«Человек с гитарой», «Homo Hitaricus» – именно так, ласково и уважительно, раньше называли безвременно покинувшего нас Александра Башлачева. Сейчас же эта характеристика больше чем к кому-либо другому применима к исполнителю, чье имя, быть может, не покажется говорящим широкой публике, но на уши «просвещенных» прольется истинно целебным бальзамом. Имя это – Йоав Садан.

33-летний израильтянин Yoav, сын архитектора и оперной певицы, занял совершенно уникальную нишу в мире акустической музыки. С кем только не сравнивали звучание его дебютной пластинки «Charmed & Strange» (2008): маститые критики наперебой выкрикивали имена Джеффа Бека и Тома Йорка, Дэмьена Райса и Боба Дилана…Но каждый раз останавливались и недоуменно качали мудрыми головами: нет, всё же не совсем то! Действительно, причислять Йова к одному конкретному музыкальному направлению – все равно, что пытаться делить на ноль: элементы трип-хопа и электроники в его творчестве по-соседски уживаются с соулом, r`n`b, драм-энд-басом и инди. Счастливая возможность насладиться этой своеобразной эклектичностью и выдалась столичным музыкальным гурманам 30 мая 2013 года.

Небольшой клуб Москва Hall забит до отказа. На сцене, окутанной таинственным голубоватым дымом, – лишь Yoav и его верная спутница-гитара с массой всевозможных примочек. Yoav категорически против задействования в своих выступлениях других музыкантов: он – сам себе гитарист, певец и диджей, способный заставить людей как пуститься в слегка медитативный пляс, так и пролить одну-две слезинки. Для первого как нельзя лучше подходит «Club Thing» – самая, пожалуй, известная композиция Йоава; второе же вполне может произойти под любую из исполненных им пятнадцати песен – «One By One», «Adore Adore», «Beautiful Lie»… Несмотря на удивительную жизнерадостность и приветливость Йоава, оживленный диалог со зрителями-слушателями и ироничные брифинги из истории создания того или иного произведения, всем им присуща определенная меланхоличность, оттенок светлой грусти, оставляющий глубокое и загадочное послевкусие.

Молчаливо восхищаясь Йовом, выдувающим, выжимающим, высекающим из гитары совершенно невероятные мелодии, невольно вспоминаешь героя «Над пропастью во ржи», который насмешливо комментировал сравнение одним литературным героем тела женщины с музыкальным инструментом: «Холден Колфилд и его волшебная скрипка!». В нашем же случае напрашивается обратная аналогия – с такой нескрываемой нежностью Йоав ласкает струны своей подруги и самозабвенно выстукивает на деке очередной нервный ритм. Какие эпитеты подобрать к его сценическому действу? Театр одного актера, спектакль одного режиссера, концерт одного дирижера… По сути, Йоав всегда был одиночкой: в детстве, проведенном в Африке, – единственный в школе белый мальчик-еврей; в юности – робкий капитан команды по шахматам, с гривой непокорных волос и безумными мечтами о великом будущем; во взрослой жизни – уникальный виртуоз, по-детски радующийся тому, что эти мечты стали явью, но по-прежнему болезненно воспринимающий свою исключительность…    

Йоав-человек не менее многогранен, чем Йоав-музыкант. Сверкая задорной, мальчишеской улыбкой, он невольно напоминает того юного бунтаря, который сбегал от родителей и вместо виолончели бренчал на стареньком банджо, а потом тайком отправлялся в клуб, где слушал Pink Floyd и The Cure. Ее медленно сменяет выражение легкой усталости – и вот перед нами зрелый мужчина, уже умудренный опытом прожитых лет, разочарований и расставаний, что неуловимо читается в той же «Beautiful Lie» («Sweet babe, how far would you go?..»). И, наконец, каждая черточка его лица дышит абсолютной гармонией, упоением от занятия любимым делом и от сознания духовной общности с окружающими, жадно ловящими каждый стон преданной ему гитары. Когда Йоав на сцене – он не одинок.

На протяжении всего выступления Йоав потягивает из маленьких бутылочек некую термоядерную смесь, оказавшуюся, по его собственному признанию, смесью водки и воды. Когда бутылочки пустеют, он, галантно раскланявшись, покидает сцену, но вскоре вновь шаловливо выглядывает из-за кулис и выходит на бис, вооруженный литром водки. Потом выходит во второй раз. Звучит «Blink» – изящно, печально, проникновенно. «Then I blinkand you`re gone» – чуть моргнешь – и ее уже нет. Или его. Йоав ушел в третий и в последний раз. Но финальный аккорд, мелодично и тревожно звякнувший, словно порванная пружина, заронил в наших сердцах не только тоску, но и надежду. Надежду на то, что в глубине повсюду царящего мрака скрыта крошечная дверца, за которой нас ждут тепло, уют и покой.

Алексей Комаров, специально для musecube.org
Фотоотчёт Эдуарда Закирова можно посмотреть тут

 Сетлист:
1. Karaoke Superstar

2. Keep Calm Carry On

3. Wake Up

4. One By One

5. Yellowbrite Smile

6. Everything Is…

7. Adore, Adore

8. Pale Imitation

9. Where Is My Mind

10. Club Thing

11. 6/8 Dream

12. We All Are Dancing

Бис

13. Know More

14. Beautiful Lie

Бис-2

15. Blink

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.