Juliette Moraine
Солнечный человек – первая ассоциация, которая возникает в голове при взгляде на Жульет Морэн. Рыжие кудри, веснушки, искренняя радостная улыбка на лице и горячие крепкие объятья при знакомстве. Певица, известная российской публике как исполнительница роли кормилицы во французском мюзикле Ж. Пресгурвика «Ромео и Джульетта», прилетела в Москву на свой первый сольный концерт в России. Мы побеседовали с Жульет перед ее встречей с музыкантами. Наша гостья уютно устроилась на диване в репетиционной студии, сбросив тапочки и поджав под себя ноги, и в гостеприимной столице чувствовала себя по-домашнему расслабленно.

О городе, горожанах и пользе пандемии

— Добрый вечер, Жульет! Добро пожаловать в Москву! Насколько мы знаем, Вы во второй раз в нашем городе, верно? Расскажите о ваших впечатлениях, что успели посмотреть.

— О, я должна признаться, в первый свой приезд я смогла только посмотреть Красную площадь и Кремль, это все. Сегодня открыла для себя так много нового. И я почувствовала себя чуть ближе с городом: люди милые, метро такое же большое, как в Париже. Я думаю, у меня появилось новое видение, поскольку в этот раз я приехала сама, у меня есть больше времени, чтобы насладиться городом, и мне понравилось.

— А как насчет горожан? – уточняет Марина (переводчик – прим.корр.).

— Люди… Я должна сказать, что у нас во Франции есть такое представление о русских, как о холодных и закрытых, и я это видела, пока мы шли по улице. Но когда ты заговариваешь с кем-то, тебе внезапно сразу улыбаются и предлагают помощь. Хорошо, я очень рада, что у нас неверное представление о вас, вы совсем не холодные, вы очень гостеприимны и всегда рады помочь — и это потрясающе! Мы сейчас ехали на метро, и я наблюдала, как одна леди пыталась помочь другой с чемоданом. И она никак не могла уступить и говорила: “Вы не должны мне помогать”, а я думала: “Не пререкайся, просто прими помощь”. Это так мило!

— Сейчас из-за Covid-19 и ограничений у нас всех сложный период. Есть ли у Вас способы облегчить это время, провести его с пользой для себя?

— Да, когда все это случилось, я думала: “Что происходит?”. Мы планировали скорое возвращение в Россию, мы должны были отправиться в тур с «Ромео и Джульттой», потому что намечалось 20-летие мюзикла. У меня было столько абсолютно потрясающих планов, у меня должно было быть 2 года работы, это редкость — у меня был контракт до 2022 года. И когда началась пандемия, мне повезло принять это как “окей, все хорошо, давайте просто работать над чем-то еще”. И так я начала работу над моими песнями. И сейчас я должна признаться: я не то чтобы благодарна covid-19, но из-за всего, что случилось, у меня появилось время. Время, чтобы пробыть дома, писать, делать все, что я не могла раньше, поскольку или была в туре, или готовилась к прослушиванию в других мюзиклах. И вот я, наконец, дома, и, в конце концов, covid был неплохим периодом для меня и для всех, чтобы понять, счастлив ли ты быть тем, кем ты являешься, где ты находишься с теми людьми, что окружают тебя, потому что мы все жили с одними и теми же людьми продолжительное время. Я считаю, что в какой-то степени это был неплохой опыт, и надеюсь, мы все запомним, как нам повезло быть свободными, иметь возможность путешествовать. Я была невероятно счастлива сидеть в самолете, чтобы прилететь сюда, я была как ребенок (хлопает в ладоши и широко улыбается), «я сижу в самолете, ура!», это потрясающее чувство. Так что, да, стоит запомнить это и быть благодарным за то, что у нас есть, я думаю, что covid-19 помог нам всем понять это.

О мюзиклах и Евровидении

— Французские мюзиклы очень популярны во всем мире, их обожают, их переводят на многие языки. Как Вы думаете: в чем секрет такой популярности?

