Интервью с Пашей Руденко мы делали как раз перед тем, как население засело по домам. За это время Паша успел простудиться и засесть на добровольную (на тот момент ещё не было всеобщей принудительной) самоизоляцию, заставив понервничать друзей и поклонников; уйти в отшельничество где-то в Подмосковье; снова оживить свежим контентом свои соцсети; и даже записать кавер на дуэт Зейна и Сии.

В интервью мы поговорили о: хорошей пластинке, презентациях и, само собой, о творческих планах. Главное о главном.

паша руденко
— Недавно у тебя вышел EP «Вслух». Я так понял, что это концептуальная линейная история, в которой каждая песня идёт отдельной главой общей книги. Это так?

 

— Да, всё правильно. Меня спрашивают, почему там только 5 песен и нет быстрых композиций. Этим альбомом я ставлю на паузу лирический период своего творчества и сейчас начну заниматься танцевальными песнями. Песни в альбоме «Вслух» расположены так, чтобы слушатель мог уловить всю историю и понять, что я хотел рассказать. Наш общий друг Владимир Кальян однажды сказал, что я не оставляю шансов – человек, послушавший EP, понимает, что отношения героя и героини не сложились. У меня немного другое прочтение, но доля правды в этом тоже есть.

 

Так интересно получилось, что песни расположились, начиная с самой новой в плане записи – песня «Драма» была написана и записана последней, она открывает альбом. «Запомни меня» — самая ранняя из записанных мной песен, она родилась даже ещё до того, как появилась песня «Немой», она замыкает пластинку.

 

 

— Когда мы с тобой писали «Драму» и «Запомни меня», то никогда не обсуждали подобную концепцию альбома. Когда это к тебе пришло?

 

— Когда набралось достаточное количество песен, мне захотелось, чтобы они звучали логично. Это действительно некая история: «Драма» — «Бессердечная» — «Выстрел» — «Немой» — «Запомни меня». Этот паззл сложился практически сам собой. Когда я послушал готовый материал, у меня не было других вариантов, как иначе их сложить. Мне кажется, это правильное решение. Некоторые мои друзья слушали альбом до официального выхода и замечали, что песни расположены логично и история прослеживается. Для меня это было показателем, что всё сделано правильно.

 

 

— Почему не вошла песня «Целуй», это же тоже лирика?

 

— Песня «Целуй» классная, у неё своя очень хорошая жизнь. Клип играет на РУ-ТВ, у песни хорошие цифры в интернете. Всё случилось само, клип сложился. Но она больше «вайбовая», интимная, для настроения. Не в альбом. «Жизнь коротка для поцелуя в щёчку» — на этой фразе девушки тают, значит, всё сделано правильно.

 

 

— Ты решил не делать большой презентации. Почему?

 

— Было сделано небольшое промо. Я не особенно вкладывался в фокус-трек «Драма» потому, что для меня, как для музыканта, этап лирической темы отжил. Три песни из альбома уже звучали, имеют хорошие цифры и своего слушателя. Есть задача вкладываться в ту музыку, которую я буду делать. Пластинка – результат данного поклонникам слова, что я его выпущу. Я это сделал. Празднования большого не было, только в своей компании, дома, с тортиком. Но для себя, внутри, я хорошо отметил этот этап, улыбнулся и всех поблагодарил.

 

 

— Но презентация – это отличный инфо-повод.

 

— Я не очень люблю презентации. Я был на огромном количестве и, на мой взгляд, большинство из них абсолютно неинтересные. Ко мне пришли те, кого я люблю и был рад видеть. На презентациях полно абсолютно посторонних людей и я не смог запомнить вообще ни одну! Не помню, чтобы мне хоть какая-то особенно понравилась, понимаешь? Мне кажется, это «мышиная возня». Лучше в своё время я сделаю качественный сольник, когда будет готова программа, включающая танцевальные песни. Вот тогда можно приглашать всех-всех-всех. Но это моё мнение, кто-то считает иначе. Повторюсь: эпоха лирики для меня завершилась и как-то это праздновать я не вижу смысла.

 

 

— По поводу танцевальной музыки: до явления народу «Немого» ты её и делал.

 

— Да. Вообще, я не собираюсь использовать этот материал. Есть песня «Губы в губы». У неё была своя жизнь, есть номер, в котором я сажусь на шпагат на сцене. Но песня была хороша для своего времени. Есть песня «Поцелуй меня» — первая сольная работа. У неё не было никакого промоушна, она до сих пор мне нравится. Песня-настроение. Вот её я исполняю на каждом выступлении. Аранжировка до сих пор качает. Вот такая музыка мне нравится. Я знаю, что некоторым эта песня до сих пор заходит. А «Катя будет плакать» я не исполняю вообще никогда, там нечего петь, это больше видеоряд. Это всё «фан», я уже вырос из этого. Если перезапускать «Губы», то её однозначно нужно переаранжировывать.

