоно-федоровских песен. Был в основном тяжеляк, могло сложиться впечатление, что Крузенштерн и Пароход – это просто группа, которая играет неплохой альтернативный рок. С добавлением кларнета и звуков пилы. А еще был Дмитрий Озерский на клавишах.

Концерт был многолюдный, с запахом виски, носящимся над головами, пронизанный духом разгула и бунтарства (и немного интеллектуализма добавляли задумчиво прислонившееся к стене мужчины с подкрученными усами). Казалось невозможным совместить такой нежный голос Федорова с этими жесткими гитарными рифами и множественными а-ля «привет втором альбом группы Nirvana» жесткими остановками и скрипами. Невозможно, казалось, совместить в привычную Федоровскую экзистенциальность и душевность с этими драйвовыми звуками, которые еще привычно ассоциируются с кедами, бородами и скейтами.

Кроме этой тяжелой артиллерии рифов, были, как же говорилось, потусторонние элементы – кларнет, звуками подобный рисункам-огурцам на восточном ковре да завихрениям в воздухе дымов курительных смесей, и пила. Звуки пилы (они извлекаются с помощью, кажется, смычка, которым водят по обычной тонкой пиле) очень специфичны и прекрасны – они такие, какими должны быть звуки, если вы попали в сказку с привидениями, вылетающими из печной трубы. Кстати, о сказках. Все тексты снова – как обычно – лишены рационального смысла и держатся часто фонетических рифмах (« – я не люблю, и – не говори; Ну малила мамамамаммала и туманно), но на этот раз они совсем наивные, в них задаются глупые детские вопросы (зачем зима? Легко, как свет летит, не поймать), в них аукыоновское отщепенство становится игрой в прятки под елкой, не лишенные тепла и самой большой тоски на свете. Обычно надмирный, витающий часто в облаках Федоровский проект опустился на землю тяжелыми шагами, но часть его так и осталась витать в облаках.
Крики «Федорова в президенты!» раздавались в ответ на очередное произведение гениального российско-израильского сотрудничества.

Кроме песен с нового альбома на концерте прозвучали по-новому старые «Таял», «Ждать» джазово-альтернативный «Там-Дам» и хардкорная с воплями и качем «Голова-Нога». Ведь, как поется модной группы Наркотики, «Девочки любят, когда «Джи-джи-джи»).

P.S. Под «джи-джи-джи» подразумевается фонетическая имитация звуков, производимых электрогитарой с дисторшном.

Мария Черкасова, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.