— Я думаю, что французский язык — язык любви для меня. Французский и итальянский — это два языка любви, и, в целом, мы очень романтичные, все, что мы делаем, все ради любви. И предполагаю, что частичка этой магии самого языка передается при создании мюзикла. У нас такие чудесные авторы, Жерар Пресгурвик, Люк Пламондон, они потрясающие. Я не думаю, что я понимаю, почему они популярны, возможно, потому что они основаны на прекрасных историях. «Ромео и Джульетта» — потрясающая история, это же Шекспир, «Нотр-Дам де Пари» и Виктор Гюго — они берут за основу шедевры и создают невероятную музыку для них, красивые тексты. Вот в этом, наверное, секрет.

— А Вы видели какие-то русские мюзиклы, возможно, в интернете, может быть, что-то слышали о них?

— Я смотрела тот мюзикл, в котором участвует Эмиль (Эмиль Салес, гость на сольном концерте Жульет – прим.корр). Мы с ним вместе будем исполнять песню на концерте, по-моему, это версия «Ромео и Джульетты». Я считаю, у вас есть отличные вокалисты. К сожалению, мы не знаем ничего о русской культуре во Франции, мне стыдно, что я не могу вспомнить имен. Мы знаем про балет и оперу из России, но поп-культура и мюзиклы — у нас нет об этом преставления, как будто стена. У нас много всего из США. Даже сегодня за завтраком в кафе на ТВ были музыкальные клипы российских исполнителей, существует так много песен, которых я совсем не знаю. Единственная песня российской группы, которую я знаю, это песня группы «Тату». И я поняла, что это было лет 20 назад, она на английском. Я была маленькая и обожала эту песню, но я думала, что история ненастоящая: две девушки целуются, изображают лесбиянок для TV, я была уверена, что они не такие. Но это было классно, ничего себе, русские могут задать всем жару!

— Наша публика хорошо помнит гастроли мюзикла «Ромео и Джульетта» 2,5 года назад. Кто-то видит в нем историю двух подростков, кто-то – еще и историю о верности, власти, ненависти, мести. О чем эта история для Вас?

— Это история о любви, о том, как любовь может все преодолеть и объединить людей, которые ненавидели друг друга, я думаю это все-таки основная идея, и мой персонаж понимает это. Она видит не Монтекки и Капулетти, а только двух влюбленных, поэтому на протяжении всего шоу я пытаюсь помочь им быть вместе, и это действительно такая прекрасная история. И история дружбы, конечно. Тибальт, Меркуцио и Бенволио, все месте. Бенволио — единственный персонаж, который не умирает. Все получилось, мы всех потеряли, но все отлично (смеется).

— Конечно, не могу не спросить о Евровидении: расскажите, пожалуйста, о своем участии в этом конкурсе и этом опыте.

— Эта история немного странная. «Ромео и Джульетта» не может отправиться в тур, все проекты, которые были, рассыпаются на глазах. Я работала с некоторыми людьми, и они говорили: «Ты не сможешь работать соло, ты не готова, это не твое, тебе стоит делать ставку на мюзиклы». Я подумала: «Ммм, хорошо». И одна часть меня сказала: «Я всем покажу, я все могу, все получится». Я начала писать песню и написала «Pourvu qu’on m`aime», потому что мне нужно было это сделать. Затем я увидела объявление о кастинге на «Евровидение» на Facebook. На самом деле, я не очень хотела участвовать в «Евровидении», потому что это старый странный конкурс. По правде говоря, мы во Франции не очень его любим, я лично считаю, что это хороший конкурс, он как раз о том, что я стараюсь делать — нести свою новую культуру всему миру, и мне это нравится. Поэтому, я клянусь, я отправила свою песню просто для того, чтобы узнать, что моя песня хорошая, она может подойти. И потом мне позвонили и пригласили на второй тур прослушивания. Я пришла, я спела, мне сказали, что им нравится и песня, и я как исполнитель, и я буду участвовать в шоу. Это было настолько легко, потому что я приняла это и решила, что буду просто следовать за потоком. И мы все знали, что представлять Францию будет Барбара (Барбара Прави, представительница Франции на «Евровидении-2021» — прим. корр.), потому что она достаточно хорошо известна, и ее песня очень красивая. Она мне очень нравится, она чудесная исполнительница. И потом, моя песня детская и наивная, она не для «Евровидения». У всех других участников, они все мои хорошие друзья, я всех обожаю, у них готовые песни, у них есть контракты с лейблами, и для них специально пишут песни, и все эти песни были готовы именно для «Евровидения». Моя песня не подходит для «Евровидения», и я очень счастлива, что я прошла так далеко, я не делала песню для конкурса — и каким-то образом мою песню выбрали для участия, и я была очень рада. Там я познакомилась с огромным количеством людей, и было очень интересно. Меня узнали за пределами Франции, и это было бы невозможно без конкурса.

