29-го сентября в клубе «Зал Ожидания» прошел концерт Найка Борзова, посвященый юбилею двух пластинок артиста. 20 лет исполнялось первому альбому «Погружение» и 10 — вышедшей в 2002 году «Занозе».

Публика, весьма разнообразная в этот вечер, начала подтягиваться ко входу около восьми часов вечера. Неприветливая петербургская погода, казалось, задает тон грядущему концерту, ведь общая атмосфера тех песен, что звучат на «Погружении» и «Занозе» достаточно меланхолична. Этим, наверно, объяснялось неоправданно большое количество людей, пришедших на концерт в одиночку.

После часового ожидания, ровно в девять, на сцену вышел Найк в сопровождении музыкантов. Ненашев, кстати,отчаянно напоминал Мэтью Беллами из любимой многими группы Muse.
Как и предполагалось, начало концерта выдалось достаточно спокойным, если не учитывать пару слетевших фанатов, прыгающих и тянущих руки к сцене даже под не созданные для таких действий песни.

Спустя некоторое время исполнитель поблагодарил публику за то, что дождались, город — за то, что в нем всегда так «особенно» выступать, и пожурил работников Ульяновского аэропорта, потерявших его серебряный костюм.

Также ответил на один вопрос из зала, заверив пришедших, что «Лошадку» он сегодня играть не будет.

Перелом случился после первых аккордов песни «Некорректная конкректность», когда люди с разных уголков зала начали подпевать, чаще, правда, только на припеве. Но было понятно, что публику Борзов раскачал.
Следующей контрольной точкой концерта стало исполнение песни «Одна она».

Можно было наблюдать за подпевающими и танцующими даже в VIP-зоне. Рвущийся на части и очень тонкий голос Найка моментами заглушал народ в зале, а в другой момент наоборот — стихал, и тогда никто не мог отказать себе в удовольствии продолжить начатую исполнителем строчку.

Были и другие песни с альбомов: затворническая и благородно печальная «ЕТ», монотонная и вводящая в легкий транс «Семь квадратных колец вокруг головы», прилетевшая будто с Вудстока «Ты унеси меня» и др.
И после полутора часов Найковской магии, концерт закончился. Музыканты отыграли последнюю песню и молча ушли. Ушли так не артистично, что никто не поверил и Борзова с группой начали звать на бис.

Они вышли. И сделали тройной выстрел.

Найк нарушил обещание не играть «Лошадку», чем довел публику чуть ли не до экстаза. Подпевал, казалось, даже торговый центр,в здании которого находится клуб. Песню из детства многие приняли на «ура», а одной из поклонниц Борзова удалось попасть на сцену и потанцевать с любимым исполнителем. Правда для этого ей пришлось надеть на себя маску лошади, которую и заметил артист, протянув счастливице руку.

Сразу после этого Найк исполнил столь же любимую всеми «Верхом на звезде», раскачав зал по максимуму и следом в совершенно сумасшедшем и драйвовой версии последовала «Ради любви». При исполнении песни Борзов поменялся местами с барабанщиком, которому не терпелось выбежать на сцену и попрыгать на ней. И пока Найк исполнял ударную партию, Козодаев с абсолютно радостным лицом бегал по сцене, держа в руках гитару, а под конец запрыгнул на барабаны, чем привел народ в зале в дичайший восторг. Доиграв последнюю песню, музыканты поблагодорили публику улыбками и добрыми взглядами, а публика, в свою очередь, — музыкантов аплодисментами.

Светлое настроение с которым люди выходили из клуба не подходило ни под холодную погоду, ни под время суток. Улыбающиеся и мерзнущие любители русского рока тянулись к метро, напевая строчки из любимых песен и дрожа от резкого и холодного ветра.

 

Илья Возняков, специально для MUSECUBE

Фотоотчет Юлии Пыркиной смотрите здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.