 

 

— Чтобы было модно, это можно делать каждые полгода.

 

— Я уже давно не гонюсь за «модностью». Я работаю с Максом BeatStone, очень талантливый чувак, он в разговоре сказал, что каждый день выходит минимум 30 000 песен – это очень много. Какие-то мы слышим, какие-то нет. Но это не значит, что одна лучше, а другая хуже. И если пытаться создать хит – этого никогда не случится. Всё должно сложиться само. Надо делать то, от чего ты кайфуешь. Надо верить и продолжать идти. Это то, во что я верю сегодня. Кстати, так появилась песня «Немой». Ты знаешь – я вообще не хотел её никому показывать. Я был уверен, что это точно не модная песня. Но она сделала мне имя и распахнула нужные двери. Её взяли в заставку шоу и цитировали каждый день. Я подумал: а зачем я сопротивляюсь? Да, это не модно в плане звучания, песня достаточно эстрадная. Но здесь работает не то. Она очень честная и искренняя. А вот «Губы» мы делали модной. Каждая вторая песня была такая. Но её жизнь оказалась намного короче и проще, чем у «Немого».

 

 

— Песню «Бессердечная» вы написали с AnDy Darling.

 

— Да, Настя приехала в гости и, сидя вот на этом диване, мы её придумали. Она как раз вернулась из Нэшвилла. Я сказал: «Есть такой бит, накинь идей». Она напела одно, я другое – так и сложилось. Песня звучит мощно и интересно. Мне нравится.

 

 

— Песня клёвая. Вы вообще с Настей (AnDy Darling) очень органично смотритесь. Почему до сих пор нет дуэта?

 

— Мы с ней написали песню год назад. Но, видимо, время ещё не пришло. Мы постоянно в разъездах, никак не можем увидеться. Может, как раз такие вопросы, как у тебя, подтолкнут нас к действию. Я верю, что нашей совместной работе быть и в очередной раз думаю, что нам нужно ускорить процесс. А песня есть.

паша руденко

 

— Доволен реакцией публики на альбом?

 

— Мне очень нравится наблюдать за постами о том, что люди слушают мой альбом. Началась очередная волна песни «Немой», кто-то услышал её впервые – это тоже очень приятно. Кому-то заходят другие песни, но «Немой» первая по цифрам. Так тому и быть. Я рад, что люди слушают и любят эти песни. Это же классно для артиста — когда ты показал свою душу, люди туда заглянули и сказали: «Блин, чувак, классно, мы с тобой!». Это круто.

 

 

— Расскажи о новых песнях, о которых ты упоминал в своих пабликах.

 

— Во-первых, есть песня, которую я тебе включал. Когда ты промолчал в ответ, я понял, что она точно не попадёт в твоё голосование «Лучший сингл месяца». Хотя, ты помолчал полминуты и потом сказал очень много! Имя ей – аббревиатура «ЕБШ». В этом есть интрига, мне нравится. Во-вторых: есть песня «Мама», которую я обязательно скоро выпущу. Она была написана давно, год назад. Песня была другая, с иным смыслом. Потом появилась девушка, которая захотела эту песню купить. Под неё были переделаны стихи. И вдруг я понял, что песня хороша и я не хочу её отдавать. Я хочу посвятить эту песню маме. Это ещё одна лирическая песня, хоть я и пообещал, что лирики больше не будет. Но это ж не про отношения. «Мама» выйдет сразу с видео. По крайне мере, мне бы этого очень хотелось. Материала накопилось много и его нужно выпускать. На «ЕБШ» я тоже хочу клип. Знаешь, раньше я пытался снимать большие дорогие работы. А сейчас понял, что в наше время это необязательно. На «ЕБШ» я хочу снять клип просто на айфон.

 

 

— Вопрос по «ЕБШ». Тебя воспринимают как лирического героя, ты сам когда-то назвал свой стиль «интеллигентный поп». «ЕБШ» — вообще не про это. Как ты будешь объясняться перед аудиторией?

 

— А мне кажется, звучит интеллигентно! Вся ирония этой песни заключается в том, что она спета мило. Там очень неожиданный припев.

 

 

— То есть, не боишься потерять наработанную аудиторию?