— Ваша песня звучит на радио? – уточняет Марина.

— На некоторых станциях, но не так много, как мне хотелось бы, потому что у меня нет лейбла. На радио такая ситуация: если у тебя нет лейбла, тебя не могут взять в ротацию. Мне повезло, что пара радиостанций меня все-таки взяла, потому что я им понравилась. Этого мало, но все впереди.

— А какая была ваша первая мысль, когда Вы услышали свою песню за пределами студии, репетиции, вне прослушиваний, может быть, где-то на улице?

— В супермаркете (смеется), это очень странное чувство. Даже на ТВ-шоу, но это все я, это часть меня, и вообще я должна признаться, что это очень личная песня. Когда я ее писала, я думала: «Как она может понравиться?» А она внезапно всем понравилась, она же про меня, про мою личную маленькую историю, о том, что «пожалуйста, полюби меня, прими меня». И я поняла, что поскольку это так важно для меня, и я вложила частичку своего сердца в это, люди могут это почувствовать и понять это. Ведь мы все хотим быть любимыми, все хотим чувствовать себя особенными, и поэтому мне так радостно слышать ее по радио, ТВ, видеть отметки в социальных сетях как люди слушают ее в Spotify, Deezer и на других площадках, отмечают меня, «мы слушаем твою песню”, и поэтому мне так важно этим заниматься.

О выборе профессии, семье, критике и миссии артиста

— Жульет, а насколько в Вашей работе важна поддержка семьи, не отговаривали ли они Вас от выбора этой профессии? Ведь эта работа не очень стабильная: сегодня есть какой-то проект, а завтра его может не быть.

— Я очень счастливый человек, родители приехали со мной в Москву. Папа даже плакал, он знает песню, он плакал, потому что он был на моем сольном выступлении и видел, как люди плачут, «ты заставила тысячи людей плакать». И, да, они меня всегда поддерживали, они знают, насколько это долгий путь. У меня есть брат, у него есть дочка, моя племянница, очень ее люблю, и я стараюсь видеться с ними чаще, но вся семья знает, что работа и музыка очень важны для меня, и поэтому всячески поддерживает. Я записываю синглы, снимаю клипы, могу делать все, что захочу.

— Есть выражение «музыка – это саундтрек жизни», какой саундтрек у Вас?

(задумалась) Какой хороший вопрос! Из «Мулен руж» — «Come what may», потому что я так же думаю: что бы ни случилось, мы все преодолеем, все — и прекрасное, и ужасное, все будет хорошо. Еще, наверное, «The show must go on», вы знаете, иногда, стоя на сцене, думаешь об этом. Я помню, в один из туров «Ромео и Джульетты» я влюбилась в чудесного танцора, а он не отвечал мне взаимностью. А ты на сцене, ты улыбаешься, ты должен отдать всего себя, свое сердце и свою любовь зрителям, которые пришли посмотреть шоу, а внутри (изображает плач), а он там, на сцене и любит другого человека, а я грущу. Это очень сложно, и никто не видит это. Так что, да, «The show must go on» может быть одним из саундтреков к моей жизни, все будет хорошо, и жизнь снова станет прекрасна.

