Первый сиквел к роману Александра Дюма «Д’Артаньян и три мушкетера» был написан в 1872 году — через неполные тридцать лет с даты публикации приключенческого романа в газете и через пару лет после смерти самого Дюма-отца.

В написании своих версий были замечены даже номинант Нобелевской премии по литературе Евгений Евтушенко и Даниэль Клугер, известный своими трудами в области детективов и фантастики на исторические темы (включая сиквелы и альтернативные варианты развития событий). Прекрасно же, когда творчество вдохновляет на творчество: из проросшего винограда случаются и виноградники — и при должной сноровке далеко не из всякого вина получается уксус!

Александр Рагулин придумал и воплотил на сцене приквел к вышеназванному роману, «прихватив» в свою историю всех тех, кто знаком нам с детства: Миледи Винтер, Ришелье, короля Людовика и даже Бекингема (ну, куда без него). Отличная компания — отчего бы и спин-офф не замутить?

Кстати, возможно, именно поэтому первый и второй акты имеют различную жанровую принадлежность: в свое время я недоумевала, слыша отзывы про трагедию и комедию внутри одного спектакля — за время антракта не все успевали «поменять настройки». Однако если принимать во внимание возраст, внешность и манеры инфанты, между действиями происходит определённый временной скачок — по моим подсчетам, около 10 лет — для меня он оказался достаточным, чтобы все увиденное можно было счесть единым целым.

Гораздо увлекательнее погружаться в действо «Графиня де Ла Фер», зная не только сюжет, но и историю создания первоисточника. Приключенческий роман подразумевает некую плотность событий, к тому же изначально он публиковался в газете частями: главы обрывались на самом интересном месте. Из-за интервалов между выпусками (а чтение растянулось на четыре месяца) читатели постоянно пребывали в восторге: все самые невероятные случайности были к месту и вовремя, к тому же их можно было обсудить и придумать свои версии!

В мюзикле Александра Рагулина «живет» самый настоящий Дюма! Законы жанра и динамика соблюдены — все происходящее в спектакле логично и четко.

Не будет лишним сказать, что и в этом рок-мюзикле автор снова возложил на себя заботы не только о сюжете, но и музыке, либретто, режиссуре и продюсировании (не в пример Дюма-отцу, кстати, который даже для этой истории нанимал «литературных негров»).

Создав спектакль «по осколкам памяти назад», нам с вами дали возможность увидеть не только то, что Дюма «забыл» рассказать про «старый пруд», но и «по-новому услышать сердца». Другими словами, автор мюзикла «закрыл» те тёмные пятна, которые допустил великий прозаик (или его неведомые соавторы). В «Графине де Ла Фер» знакомые нам герои обрели прошлое, а значит, и новые краски своих образов. В финале все нити истории сходятся в одной точке.

Учитывая современные театральные тенденции ставить спектакли по пьесам, где классика подана от лица других героев, создатель мюзикла держит «руку на пульсе».

Отзывы о спектакле в соцсетях дают возможность развивать проект без огромных вложений в рекламу: именно потому на поклонах Александр Рагулин неизменно призывает звать друзей (если понравилось) или же приглашать врагов.

Предваряя миллион возможных вопросов, мне — понравилось.

Чего стоят только искренняя любовь к главным героям, и правила игры, обозначенные самим Дюма, и множество деталей, которые помогают восприятию. Отличные визуальные «подсказки»: самка богомола и улетающие от зрителя тучи — как фон для вокальных номеров. Стук сердца при расставании с мечтой о любви и страсти способен достучаться до любого в зале.

Всего этого в моей системе координат достаточно для осознания идеи «почему так», а дальше все зависит от понимания между режиссёром и актёрами.

Возможно, кому-то будет мешать иной возраст или образ героев (мы говорим «миледи Винтер» — подразумеваем «Маргарита Терехова»), но в проектах такого плана нет задачи переиграть, есть необходимость сыграть своё: а где вы ещё увидите Анну де Бейль в отрыве рок-звезды или танцующую танго с Гримо?!

Преимущества разных составов в спектакле: настолько разными, но неизменно прекрасными вышли героини у Анастасии Крыловой и Веры Свешниковой — они действительно отличны от первой до последней минуты сценического времени, при абсолютно одинаковых репликах и отправных точках.

