“Королева-мать”: попытка докричаться в Театре Вахтангова

А за окном шелестят тополя:
“Нет на земле твоего короля…”

Анна Ахматова, “Сероглазый король”

Год назад режиссёр Сергей Яшин поставил для Людмилы Максаковой спектакль “Мастер-класс” на Новой сцене Театра Вахтангова. К радости поклонников творческий тандем продолжил свои поиски, презентовав 23 апреля сего года в том же пространстве постановку “Королева-мать” по пьесе Манлио Сантанелли.

Идея обратиться именно к данному материалу снова (как и в случае с “Мастер-классом”) принадлежит самой Людмиле Васильевне, она же “порекомендовала” режиссёру молодого артиста Владимира Логвинова, общий язык с которым нашла ещё во время работы над феноменальным “вахтанговским” полотном “Война и мир”.

“Королева-мать” – это своеобразная дань памяти Роману Виктюку и переводчице Тамаре Скуй, которые не успели воплотить в жизнь идею поставить пьесу, но в главной роли (впрочем, оных у Сантанелли всего две) видели исключительно её – Людмилу Максакову. Любой спектакль с мастерами подобного масштаба – явление, даже если просмотр его и оставляет после себя ряд вопросов и поводов поспорить с режиссёром (буде выдалась бы такая возможность).

Собственно, тут – та самая картина. Ты понимаешь, что смотришь нечто эпохальное, но душу с первой сцены царапает какая-то неосознаваемая неправильность, невнятная шероховатость. И она делает всё происходящее на твоих глазах настолько неубедительным и недостоверным, что, выходя из театра, ты недоумеваешь: “А зачем вообще всё это показывали? Какую идею создатели закладывали в постановку?” (Нужно отметить, что я не была прежде знакома с пьесой. Коли вы “в материале”, сходу осознаете, что не так с “вахтанговским” спектаклем.)

Но давайте обо всём по порядку. Написанное в 1984 году произведение Манлио Сантанелли повествует не о какой-то правящей династии или конкретной коронованной особе. В центре автобиографичной пьесы – мать семейства, эдакая королева дома, повелевающая жизнями своих детей. У неё и имя соответствующее – Реджина (а regina и переводится как царица, королева).

Сын Реджины, Альфредо, обыкновенный неудачник. Никаких просветов ни в карьере, ни в личной жизни, а виновата во всём, по мнению Альфредо, его мать, ибо её любовь до последней капли доставалась “королю” – мужу Реджины. Сын же, по мнению нашей героини, ни в чём своему великому отцу не соответствует – сплошное разочарование, в общем. За что его, скажите, уважать?

И вот сейчас Альфредо вернулся в материнскую квартиру – Реджина сильно нездорова, и отпрыск, будучи журналистом, решает вести своеобразный дневник, в котором опишет все детали болезни и смерти королевы-матери…

История о нелюбви и непонимании, доведённая до высочайшего градуса. Любимый жанр Сантанелли – абсурд, помноженный на итальянский темперамент (заметно сглаженный в Театре Вахтангова, где упор сделан на углублённый психологизм семейной драмы) и приправленный традицией комедии масок, здесь трансформировавшейся в настоящую трагедию дель арте.

Опять проблема отцов и детей, и снова, как и в недавней премьере “Современника”, “Мещанах” по пьесе Горького, столкновение двух правд: правды матери и правды сына.

Альфредо жаждет, чтобы мать его, наконец, увидела и приняла. Но даже после смерти мужа Реджина существует памятью о супруге. Как в той песне:

Ты же видишь, я живу тобою,
Моей огромной любви
Хватит нам двоим с головою…

Жаль, что на троих (точней, на четверых – у “королевской четы” имеется ещё и дочь) эта любовь не делится… И я сразу предупреждаю всех недолюбленных детей (увы, таковых весьма много, и даже преклонный возраст не стирает травму): Сергей Яшин и Людмила Максакова рассматривают проблему глазами матери, считая её правду основной. Может быть, чтобы попытаться понять своих родителей, и нужно посмотреть сей спектакль. Или наоборот: стоит избегать похода в Театр Вахтангова, дабы не сделать душевную рану ещё глубже. Тут уж решайте сами.

Максакова уверена, что любовь – одна, одинакова, что к мужу, что к детям, что к родителям, что даже к родине (“Иначе мы уподобимся Анне Карениной, которая считала, что, сколько людей, столько и сортов любви”). Через это представление о “чувстве, которое заставляет сердце биться и сжиматься” актриса и трактует свою героиню. И пусть я совершенно не разделяю сию точку зрения, понимание её важно для наиболее полного проникновения в “вахтанговскую” версию истории о Реджине и Альфредо.