— А какая песня для Вас самая сложная? И вокально, и эмоционально для исполнения?

— «Et voilà qu`elle aime» (ария кормилицы из мюзикла «Ромео и Джульетта — прим. корр.) достаточно сложная, я не пела ее два года, и я немного переживаю из-за этого. Когда ты в шоу, когда ты много работаешь — все отлично, но вне шоу это очень сложная песня. «Pourvu qu`on m`aime» (песня, исполненная в отборочном конкурсе «Евровидения» – прим. корр.) сложная, когда я ухожу вверх (поет). Пару недель назад я была в Швейцарии, и я должна была спеть ее в 11 вечера во время шоу на радио, все шло хорошо, и вдруг мне говорят: «А теперь ты должна спеть». И я: «Как, прямо сейчас, мои связки умрут!» Я еще собираюсь спеть «Аll I ask» Adele, я думаю, она одна из самых сложных, потому что очень личная, если мы обратимся к тексту. «Pourvu qu`on m`aime» сложная, потому что это моя песня, моя история, и я чувствую каждое слово. И иногда я думаю о словах слишком много, и сразу слезы подступают, и я себя уговариваю: «Тебе же надо спеть, успокойся». И убираю все эмоции – the show must go on.

— Кстати об эмоциях. Бывает ли, что Вам в социальных сетях пишут какие-то негативные сообщения, комментарии, критикуют? Как Вы реагируете? Отвечаете ли, переживаете на этот счет или сразу блокируете?

— Я участвовала в «Голосе» несколько лет назад, и такое внимание было сложно выносить, мне было 22, и такие атаки я воспринимала очень лично. А сейчас я не старая, но повзрослевшая, и я не переживаю, если люди грубые и злые. Мне кажется, это из-за того, что они страдают внутри себя, поэтому я отправляю сердечко в ответ и больше никак не реагирую. Если ты устал, опечален, зол, я тут ни при чем, нет, не воспринимаю на свой счет. И вообще, большую часть сообщений составляют очень милые послания, полные любви. Редко какие-то парни, видя мое декольте, начинают писать: «Ты секси», — я отвечаю «спасибо» — и не более.

— Это очень мудро! Как Вы думаете, накладывает ли профессия артиста ответственность, ведь Вы – пример для поклонников Вашего творчества? Как певице, Вам важно что-то показать своим поклонникам, какая Ваша миссия в этом?

— Моя миссия — сказать моим людям, моим фанатам, что они важны, они уникальны, они заслуживают любви, потому что зачастую мы забываем об этом и иногда позволяем любить себя не так, как следовало бы. Так что моя миссия сказать, что да, ребята, вы потрясающие, вы достойны большего. Если вы считаете, что вас любят не так, вы найдете кого-то лучше, не соглашайтесь на меньшее, чем вы достойны, на минимум, нет. Любите больше, мыслите больше, мечтайте больше! Потому что я убеждена, что жизнь — это о любви, как ты любишь и как любят тебя, как ты делишься этим. И будьте очень внимательны к вашему окружению, при выборе людей, с кем вы хотите быть рядом. Я хочу привнести что-то хорошее, но я не думаю, что я ответственна за что-то, поскольку каждый человек может нести ответственность только за свою жизнь, счастье и выбор. Если я могу помочь людям почувствовать себя любимыми и быть той, которая поможет другим почувствовать их силу, взять себя в руки, я буду рада. И я буду рада, если никто не будет ждать от меня готового решения. Мне нравится, когда обо мне говорят: «Я хочу быть на нее похожей», — я не хочу говорить людям, что им делать, но хочу быть примером, на который могут равняться.

— Недавно Вы спрашивали своих фанатов в Instagram, говорили ли им: «В тебе слишком много того-то или ты не подходишь потому что…»? Думаю, это очень важно, — продолжает тему Марина.

