Веточка сакуры в волосах и набухшие почки, чуть розоватый полупрозрачный весенний закат и влажная поволока на нежных девичьих глазах…. – всего лишь составляющие настроения. 21 апреля на сцену Светлановского зала Московского международного дома музыки вышла Hiromi Uehara, и всё прочее тут же осталось на Красных холмах, на высоком берегу Москва-реки близ Таганки, возле высотки на Котельнической. Хироми будто выпорхнула в традиционных кедах, рубашке-балахоне, с шаловливым растрёпанным хвостиком на макушке и неизменной чуть инфантильной улыбкой. Вряд ли к Хироми подходит определение «хрупкая», она какая-то другая – милая, непосредственная, но что совершенно точно, так то, что она диковинный цветок, посещающая Москву уже не первый раз и неизменно встречаемая овациями и бисами.

В прошлый приезд японская пианистка привезла в Россию сольную программу. В этот раз на сцене Дома музыки состоялся концерт проекта со сложным названием «Hiromi. The Trio Project featuring Anthony Jackson and Simon Phillips».

Первая же композиция, и сразу суть, естество этих людей: буйное джаз-рок трио с мощной подложкой и рассыпанными поверху горошинами нот. Нет, не по одной, а пригоршнями, кучами, щедро. Звучит эдакая 11-минутная громадина, глыба. Публика в шоке. Непростая ритмически, с запутанными риффами, с перетеканием мелодической линии, с динамичными вставками и затихающими секвенциями, переходящими в неожиданные стоп-брейки.

На большом концертном рояле расположился скромный синтезатор. Булькающие эффекты потребуются в композиции «Endeavor»: в начале, в середине, в конце, между которыми следуют развитие и восходящая хроматическая босанова. Перефразируя известное высказывание Кэрроловской Алисы, «на фоне мелодической запутанности джаз-рока, такая хроматика кажется толковым словарём». Булькающих электронных вставок три: вначале, в сердце и под занавес. Они как шампур, на который нанизывается всё остальное, не давая рассыпаться конструкции, скрепляя её и, одновременно, добавляя изысканности и пикантности.

Приветствие по бумажке на ломаном русском. Публика хлопает и смеётся. Улыбается и сама Хироми. Вообще, она дико смешливая, и чуть что, озорные искорки тут же зарождаются в щёлочках глаз, уголки губ шевелятся. Всем хорошо, и ей хорошо.

Основа этого концерта – альбом «Move» 2012 года, записанный всё с тем же The Trio Project featuring Anthony Jackson and Simon Phillips. Великие музыканты! Великолепный джаз-роковый барабанщик Саймон и невозмутимый, как и большинство басистов, Энтони образуют чумовую ритм-секцию. Впрочем, по экспрессивности Хироми им ничуть не уступает.

Как всегда, вступление на струнах прямо под крышкой рояля между перемычками рамы. Композиция монументальная: то затихающая, то разгорающаяся с новой силой, со сквозными пассажами, пронизывающими музыкальную ткань.

Хироми любит развитие по восходящей, когда события, будто разжимающаяся пружина, раскручиваются по спирали. Короткая передышка, только чтобы отдышаться, и очередной бросок на новый виток. Всё выше и выше вверх. Редкий незначительный спуск и снова вперёд. Как ей это удаётся, когда миниатюрной рукой Хироми октаву то берёт с трудом!

Иной раз медленное, размеренное начало. Кисти рук задумчивы, взгляд куда-то вдаль, вдруг взрыв и следующее за ним бравурное развитие. Хироми в своём творчестве последовательна. За это её ценят и любят по всему миру. Ей хлопают и свистят, как рок-звезде.

После лирической вещи, исполненной сольно, на «Alive» вновь на сцене все. Всего полтора часа и всего то несколько вещей, фундаментальных, переплетающихся идейно и стилистически. Альбомно-концептуальный концерт получился.

Разумеется, музыкантов зовут на бис. В последний момент, когда рояль, казалось, замер в ожидании прикосновения рук пианистки, прямо за сценой в полной тишине кто-то громко чихнул. Хироми прыснула со смеху. С трудом сдерживаясь, совладав с собой, наконец, приступает к исполнению.

Ей дарят цветы, не хотят отпускать, но в принципе публика довольна. Апофеоз – подаренный кем-то маленький забавный Винни-Пух. Поняла ли Хироми, что ей подарили? Может, кто-то объяснит уже потом за сценой. А, может, она так и увезёт прикольную игрушку на родину, сочтя её символом сочинской олимпиады или просто огромной снежной России, где, в соответствии с распространённым мнением, по улицам бродят стада косматых медведей под присмотром развесёлых цыган.

А слушатели расходятся под впечатлением от просто-таки фантастической женщины, замечательного пианиста, рисующего в своём воображении и потом на рояле эмоциональные полотна импрессионистов, приводящие оригинальный взгляд на банальные вещи в сферу свободной, ничем не ограниченной импровизации.

Андрей Ордальонов, специально для MUSECUBE
Полный фотоотчёт Натальи Габбасовой здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.