«Странное дело! Братец Лис ну совсем мёртвый,

а ведёт себя, как покойнички не ведут.

Покойник, если придут взглянуть на него,

тотчас подымет кверху лапы и крикнет: «Ого-го!».

Тут, конечно, Лис поднял лапы и крикнул: «Ого-го!»

«Сказки дядушки Римуса»

Возможно, мне показалось, но в найденном мною в Сети авторском манифесте по поводу выхода дебютного альбома Jewrhythmics как-то очень часто поминают покойничков, точнее – мертвое. «Мертвая музыка на мертвом языке», «Идиш мертв! Да здравствует идиш!», «Давно почившие живут и чувствуют в нас»… Всё это будит мысли, мало совместимые с такими позитивными, в общем-то, стилями, как итало-диско или синти-поп, в которых, если верить прессе, работает эта группа. Порыскав по сайтам, информации на русском языке об этой группе я нашла до обидного мало. Судя по всему, Jewrhythmics пока мало знают в России, зато с недавних пор хорошо знают в Европе, особенно в Германии, где в начале этого года критика более чем доброжелательно приняла выходцев из России и Израиля. Но, помятуя о том, что «лучше один раз увидеть и т.д., я решилась познакомиться с группой «вживую», тем более, что первый большой концерт Jewrhythmics в России должен был проходить в Питере – моём любимом городе. Учитывая, где именно должен был состояться концерт (Модный клуб Грибоедов), зрелище обещало быть, по меньшей мере, любопытным.

И так оно, собственно, и оказалось. Спускаясь 19 сентября в темные глубины бывшего бомбоубежища, так разительно отличавшиеся от «верхнего мира» того же самого клуба – стекло, простор, много воздуха и теплого света –  я подумала вдруг о сошествии в Аид (не иначе, манифест сделал-таки своё черное дело). Продвигаясь в сине-черной полутьме мимо местного «Харона» и присаживаясь за концептуально обшарпанный столик неподалеку от сцены, я была готова услышать чуть ли не звуки из потустороннего мира. Но вместо этого меня встретил до боли знакомый веселенький мотивчик: «Где эта улица, где этот дом, где эта барышня, что я влюблен?».  Последний раз я слышала её в далёком детстве, когда смотрела довоенный ещё фильм «Юность Максима», помните: «Крутится-вертится шар голубой…»? На идиш это звучало изумительно. Ну, ещё бы – популярная народная песенка «Vu Is Dos Gesele» (Где эта улочка), мотив которой э-э-э… позаимствовали композиторы фильма, исполняется на идиш уже более полутора веков. В тот вечер я услышала, вероятно, один из самых неожиданных её вариантов в обрамлении жестких звуков синтезатора и ударных. Впрочем, ещё один привет из детства прилетел незамедлительно: «Купите бублички, горячи бублички, гоните рублички сюда скорей…».

  Песню «Бублички», услышанную опять же в каком-то фильме, я всегда нежно любила и даже слёзы проливала по малолетству над судьбой бедной торговки: «И в ночь ненастную, меня, несчастную, торговку частную ты пожалей!». Кстати, именно песня про бублики («Бейгелах»), перепетая на идиш евреями-эмигрантами, осевшими в Нью-Йорке, принесла в своё время удачу Сестрам Бэрри – популярному в середине прошлого века джазовому дуэту. В исполнении солистки Jewrhythmics она звучала весьма трогательно, особенно, если учитывать собравшуюся публику – больше двух третей зрителей явно дословно понимали, о чём идёт речь.  Особенно, когда прозвучала песня, которая должна была заключать концерт. Оказалось, что на идиш «Хава Нагила» звучит не хуже, чем на иврите.

Кстати, о публике. Не знаю, сколько среди неё было грибоедовских завсегдатаев, но приняла она Jewrhythmics  очень хорошо. Вероятно, помимо популярных мотивов (за «народными» песенками последовали не менее узнаваемые мелодии и тексты) и отличного вокала, сыграло свою роль удачное сочетание нарочитой театральности действа (чего стоят одни только «декадентские» жесты и позы вокалистки) и мощного, практически полностью «неживого» электронного ритма музыки. Живой вокал в лучших традициях синти-попа здесь не главный, он звучит контрапунктом нарочито искусственному звуку. Если говорить об общем впечатлении, то, помимо банального «понравилось» и «не хотелось уходить», нельзя не отметить удачно выбранную площадку для концерта. Не исключено, что в «верхнем мире» Jewrhythmics воспринимались бы слегка легкомысленно, если не пошловато. Но именно здесь, в гулких стенах бывшего бомбоубежища, мрачноватое очарование окружающего антуража придавало выступлению группы строгую законченность, в полной мере соответствуя их самопровозглашенному званию выходцев из глубин «Тель-Московского сопротивления».

Наталья Рябинина, специально для MUSECUBE

Полный фотоотчет Ирины Челышкиной смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.