— Да, я была в шоке, это огромная проблема в нашем обществе, люди постоянно говорят такие вещи. Во время отборочного конкурса на «Евровидение» мне сказали: «Ты милая, твои песни классные, но в тебе слишком много от мюзиклов, ты слишком «большая». И это постоянно происходит — здесь тебя слишком, там ты не дотягиваешь. Достаточно! Мы такие, какие мы есть. И, да, мы можем стать лучше, но только если сами этого захотим, а не ради ожиданий других людей. Я сейчас сбросила немного вес, но это было мое желание, я немного поработала над своими мыслями. Я решила, что вес был некоей защитой себя, и длительное время я нуждалась в этой защите, «не подходи близко», я была слишком хрупкой внутри. И, развиваясь, я пришла к тому, что все эти защитные слои мне больше не нужны, я просто решила быть собой, но чуть меньше в объемах. Но я это выбрала сама для себя. А некоторые реагируют так: «Ты слишком похудела, тебе следует остановиться!» А кто вы, чтобы указывать мне, что делать мне с моим телом, это мое тело, и только я решаю что с ним делать. Да, вот такие вопросы тоже очень важны.

Про гастрономию, лингвистику и настоящую дружбу

— У нас как раз есть стереотип, что французы – большие гурманы. Кухни каких стран Вы любите? Что-то успели попробовать у нас?

— Вчера мы ходили в грузинский ресторан, было очень вкусно. А самое вкусное – это итальянское: все эти пасты, тирамису, пицца. За это можно душу отдать, все такое сливочное, сырное, сытное.

— Я читала в Вашем прошлом интервью, что Вы вегетарианка, как Вы пришли к этому? Это способ держать себя в форме или философия жизни?

— Это выбор, я всегда говорю, что не хотела бы потреблять что-то мертвое, простите, если вы любите мясо или рыбу. Я вообще никогда не любила мясо и рыбу, для меня это было странно и пахло не очень приятно. И я просто к этому пришла, а это оказалось полезно для моего организма и вписывается в здоровое питание, так что в целом мне было легко перейти на вегетарианскую пищу. А пасту и пиццу я могу есть.

— Вы говорили, что Вам нравится учить новые языки. Какой Ваш любимый и что Вы можете сказать на нем?

— Я очень люблю английский, мы все выросли на нем, на ТВ-шоу, музыке и фильмах. И Шекспир, и мои любимые фильмы на английском. Но чем старше я становлюсь, тем больше я люблю итальянский. Я недавно была в Вероне. Этот город прекрасный, нереальный, и я все время повторяла: «Как, почему мне никто не говорил, что он такой красивый!» Я была во Флоренции, Риме, в Неаполе, везде, но Вероной я была полностью покорена. Она так и дышит любовью, все вокруг влюблены, целуются, и я завидовала, я думаю, однажды я хочу вернуться туда с моим бойфрендом. И итальянский теперь мой новый любимый язык. А вот про фразу не скажу, но я выучила песню (поет) «Sara perche ti amo» (песня итальянского коллектива «Ricchi e Poveri» — прим. корр.), я обожаю ее, она прекрасна.

— Как Вы думаете, могут ли артисты искреннее дружить между собой, без зависти? Ведь сегодня это твой коллега, твой друг, а завтра, возможно, станет конкурентом на новую роль.