Но на чьей бы стороне вы ни оказались, правда матери или сына покажется вам “наиболее верной”, важно одно: победителя в “королевских играх”, разворачивающихся на сцене театра, не будет…

Сергей Яшин помещает персонажей в чёрно-белый мир, одновременно навевающий мысли и о старых фильмах, и о шахматных баталиях (второму особенно способствуют три белоснежные стилизованные скульптуры, временами “делающие свой решительный ход”). Художник Елена Качелаева помогает зрителям проникнуть в фантазии Реджины – спастись от акулы, взмыть ввысь на воздушном шаре, – обустраивая скромную квартиру королевы-матери с поистине императорским шиком (воображение позволяет жить в замке любого масштаба, сами понимаете).

Для поддержания атмосферы комедии дель арте режиссёр добавляет двух “вспомогательных” персонажей – Арлекина и Скарамуша (студенты Театрального института имени Бориса Щукина Матвей Глинчевский и Даниил Каплинский). Верные подданные нашей королевы настолько иллюзорны, что их присутствие на сцене лишь усиливает бесконечное одиночество героев.

Людмила Максакова же и Владимир Логвинов непередаваемо прекрасны. Пусть артисты признались, что на период репетиций превратились в настоящую итальянскую семью (ту самую – с кипящими страстями и перехлёстывающими через край эмоциями), сейчас их творческий тандем поражает душевной слаженностью, чуткостью и взаимопониманием.

Безусловно, “Королева-мать”, как и “Мастер-класс” – это бенефис Людмилы Васильевны, и Логвинов с готовностью отступает на второй план, позволяя своей величественной партнёрше блистать и демонстрировать просто невероятную форму (как творческую, так и, на зависть всем присутствующим, физическую). Альфредо-Владимир обаятелен, харизматичен, трогателен – и исключительно омерзителен в ряде сцен (да, сей персонаж отнюдь не является “белым и пушистым”). И эта двоякость героя Логвинова делает семейную трагедию максимально острой.

Но вернёмся к основной проблеме постановки. Почему же она “не работает” так, как задумывалось создателями?

Всё просто: Альфредо, по задумке Сантанелли, сам уже приближается к жизненному закату. Ему за пятьдесят, и никакого будущего для себя он не видит.

Когда смотришь на Логвинова, совершенно не понимаешь, почему он так сокрушается потере работы (иди да на новую устройся, в чём проблема), расставанию с женой (ты только рукой махни – десяток прекрасных дам набежит) и своей неустроенности в целом. Для пятидесятилетнего Альфредо всё лучшее в прошлом, и он обвиняет мать в том, что она, по сути, уничтожила его – ещё в детстве, не позволив стать цельной личностью. “Вахтанговский” Альфредо – просто воплощённая инфантильность, и его страдания вызывают одно желание: взять негодника за шиворот и как следует встряхнуть, дабы за ум взялся.

Несомненно, подобная трактовка вполне имеет право на существование – как и любая другая (театр – пространство экспериментов). Но личностная катастрофа, задуманная драматургом, выглядит надуманной и высосанной из пальца (между прочим, героиня Максаковой это мнение разделяет и относится к сыну, как к неразумному дурачку, стараясь его вразумить, как умеет). А потому смысловой центр пьесы сдвигается и теряет свой накал.

“Королева-мать” – спектакль для тех, кто будет взирать на происходящее с позиции Реджины. Коли вы “обуты в туфли” Альфредо, то вы “просто” посмотрите мощную, сильную постановку, которая, увы, не окажется для вас насыщенной глубинной сутью (тут я с полной ответственностью пишу, ибо сужу по себе).

Попытаться услышать своего выросшего ребёнка и склеить разбитые взаимоотношения – вот что поможет вам сделать премьера Театра Вахтангова, если вы хоть ненадолго увидите в Реджине себя. А ещё – попробовать наконец-то разделить свою любовь на равные части с учётом сына или дочери. Иначе будет поздно – королева-мать не даст соврать.

Ирина Петровская-Мишина специально для MusecubeФотографии автора можно увидеть здесь


Один комментарий на ««“Королева-мать”: попытка докричаться в Театре Вахтангова»»

  1. Аватар пользователя Любовь

    О “Королеве- матери”
    Театр и актёры – отлично! Пьеса – низкопробная!
    Звуковое сопровождение – безграмотно.
    Возникает ощущение, что смотришь пошлую историю из программ Малахова по телевиденью…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.