Фотография предоставлена пресс-службой театра
Фотография предоставлена пресс-службой театра

Нужно быть отчаянно смелым или безумным, чтобы поставить в свой репертуар «Поминальную молитву» в один год с Ленкомом. Потому что для последнего – это легендарный спектакль, созданный Марком Захаровым с драматургом Георгием Гориным, последняя работа мэтров, реконструкция богатого наследия и прочая-проча-прочая…

Уже только этот рискованный шаг режиссера Георгия Долмазяна и худрука театра МОСТ Евгения Славянина вызывает уважение и зависть. Выпустить спектакль в условиях полной неопределённости, конкурировать с корифеями и получать награды. Так и хочется спросить: «А вам слабо?» После премьеры в 2018 году актриса театра МОСТ Людмила Давыдова* получила премию Московского комсомольца за роль Голды. Возобновлённый спектакль заставляет верить, что актёров ждут новые награды, а постановку – долгая жизнь.

И пусть мое имя будет ими помянуто лучше со смехом, нежели вообще не помянуто
Шолом-Алейхем

Работа над «Молитвой», как над любым проектом времён COVID, шла долго и непредсказуемо. Начинали, останавливались, не зная, смогут ли продолжить, делился после показа Георгий Долмазян. До последнего момента оставалось непонятно, в каком составе будут играть, и будут ли вообще. В итоге на премьере одну из ролей – мясника Лейзера-Вольфа – исполнил сам режиссёр.

Возможно, именно эти непростые обстоятельства, сделали спектакль живым и искренним, когда нет второго дубля, а есть только здесь и сейчас.

Хорошо, Цейтл, где нас нет. А поскольку мы теперь везде – где хорошо?..
Лейзер-Вольф

В деревне Анатовке живут русские, украинцы и евреи. Среди них Тевье – молочник. Он много и тяжело работает, по любому поводу имеет цитату из Святого писания, заботится о чадах и домочадцах. Грубый и неотёсанный деревенский мужик, и в тоже время человек с большой буквы, верный своему слову, жалеющих слабых. Сам впрягается в телегу, чтобы лошади было легче. Накормит голодного и даст приют бездомному. Бесконечно любит дочерей, потому что: «Счастье детей — счастье родителей!» Из текста в текст копипастят фразу: «Тевье мечтает выдать дочерей замуж за богатых». Откуда это взялось, ведь сам он несколько раз за пьесу повторяет, что мечтает о зяте «молодом и образованном, работящем». Мирную жизнь прерывают начавшиеся погромы и следующее за ними выселение.

– Идёт ко мне.
– Зачем?
– Учить моих девочек, этим, как его?… Французскими!
– Зачем?
– Ну Вы уж совсем, Ваше Благородие! У меня девчонки — три, на выданье. Ну придёт в дом посвататься богатейший человек, как его? Ротшильд! На каком языке мы ему скажем: «да»?
Разговор урядника с Тевье

На спектакль лучше идти компаний, или хотя бы вдвоём. Поле него вы выйдете переполненными цитатами, как словарь афоризмов, которыми надо будет срочно поделиться с кем-нибудь, кто в теме. Можете потом даже сыграть, кто больше запомнил.

– Умный ты человек, Тевль, хоть и еврей.
– Ваше благородие, кому-то надо быть евреем. Уж лучше я, чем Вы…
Диалог урядника с Тевье

Спектакль за два с половиной часа несколько раз меняет жанр. Начинается, как философская притча, превращаясь в комедию положения. Во втором акте это уже семейная драма, трагедия, наконец, исторический драма и снова комедия. На сцене минимум декораций, нет массовки, хотя изначально «Поминальная молитва» – пьеса густонаселённая (если посмотреть американскую версию, там Анатовка – почти Бродвей). В версии Георгия Долмазяна ничто не отвлекает зрителя от главного героя.

– Русский человек еврейского происхождения иудейской веры… Вот она, моя троица! Я ни от чего не отрекусь! Ни от земли своей родной, ни от веры предков! Зачем? Вы сказали: у нас Бог один! Это верно, батюшка! Бог один, но дороги к нему разные… разные.
Тевье

Всеволоду Брейтман-Гусейнову** в роли молочника Тевье веришь безоглядно, каждому слову и жесту. Когда он показывает на лошадь, которой в зале и в помине нет, оборачиваешься. Когда разговаривает с Богом – сочувствуешь. Когда прощается с дочерью – плачешь. Даже когда он молчит на сцене, смотрит в потолок (или в небо?), молится про себя – молишься вместе с ним.

Знаете, никто не хочет страховаться: не верят, что может быть хуже, чем сейчас…
Менахем-Мендл

Любой драматичный поворот «Поминальный молитвы» легко превращает в фарс один персонаж – Менахем-Мендл, родственник Тевье, мастерски исполненный Ильёй Кожухарем. У актёра получилось создать образ неунывающего бизнесмена и прохиндея. В первом акте он появляется на сцене в пальто с отпечатком ноги на спине, в протёртых туфлях, но с нерушимой верой в себе и свою счастливую звезду, и заставляет поверить в это зрителей. Благодаря ему печальный, в общем-то, финал пьесы не кажется такой уж трагедией. Все герои смеются, и зрители вместе с ними, а значит, несмотря ни на какие превратности судьбы, всё будет хорошо.

* * *

*Людмила Давыдова – заслуженная артистка РФ, актриса театра МОСТ
**Всеволод Брейтман-Гесейнов – заслуженный артист РФ, актёр театра МОСТ

Светлана Кириенко специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.