Второй день Scandinavian Wave Festival ознаменовался выступлением в Москве в Центре дизайна Artplay не только таких редких гостей, как датчан Blue Foundation или уроженки Швеции Molly Nilsson, но и хорошо известной российским слушателям певицы Алины Орловы.

Ей, как жительнице Прибалтики, хорошо знакома и близка скандинавская поэтика, что можно уловить в ее песнях, а точнее в их настроении: загадочном и меланхоличном. В них что-то есть от северного сияния, от близости моря и холодного ветра. Но все же по духу – в композициях Орловой много абсолютного русского. Во-первых, конечно язык, который она часто использует и на котором пишет очень глубокие и пронзительные тексты. Во-вторых, присущее многим представителям русской культуры, чутье на слово. Она работает с ним, как искусный мастер, тонко проникая в каждую грань, каждый оттенок стиха, вплетая его в музыкальный ритм на алхимическом уровне, так, что музыка перетекает в голос, а голос в музыку. Чутье на слово не подводит певицу и в тех случаях, когда она создает музыку на чужые тексты. Стоит только вспомнить (а я не устану ее вспоминать) исполненную на фестивале песню «Ворон», написанную на стихи Александра Сергеевича Пушкина, которая звучит настолько мощно и актуально, как будто действие в ней происходит не в былинные времена, а здесь и сейчас. В продолжение разговора о языке, упомяну еще несколько композиций, исполненных на концерте. Все тоже чутье и начитанность привели Орлову к другим, уже англоязычным тестам, с которыми ей также удалось отлично поработать. Я имею в виду композицию «Folkner», в которую вошел отрывок из романа великого американского писателя Уильяма Фолкнера «Когда я умирала» (As I Lay Dying), а также песни, написанные на стихи Уильяма Блейка (сколько Уильямов сразу! Теперь Орлова обязана написать песню на слова Шекспира) «An island in the moon» и «The sick rose». Здесь певице удалось в полной мере передать и поток сознания фолкнеровских героев и романтизм Блейка, общее состояние расшатанности мироощущения, потерю связи со временем и пространством, и что еще страшнее – самим собой.

Однако эффект «проживания» текста достигается именно за счет мощного музыкального начала, красоты аранжировки и силы исполнения. С этим у Орловой и у музыкантов тоже проблем не бывает. Они всегда работают на полную самоотдачу, умело сочетая техническое исполнение с живыми и яркими мелодическими ходами. Бас, барабаны, гитара и пианино на концерте в Artplay порой достигали почти симфонического звучания, погружая в ту или иную песню целиком и полностью. Кроме вышеупомянутых песен Орлова и ее группа исполнили несколько новых треков, а также хорошо знакомые композиции с альбомов «Laukinis šuo dingo» и «Mutabor». Акустическая гитара усилила фолк-звучание группы, добавив новых красок и звуковых эффектов.

Нужно сказать, что в этот вечер на фоне других скандинавских «Валькирий» Алина Орлова выглядела еще более изящной, хрупкой и утонченной девушкой, чем обычно. Под «Валькириями» я подразумеваю остальных участниц Scandinavian Wave Festival – Molly Nilsson и вокалистку группы Blue Foundation Кирстине Стуббе Теглберг. Molly Nilsson в своем черном платье предстала на сцене настоящей Брюнхильдой, возродившейся в наше время, чтобы исполнять нелишенный ледяной красоты синти-поп, который наверняка будет по душе тем, кто ожидает скорого наступления Конца света. Кирстине Стуббе оказалась более женственной, но не менее воинственной и величественной, будто только что сошла со страниц древнеисландских мифов.
В целом, скандинавская волна – не из тех, что накатывает на город, чтобы разрушить его или поглотить. В случае Москвы она нашла здесь такого же «примерзшего» побратима и отзывчивого слушателя, с которым можно выпить, погрустить, помечтать и поговорить по душам.

Сурин Алексей, специально для Musecube.
Фотографии – Калугина Юлия

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.