Александр Суханов и Владислав Погиба имеют не так много реплик — не расстраивайтесь, считайте это «исторической» правдой. Дюма платили в газете за каждую строку: потому он придумал слугу, который изъяснялся исключительно односложно. «Да» или «нет» оплачивались наравне с развёрнутым ответом. Обожаю замечать такие детали! Артисты при этом сполна отыгрываются во втором акте. В первом же Гримо работают не только на Атоса, но также с помощью стульев и стола развивают зрительское воображение и укрепляют доверие внутри команды. Восторг!

Про декорации в этом спектакле не писал только ленивый, но гильотина и эшафот, с которыми мастерски управляется Александр Рагулин во время своего сольного номера — мне очень пришлись по нраву. А все это ещё надо было придумать!

Весь реквизит и декорации здесь многофункциональны и появляются на сцене силами самих артистов — без участия механиков сцены (пусть и возводя завпост в ранг артиста!). Ещё один плюс к продумыванию деталей.

Многофункциональны здесь и артисты, о чем с гордостью в финале говорит автор проекта. Именитые театры могут позволить себе иметь солистов ради пары фраз, но здесь, как и в «КарамазоВЫх» совершенно не тождественны понятия «один актёр» и «одна роль». Иван Межевикин, несомненно, рекордсмен в этом плане! Отличный, кстати, маркер вовлечённости зрителя — не зевайте во время спектакля!

Д’Артаньян и в романе, и в фильме надменно завещал, что «смеётся над конем тот, кто не посмеет смеяться над его хозяином». В спектакле Игорь Балалаев, Евгений Вальц, Юлия Чуракова и Анастасия Стоцкая заняты в комедийных ролях. Не исключаю, что артистам легко и весело пребывать в таких амплуа, однако не стоит забывать, что прежде всего они выполняют режиссерскую задачу. И имея возможность посмотреть сразу два заключительных спектакля сезона (в разных составах), могу сказать, что каждый жест, взгляд и акцент там исключительно выверены и точны — даже при разной трактовке роли разными солистами.

Юлия Чуракова и Анастасия Стоцкая были характерными, верными драматически и убедительными вокально — отличными друг от друга, но с интересной подачей своих ролей.

Арию короля я впервые слышала в сентябре 2021 года (Евгений Вальц исполнял ее на стороннем мероприятии). За прошедшие месяцы память надежно сохранила мелодию и текст — можно считать это реверансом в сторону музыки и либретто мюзикла, а также — в сторону исполнителя, который даже в отрыве от спектакля сумел заинтересовать своим героем. В мюзикле Король прекрасен!

Поскольку действие происходит во Франции, а среди героев есть также герцог Бекингем и Анна Австрийская, спектакль решён с использованием языковых акцентов (но не только) — очень здорово, что здесь увидели возможность для игры слов. С чувством юмора у автора все в порядке, и зал, как правило, всегда готов поддержать такого рода шуточки и остроты.

Но, если задуматься, то спектакль вообще не про пресловутые подвески, лилии и превосходство бургундского над овсянкой.

Для меня оказались значимыми не громкие имена звёзд мюзиклов (смело добавляйте к уже озвученным Ростислава Колпакова, Станислава Беляева и Александра Казьмина), а философские и психологические подтоны спектакля, поданные очень аккуратно и ненавязчиво.

Сколько всего можно увидеть в перехвате руки, несущей крестное знамение; нарочно замедленном эпизоде драки с метафоричным колющим оружием; задумчивом взвешивании ключа и мешочка с деньгами…

Мюзикл — через тексты и мелодии — очень многослоен.

И многослойность эта основана именно на калейдоскопе событий в духе фельетонов Дюма: когда герои не успевают думать, они не успевают и слышать друг друга. Как часто в нашей жизни мы не даём сказать кому-то что бы то ни было в свою защиту или оправдание?

Как часто мы самоустраняемся от решения проблем, ожидая знаков?

Как часто на наше мнение влияют чужие слова и обещания?

Как быстро может случиться переход от играющей в любовь девчонки до девицы, примеряющей фату?

Насколько добрым может быть утро в чужой постели?

Ах да, кардинал Ришелье — служитель церкви и главный советник Людовика XIII — в действительности был гениальным политиком и не менее гениальным интриганом. Он служил королю и ненавидел королеву. Но это не волновало даже Дюма-отца!

Согласитесь, Игорю Балалаеву чертовски идёт красный цвет, а в таком случае:

Pourquoi pas?

Ольга Владимирская специально для Musecube
Фоторепортаж Ирины Прико с дневного спектакля можно увидеть здесь,
а фоторепортаж Любови Гайворонской с вечернего спектакля — здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.