«Наташины мечты» являются своеобразной проверкой на прочность и зрелость всех выпускников курса В. М. Фильштинского, образовавших собственный «Этюд-театр». Этим спектаклем в сентябре 2011 года должен был открыться их новый сезон в только что обретенном помещении Театра на Васильевском. Не сложилось. Вся труппа оказалась бездомной, но спектакль, наперекор всему, был выпущен на сцене On.театра, он выжил, победил. Об его успехе говорит то, что вот уже полтора года «Наташины мечты» в разных составах собирают полный зал, и то, что Алена Митюшкина за свою Наташу в 2012 году получила театральную премию «Прорыв» как лучшая молодая драматическая актриса.

На первый взгляд, «Наташины мечты» – абсолютно девичий спектакль. На это скромно указывает театральная программка, выглядящая так, будто школьница вырвала из тетрадки листочек и спешно записала на нем свой секрет. Кажется, что ни на какую аудиторию, кроме женской, спектакль не рассчитан, мужчин недетские переживания взрослеющих девочек не особенно трогают. Но стоит только приглядеться к «Мечтам» чуть пристальнее, вникнуть, как становится страшно от той глубины, что затронута и приоткрыта автором пьесы Ярославой Пулинович. «Наташины мечты» гораздо в большей степени о неосознанной человеческой жестокости и чудовищном эгоизме, чем о любви. Мечты героинь здесь лишь форма и способ выражения беды целого поколения.

…Вы входите в темный зал, занимаете место. Перед Вами появляется героиня: Наташа Банникова (Алена Митюшкина), детдомовка, 16 лет. Она одета в толстовку, грязные волосы прикрыты капюшоном, угловата, неказиста, зажата, тщательно подбирает слова. Ее внешность, манеры, речь – пример поведения одинокого ребенка. В ее жизни было три радости: мама, сначала попавшая за решетку, а затем убитая сутенером, украденная заколка для волос и первая любовь, журналист Валера. Когда она говорит о них, в голосе появляются теплота и страсть, а глаза загораются лучистым, мягким светом. С ее подачи компанией детдомовцев была до коматозного состояния избита девушка Валеры, соперница. Девочка всего лишь мечтала о том, чтобы Валера сказал ей: «Наташа, ты реально самая клевая девочка на свете, выходи за меня замуж».

…Темнота. Свет выделяет вторую героиню – Наташу Верникову (Анна Донченко), гордость родителей и всех знакомых, 16 лет. Она занимается вокалом, плаваньем, говорит по-английски, с неизменным успехом погружается в новый проект – детскую телестудию. Аккуратна, уже по-женски красива, следит за оригинальностью, следует советам мамы-психолога (психолога-мамы?). Живет по соседству с девочкой-наркоманкой Наташей Скворцовой, которая для режиссера телепередачи выглядит интереснее ее, Наташи. Иногда она забывается, сбрасывает маску идола, гордости родителей, звезды – и проскальзывает растерянная, слишком рано повзрослевшая девочка. Наташа влюблена в музыканта Сашу, который приютил у себя выгнанную из дома Скворцову. Жестким, абсолютно женским ультиматумом, видимо, тоже подсмотренным в умном журнале, Верникова заставляет избранника сделать выбор в свою пользу.

…Свет гаснет, звучит горькое, прямое стихотворение «Девочка шла вдоль дороги» – проводы так и не появившейся Наташи Скворцовой.
У третьей Наташи (Вера Параничева) задача еще сложнее: свою роль она может выразить только изменениями голоса. Несколько минут ее героиня отстраненно, с умудренностью взрослой женщины читает письмо провинциальной поклонницы Димы Билана, подчеркивая, как искренна и наивна любовь девочки.

Сведенная к минимуму сценография спектакля тщательно продумана. Необычное расположение зрительских сидений порождает ассоциацию с ловушкой, в которую загнаны героини: из их отгороженного угла нет выхода. Одинокий стул, его по очереди используют актрисы. Глянцевый журнал с говорящим именем «Наташа», приколотый к стене, его не сразу замечаешь, но в конце спектакля «выстреливает» и он.

Свет, подчеркивающий малейшее изменение мимики, очерчивающий каждую эмоцию. Актрисы видны до мельчайших подробностей, им не скрыться, не отвернуться, не уйти. Девушки, зная, какое пристальное внимание приковано к ним, умеют так осмысленно молчать, что наблюдать за ними интересно на протяжении всех полутора часов. Спектакль абсолютно статичен, он был бы читкой, если бы за умением исполнительниц с их выверенной графикой роли не стояло деликатное мастерство режиссера Дмитрия Егорова. Это смело – бросить актрис на растерзание зрителям, которые в случае с Наташей Банниковой на некоторое время превращаются в суд. Режиссер не нарушил органику девушек, но создал тонкий симбиоз между героиней и исполнительницей, тактично уйдя на задний план, почувствовав, что ничего инородного здесь не нужно, настолько силен и правдив текст. Спектакль получился «предельно осознанный», как сказал о нем сам Д. Егоров.

В пьесе есть очевидный конфликт Наташа-хорошая и Наташа-плохая, т.е. Банникова и ее соперница, подруга Валеры, и Верникова с ее противницей, Скворцовой. На самом деле все проще: Я. Пулинович представляет, введя второстепенных персонажей, противостояние Банниковой и Верниковой, не давая при этом оценки ни одной, ни другой. Героини антиподы во всем, кроме неосознанного эгоизма. Наташа Верникова совершает, наверное, еще более бесчеловечный поступок, чем Банникова: она отбирает надежду. Ее мечта исполняется путем крушения чужой. Она вошла во вкус (здесь так точно и хищно трепетали ноздри Анны Донченко), поняла, каково это – быть первой.

Произошел сбой в системе, девочек изначально неправильно запрограммировали. Виноваты другие, они не по собственной воле стали порочны. Ошибка в программе. Одну нацелили на априорный успех, другую – на провал. «У меня ничего нет своего», – шепчет Наташа Банникова. «Прямая спина – залог успеха», – утверждает Верникова. Их обеих жаль и не жаль, они вызывают противоречивые чувства, но судить нам их точно не под силу. Да мы и не вправе. Не властители, не судьи, мы – зрители, для которых спектакль лишний повод посмотреть на реальность со стороны. Самое грустное, что наш взгляд, взгляд обычного наблюдателя, тоже скорее упадет на чистенькую, полностью ориентированную на успех Наташу Верникову, а мимо Банниковой мы пройдем, не заметив, как не заметила Верникова свою соперницу, считая, что на хамов и дураков нельзя обращать внимания.

Алексей Герман-младший как-то назвал нынешнее поколение «поколением пустых глаз». Пустые глаза – это ничто, а вот пустые души, в которые никто ничего не вложил, не наполнил – это по-настоящему страшно.

Елена Бачманова, специально для MUSECUBE

Фотоотчет Полины Устиновой смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.