— Я верю, что место найдется для каждого. Но сначала было сложно. Барбара (Барбара Соннио, дублер Жульет в мюзикле «Ромео и Джульетта» — прим. корр.) тоже иногда играет кормилицу, она в курсе этой истории. Вначале, когда играла она, а не я, я не могла смотреть, как она играет, я уходила. Я не могла видеть ее на сцене, потому что это же мой персонаж, моя ария, я должна там быть, я могу это исполнить и хочу сделать, она не любит Клеманс (исполнительница роли Джульетты — прим. корр.) так, как я люблю ее, это было очень эгоистично. Но мы разные, она потрясающая, восхитительная вокалистка, и я уверена, что дружба может быть. Мы лучшие друзья с Клеманс и некоторыми танцорами, я обожаю команду «Ромео и Джульетты», все просто прекрасны. И недавно у нас были прослушивания в «Старманию», я проходила прослушивание на одну из ролей, а Клеманс — на другую роль там же. И в итоге ее пригласили исполнить ту партию, на которую пробовалась я. И, я клянусь, совершенно серьезно, это было очень легко, потому что мы правда друзья, она мой самый обожаемый человек. Я сказала ей, что если я не получу роль, то ты получишь, потому что никто не заслуживает этого больше, чем ты. Так что, да, настоящая дружба возможна. Люди злые, если они не доверяют сами себе или им не хватает уверенности. Я не говорю, что я на 100% верю в себя и доверяю себе, что я такая замечательная, лучше меня нет. Я просто доверяю жизни, я верю, что если я не получу роль, то значит для меня заготовлено что-то еще, а если кто-то получает роль, то это его путешествие, так почему мне стоит расстраиваться или ругаться с кем-то. В танцевальном мире чуть сложнее, на мой взгляд: получил травму — до свидания. Но когда ты певец, то тут очень много составляющих: и физическое, и голос, и энергетика. Многие могут хорошо петь, но ты — уникальный, и я уникальна, и если мне суждено получить эту роль, я получу ее.

— Вы невероятно мудрая!

— Я как мини-Будда, — шутит Жульет с улыбкой, сложив ладони под лицом.

— Давайте представим, что артисты мюзикла «Ромео и Джульетта» — это небольшое государство. Как распределились бы должности? Кто был бы президентом, кто премьер-министром?

— Какой крутой вопрос, мне нравится (задумалась). Я думаю, президентом был бы Стефан (Стефан Метро, исполнитель роли Принца Вероны — прим. корр.), потому что он мастер. Жерар не в счет же, он же не на сцене, только артисты? (Мы киваем.) Стефан — сердце всех нас, умеет вести за собой и знает как. Премьер-министр, наверное, будет Дамьен (Дамьен Сарг, исполнитель роли Ромео — прим. корр.), у него хорошее лицо. Если он что-то говорит, то все его слушают, но он всегда говорит только хорошее, он никогда не был замечен в чем-то дурном, что будет плюсом для Стефана. Министр вечеринок будет Джон (Джон Эйзен, исполнитель роли Меркуцио – прим. корр.), потому что он планирует все вечеринки, он знает куда пойти, какой дресс-код, у него все под контролем с самого начала, у нас есть адрес, бесплатный бар, я не имею представления, как это происходит, но так получается. Духовным наставником будет Арье (Арье Ита, исполнитель роли графа Капулетти – прим. корр.), нет, он крестный отец, потому что он выглядит и действует так — «я все могу решить», он всегда пьет хороший виски и очень спокойный. Министром иностранных дел будет Сирил (Сирил Никколай, исполнитель роли Бенволио – прим. корр), потому что он знает всех в любой стране. Я перед поездкой в Россию была очень взволнована и посоветовалась с ним, он знает все.

— Жульет, а Ваша должность?

— О, я была бы министром любви! Я считаю, что этому должны учить в школе: как любить самому, как быть любимым, как любить себя, это же гораздо важнее, например, математики.

— Под конец у нас есть небольшой блиц, просьба не раздумывать над ответом долго. Итак, Ваш девиз?

— Делай все, что в твоих силах.

— Любимый цвет?

— Зеленый.

— Зима или лето?

— Зима.

— Я никогда не выхожу из дома без…

— Моего телефона.

— Меня вдохновляет…

— Я всегда вдохновлена… природой.

— Любимый мюзикл?

— «Waitress».

— Я мечтаю сыграть…

— Сатин в «Мулен Руж».

