“Пикник” выступал в субботу 26 апреля в концертном зале “Аврора” с программой “Избранное”. Каждый музыкант группы составил свой список любимых песен, и потом тайным голосованием был определен окончательный расклад композиций, которые исполнялись на концерте. Получился сборник лучшего за — страшно сказать — 33 года! Ведь Эдмунд Шклярский возглавил “Пикник” в далёком 1981-м.

Первое, что бросается в глаза при входе в зал — средний возраст аудитории, который составлял около 25 — 30 лет. Большинство — парни и девушки значительно младше той группы, которую пришли послушать. Одеты современно, без особенных изысков, несмотря на традиционную приверженность “Пикника” к ретро-эстетике и театральным эффектам. Впрочем, можно заметить несколько человек в цилиндрах. Есть и публика постарше, она в основном занимает VIP-столики на втором этаже.

Слышно, как мальчик лет 12 оживлённо говорит своей маме: «Здесь будет Марат, а вон там — Шклярский. Постоим здесь, сбоку — всё равно он не будет кидать шляпу. Это же не “Азбука Морзе”». Видно, что парнишка уже неплохо разбирается в творчестве группы, которая чуть ли втрое старше него. Так что можно смело утверждать: “Пикник” — не из тех групп, которые слушают из-за ностальгии по ушедшим 80-м. Их музыка не менее актуальна и сейчас, хотя и не сильно изменилась с тех времён. Всё так же заставляют задуматься о вечном философские тексты, всё так же зачаровывает отстранённый голос Эдмунда Шклярского, и всё так же группа продолжает радовать поклонников перформансами и необычными эффектами.

Пока собирается публика, за сценой на огромном экране проецируется изображение звёздного неба с некими таинственными знаками. Эта картинка как нельзя лучше подходит для “Авроры”. Большой круглый зал с футуристичной цветной подсветкой напоминает космический корабль, это отлично сочетается с эстетикой творчества группы. Единственное, что немного выбивает из этой неземной атмосферы — дневной свет, пробивающийся в зал через щели между занавесками.

В зале хлопают – сначала нестройно, потом все сильнее и сильнее. Всё чаще раздаются крики “Эдмунд, выходи!” Но представление начинается по явно заранее спланированному графику – ровно на час позже официально заявленного старта. Звучит завораживающая фоновая музыка, включаются софиты, начинает работать дым-машина — и вот в 20-00 четверо музыкантов занимают свои места и начинают играть.

Пока исполняются песни, на экране меняются цифры, означающие годы творчества “Пикника”. Они постепенно растут — идут от раннего к позднему. И по мере этого движения становится ясно, что группа пронесла через все эти годы свой неповторимый стиль. Рушились империи, сменялись президенты, на смену телевидению пришёл интернет, аналоговому оборудованию — цифровое, винил уступил место компакт-дискам, mp3-файлам и онлайн-плеерам, а “Пикник” все так же радует зрителей умными (и по-хорошему безумными) текстами, цепляющими, сочными мелодиями и виртуозным исполнением в своей фирменной манере.

Кроме проекционного экрана, воплощать образы из творчества группы помогают артисты-мимы: парень в цилиндре и гриме белого клоуна и изящная девушка в маске. Они изображают героев различных песен: кукла, дирижёр, прекрасная дама, клоун, Элвис, космонавт, шаман…

Третьей песней звучит “Остров”. Зал окончательно включается в действо и начинает подпевать. Проектор показывает картины в стиле стимпанк: шестеренки, странный громоздкий механизм, силуэты дамы и джентльмена.

Звучат другие хиты группы: “Харакири”, “Немного огня”, “Влюблённый вампир”, “Шарманка”… На сцену снова выходит мим, на этот раз — в образе шарманщика, инструмент которого вместо музыки производит летящие в зал мыльные пузыри. Публика подпевает каждому слову и взрывается грохотом оваций, провожая музыкантов. Заканчивается первое отделение.

Во время антракта зрители не хотят расходиться, и не зря — музыканты вскоре возвращаются на сцену. Вторая часть концерта начинается песней “Египтянин”, которая производит на зал не меньший эффект, чем “Шарманка”. Изображение лица фараона на экране, фирменная жёлтая подсветка, сопровождающая слова “И со мною и солнце, и зной…”, и снова — зал, поющий вместе с Эдмундом Шклярским. Продолжают звучать любимые песни, уже из XXI века: “Нигредо”, “Говорит и показывает”, “У шамана три руки”, “Манекен”…

В какой-то момент мим запускает в зал два огромных воздушных шара. Один сразу же лопается об одну из подвешенных к потолку диодных ламп, зато другой толпа перебрасывает до самого конца концерта. Зрители с радостью слушают знакомые песни, подпевая и улыбаясь. Такой позитивный настрой даже может показаться странным на контрасте с манерой исполнения Эдмунда Шклярского. Он, как всегда, спокоен и бесстрастен. Лидер группы слегка привстаёт на цыпочки, когда берёт высокие ноты, невозмутимо взаимодействует с мимами, не меняя выражения лица, играет соло на гитаре и каких-то причудливых инструментах. Кажется, он погружён в медитацию и поёт для вселенной, а не для зрителей.

Звучит песня “Декаданс”. На сцену снова выходит мим в костюме дирижёра, а на экране демонстрируются сюрреалистические картины в стиле Гигера. Шклярский поёт:

Я последний певец декаданса

И от песни моей ты растаешь

Зал тает окончательно, и после следющей далее “Азбуки Морзе”, конечно же, не хочет отпускать любимую группу. Музыканты возвращаются и исполняют на бис ещё пару песен, после чего лаконично кланяются и уходят со сцены. Концерт окончен.

Прозвучали многие хиты “Пикника”, но что-то просто не поместилось в программу. Например, “Фиолетово-чёрный” и “Серебра!..” так и не прозвучали в этот вечер, и даже в очереди в гардероб слышно, как кто-то жалеет о том, что эти песни не удалось услышать вживую.

Выходя из концертного зала, зрители видят Неву и закатное небо, которое органично завершает шоу классиков отечественного музыкального декаданса, словно очередной красивый спецэффект.

Игорь Сорокин,
специально для MuseCube

Фотографии Екатерины Горчаковой смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.