 

— Да я вообще уже ничего не боюсь. Что моё – от меня никуда не денется, что случайно – не моё. Если есть люди, которые живут ожиданием того, что я буду выпускать только лирику – мне это скучно. Я понимаю, что будет волна высказываний «раньше было лучше» и «как ты опустился до такого». Но это же юмор, даже сатира. Да, это песня меня не характеризует как автора. Но это правда и контент исключительно для Youtube.

 

 

— Был ли меркантильный расчёт привлечь новую аудиторию?

 

— Эта песня пришла сама, я ей не сопротивлялся. Я подумал, что это может быть забавный контент. Я не рассчитываю, что это станет «гимном поколения» и будет хитом. У меня это так не работает. Так что расчёта не было. Моя задача такова: если люди дослушают до припева и поржут – супер! Это про нашу жизнь.

 

 

— Мы с тобой познакомились 3 года назад, когда я делал первое интервью с тобой. Всё это время мы с тобой дружим, работаем, общаемся, и я вижу, как ты меняешься. Но это в моих глазах. Что ты сам чувствуешь, как ты видишь свои перемены за это время?

 

— 3 года в Москве волей-неволей влияют на человека, особенно приезжего. Я достаточно сильно изменился. Стал больше разбираться в музыке. Перестал хвататься за возможности сделать что-то, чтобы хоть кому-то нарочито понравится – это всё точно ушло. Я по прежнему люблю внимание, но у меня работа такая, это часть профессии. Я перестал жить мыслью «А что скажут люди», просто делаю то, что считаю нужным, что на душе. За спиной много пройденного и я считаю, что уже могу себе это позволить. Выискивать хит – уже не то.

 

 

— Скажи как психолог: ты повзрослел или тебе просто стало похер?

 

— Повзрослел. Я часто рефлексирую на эту тему. Когда становится похер, вообще ничего не хочется делать. Сконцентрировался на важном и отбросил «шелуху». Но я уверен, что процесс взросления на этом не закончился. Изменилось качество жизни и в этом смысл: мы должны стремиться к тому, чтобы наша жизнь становилась лучше. «Жизнь коротка для поцелуя в щёчку» — как раз об этом.

 

 

— В последнее время ты достаточно много высказывался о некоторых новых артистах в режиме «дно». Как зритель и слушатель: ты считаешь, что они просто занимают место?

 

— Да нет. Всё проверится временем. Можно долго обвинять артиста – невозможно обвинять зрителя. Кому-то это заходит. Понимаешь, я грущу не от того, что выходит много паршивых песен.

 

Глобально мне до них нет дела. Мне грустно от того, на каком ужасном уровне находится российская поп-музыка. А уж в сравнение с мировой просто на отвратительном. В мире совсем другие ритмы, другая музыкальная культура, они развивают вкусы. Эта музыка открывает людям новые границы. Достаточно посмотреть премию Grammy, которая взращивает и направляет музыкантов, делает потрясающее шоу. У нас этого нет. Потому что (как мне кажется) все медиа-холдинги стремятся включить себе в ротацию то, что имеет цифры в сети. Их можно понять, они цепляются за нечто актуальное. Но возникает ощущение, что их яйца куда-то делись. Раньше люди, рулящие индустрией, кого-то взращивали, что-то делали. Сейчас они заложники того, что происходит. А в интернете набирает цифры какая-то хрень. Хотя россияне – очень музыкальные, мелодичные, поэтичные люди. И скатываться до примитивизма не нужно. Так что не нужно удивляться, что все тренды идут с Запада, там другое отношение к музыке. Так что российская поп-музыка – моя головная боль. Хотя, у нас есть люди, которые делают реально круто. И очень круты украинцы – Монатик, Дорн, Лобода и другие. В Украине шикарная поп-музыка. Зато у на есть Паша Руденко с искренним талантливым альбомом! (смеётся).

 

 

— Ну и главный вопрос любого интервью: ваши творческие планы?

 

— Я сейчас очень много работаю в студии. Моя задача – выходить за границы того, что я делал раньше. Обкатываю навыки, понимая, что классной получится где-то одна из десяти песен. И я хочу большой сольный концерт в этом году. Я уже собираю его.

 

 

Александр Ковалев специально для Musecube

Фотограф — Марианна Астафурова

ССЫЛКИ:

https://vk.com/rudenko_me

https://vk.com/rudenko_pasha

https://www.instagram.com/rudenko_me/

https://www.facebook.com/ruhdenko

https://www.tiktok.com/@rudenko_me

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.