— Самое ценное качество в людях?

— Когда люди делают все, что от них зависит, стараются изо всех сил, даже если ошибаются. Если они стараются, я могу все простить.

— Если не певица, то я бы стала…

— Актрисой (улыбается). Я бы еще хотела быть стюардессой, я бы путешествовала.

— Ваш идеальный день?

— Все начинается с потрясающего завтрака, завтрак — это жизнь, блинчики и кофе на Бали, потом я иду плавать, потом мы с бойфрендом едем кататься на велосипедах, чтобы осмотреть окрестности. На обед мы идем в греческий ресторан, ведь мы уже в Греции. Затем я отправляюсь в Тоскану, провести время с «Апероль шприц» и наслаждаюсь закатом, а затем отправляюсь на крышу небоскреба в Нью-Йорке на Манхэттене, там лучшая вечеринка с джакузи, и я наблюдаю восход на крыше.

— Любимая песня?

— Песня из «Гладиатора» «Now we are free» (поет).

— Если бы у Вас была машина времени, в какую эпоху Вы бы отправились?

— Я думаю, это была бы эпоха с корсетами, я была бы герцогиней, у меня были бы поклонники, которые бы заваливали меня подарками, а я бы отвечала: «Может быть, да, может быть, нет, может, позднее», — мне бы слали любовные письма. Наверно, это ренессанс, но с лучшими условиями, я слышала, они ванну принимали один раз в неделю, а мне нужно как минимум дважды в день принимать душ.

— Ваша формула счастья?

— Всегда смотри на вещи с позитивной точки зрения. Для меня, если что-то случается, ты можешь или выйти из себя, или сказать: «Ок, а если посмотреть с этой стороны, то еще ничего».

— Любовь – это?

— Я думаю, несколько лет назад я бы сказала, что это всё, потому что считала, что жизнь без любви бессмысленна. Но сейчас я не влюблена, у меня нет кого-то особенного в моей жизни и в сердце, и чувствую себя такой счастливой. Я предполагаю, что любовь — это быть окей, будучи наедине с собой, это настоящая любовь, и я счастлива. Я счастлива, что могу встречать новых людей, я не задумываюсь о ком-то еще, что я могу быть с кем-то еще, так что любить — это быть счастливым, осознавая, кто ты, в этом моменте, где ты сейчас находишься. И великое чувство, когда ты можешь этим поделиться с кем-то особенным. Так что для меня любовь в первую очередь — быть счастливой с самой собой.

Напоследок Жульет поделилась своими ближайшими планами: ее сингл на песню «Amour des vacances» выходит 17 сентября, а в прошедшие выходные снимался ее видеоклип, который увидит свет 24 сентября. Жульет приоткрыла нам тайну: в клипе снимается ее лучший друг, известный нашим зрителям, — Алексис Луазон.

Отведенное на интервью время пролетело очень быстро, а беседа оставила приятное сладко-терпкое послевкусие. Жульет заряжает своим позитивом и жизнелюбием, согревает своим теплом всех вокруг, покоряет своей честностью, искренностью и непосредственностью. Ее невероятная энергетика заполняет собой все пространство: будь то небольшая студия репетиционной базы или концертный зал в клубе. Пока я задавала вопросы, Жульет внимательно смотрела на меня, а меня не покидало ощущение, что она каким-то непостижимым образом понимает как минимум половину моих слов и без перевода. Глядя на эту солнечную девушку, хочется улыбаться, жить и верить, что даже если сейчас над головой сгустились очень темные тучи, свет их прогонит и растворит, и все обязательно будет хорошо. Точнее, не так: все уже хорошо, а станет еще волшебнее. Ведь источник этого света есть внутри каждого из нас.

Musecube благодарит команду «My magical musical» и лично Елену Трухачёву за организацию интервью, а также переводчика Марину Гринь за помощь в его проведении.

Олеся Дмитриева специально для Musecube

Фотографии Александра Горелова можно увидеть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.