антоний и клеопатра обложкаКесарю хочется Богово.
Кесарю хочется вечности
или чего-то около.

Дмитрий Беседа

Вы замечали, как жестоко с нами четвёртое измерение? Часы – бьют, а в промежутках – стучат; под новый год стала популярной поговорка о «наступающем» «чтобы не раздавил»… Что это пролетело? Это полгода.

Прошлое и будущее – две бездны, несущиеся навстречу друг другу, сталкиваются на миг в настоящем и мчатся дальше, меняя знак. В этом хаосе немудрено что-нибудь потерять по дороге. И ты вдруг обнаруживаешь, что ежедневно пользуешься предметом, который еще вчера изучали в школе на уроках истории: стилусом. Следишь за подвигами легионеров и олимпийцев, а кораблями называешь не только морские суда, но и орбитальные аппараты.

Без сомнения, подобные совпадения и позволили режиссёру Евгению Шамраю перенести действие шекспировской пьесы «Антоний и Клеопатра» в будущее, столь же удалённое от нашей эпохи, как век Великого Барда (не говоря уже о временах, когда по этой планете реально вышагивали разнообразные цезари, а фараоны Египта только задумывали свои стереометрические новостройки). Спектакль «Антоний и Клеопатра 3013» продюсерского центра «Славская продакшн», сыгранный на сцене театра Людмилы Рюминой, даёт пищу для размышлений – а нынче в медийном пространстве это редкость.

Создатели назвали своё детище «космической сагой». Если помнить, откуда пришло к нам слово «космос», никакого анахронизма в этом не обнаруживается. Древние эпосописцы не чувствовали никакой диспропорции, именуя своих героев «богоравными» и «солнцеподобными», а своих императоров – властелинами мира, попирающими край вселенной. Пусть в наши дни всю эту бесконечность можно объять туристическим маршрутом за какую-нибудь неделю, а на самолёте и вовсе махнуть за её пределы… (хотя в 2020 году возможности такого рода сильно подсократились, что лишь сближает нас с пращурами) Круг незнаемого нами существенно раздался благодаря технологиям. «Материи природы не хватает, чтобы соперничать с воображеньем».

Воображение у художников спектакля (Марии Высотской и Дмитрия Иванченко), композитора (Павел Михайлов) и хореографа (Николай Барнин) работает на полную катушку. Рим и Египет становятся лейблами галактических империй, сталкивающихся где-то в районе Большой и Малой Медведицы, а боевое и светское облачение персонажей представляет собой результат диффузии исторического костюма и мотивов «Дюны» и «Звёздных войн». Что совершенно не мешает современному зрителю: откуда, можно подумать, черпал вдохновение Верхувен, создавая своего «робокопа»? Центурионы – они навсегда. Битвы, которые остаются «за кадром» и доносятся через пустоту межзвёздного пространства смутным эхом – происходят то ли в Средиземном море, то ли в созвездии Тельца. Какая, в сущности, разница? Предмет этой истории – страсти человеческие. А они всегда одинаковы, хотя суметь их представить так, как это делает пластическая группа спектакля – не частая удача хореографа. Они существуют будто бы отдельно от сюжета, лишь иллюстрируя его до поры до времени – зато вы не пропустите момент, когда «хор» и действующие лица начинают взаимодействовать… впрочем, без спойлеров.

Антоний (Константин Соловьёв) бьётся за славу и власть, чтобы получить ту жизнь, которой он жаждет: полную любви царицы и прочих земных удовольствий. Для его антагониста Цезаря Октавиана (Дмитрий Беседа) власть – самоцель, слава и почёт – обсессия. Он терроризирует врагов и предаёт союзников, лишь бы выставить себя на пьедестале истории в наилучшем ракурсе. Скрижали его – планшет и хэштэги, и в этом он так нам близок, что становится тошно. Лишь раз он по-мальчишески всхлипывает по случаю гибели противника… но невозможно избавиться от мысли, что скорбит он больше о потере свидетеля своего триумфа, чем о павшем воине.

Пара наперсников и боевых товарищей главных героев – Агриппа, сподвижник Цезаря (Станислав Рогачев) и Вентидий (Тимур Ефременков) с трудом несут бремя своих миссий, но идут до конца, отстаивая интересы предводителя… даже когда он сам теряет ориентиры по жизни.

Запоминается рабыня Хармиана (Инес Амами), верная подруга Клеопатры и в радости, и в отчаянии.

Конечно, не будь в этой истории Женщины (в роли Клеопатры – Ярослава Славская), события могли повернуться совсем иначе. Обольстительная, ревнивая, коварная – царица Египта, потеряв всё, оказывается в конечном счёте перед выбором между жизнью и честью (и мы прекрасно её понимаем, потому что ежедневно «любуемся» глумлением СМИ над экс-идолами). Она решает в пользу чести… а дальнейшее – поклоны.

Спецэффектами нас нынче не удивишь. Удивляйте нас человечностью. По-моему, тут – получилось. Всего-то за неполные два часа. Смело ведите на спектакль родителей и детей – классика не пострадала ни от сокращения, ни от «вольной» интерпретации деталей. Классика – вне времени.

Времена ведь не выбирают. Из чего тут выбирать? Живи.

 

 

 

Елена Трефилова специально для Musecube

Фотографии автора можно увидеть здесь 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.