Сергея Рыбежского

20 сентября в «Театре на Литейном» состоялась премьера спектакля «Лавр» по роману Евгения Водолазкина. Роман вошел в Топ-10 лучших книг мировой литературы о Боге, переведен на множество иностранных языков, стал лауреатом престижных литературных премий. Это первая постановка романа в России.

 

«Лавр» — история средневекового врача Арсения, который, путешествуя по миру, ищет ответы на вопросы об истории человечества и поиске индивидуального пути, о конце света — личном и всеобщем, о том, можно ли отдать свою жизнь за другого человека. Евгений Водолазкин признаётся, что хотел написать историю о добром человеке, о диалоге человека с Богом. И оказалось, что для такой истории нужна дистанция — чем больше, тем лучше. Например, взглянуть из современности на Средневековье. Или из Средневековья — в сегодняшний день.

 

Спектакль «Театра на Литейном» пытается сохранить мерцающую природу романа, где сквозь одно время просвечивает другое, где юродивые и посадники идут по показавшимся из-под талого снега пластиковым бутылкам на будущую Комсомольскую площадь.

 

Режиссёр спектакля Борис Павлович говорит: «Для того чтобы остановиться на бегу и оглядеться по сторонам, нужна определённая отвага. Чтобы узнать другого, надо забыть о себе. Чтобы услышать, надо замолчать, взглянуть в светящееся окно первого этажа, подумать о людях, которые там живут, и прислушаться к музыке, которая оттуда доносится. Наш спектакль — попытка рассказать о себе, рассказывая историю другого.

 

Спектакль начинается с хаотичного шага героев, они молча ходят по сцене, в поисках себя, а может, чего-то ещё. На фоне играют три музыканта, и тишина ожидания в зале. В постановке нет четкого распределения ролей. Вряд ли кто-то из артистов рискнёт сказать: я сыграю святого. Но рассказать о нём, соотнести себя с тем, что такое человек в своём предельном воплощении — это, наверное, задача, достойная театра».

Чтобы услышать, надо замолчать

Практически каждый артист в какой-то момент примерил на себя личность Арсения — Лавра. В спектакле присутствуют очень интересные диалоги, которые направляют человека в сторону размышлений:

 

— «Стоит ли встречать человека, если больно расставаться?
— Встреча сильнее расставания. До встречи только пустота, а потом человек остаётся в памяти».

 

В диалогах героев очень много говорится о времени, о его течении, влиянии над нами. В спектакле присутствует переплетение времени, как веретено калейдоскопом оно сменяет себя.

 

— «Что есть время в нашем мире?
— Время есть проклятье, ибо в раю его не было».

 

Спектакль, действительно, останавливает тебя в пространстве. Появляется ощущение того, что всё вокруг застыло. Монотонность шага и характера героев напоминают нам о том, что стоит только приложить усилие к тому, чтобы наблюдать, чтобы начать видеть не то, что вокруг, а то, что в тебе самом. «Знание не предполагает усилие. Усилие предполагает вера». Так прозвучало в одном из диалогов героев.

 

Три музыканта (с окаринами и баяном) в финале обретают голоса. Они пересказывают дикие обстоятельства похорон Лавра и восклицают от имени очередного заезжего европейца: «Что вы за люди такие? Вы сами–то понимаете?»

«Нет, не понимаем, мы и сами ничего не понимаем», — бормочут артисты, выходя на финальные поклоны.

 

 

Юлия Коломейченко специально для Musecube

Фотографии Сергея Рыбежского

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.