Бойтесь своих желаний, потому что они сбы3ваются. И чем неистовее ваше вожделение, тем более изощрённые маршруты будет прокладывать вам пространство для достижения цели. Наша история – лучшее этому подтверждение.
Ещё в августе, когда мы покидали уютный Хильдесхайм, назойливая почтовая рассылка сообщила хорошую новость: к нам едет Wednesday13.
Американский бог решил наконец-то покинуть обитель и спешит порадовать своими визитами европейских поклонников, а значит и нас.
Из череды осенних концертов мы выбрали тот, что в голландском Тилбурге. Путь туда сложный и тернистый, зато местечко уютное и милое.
Лететь нам предстояло на перекладных крыльях: сначала из Москвы до Будапешта, оттуда ранним утром до Эйндховена, а автобус и поезд должны были привезти нас в маленький городок имени большого немецкого дядьки. Обратный маршрут был проложен через Копенгаген, но об этом позже.
Весело и с шутками перескочив границу, мы стали усиленно ждать утреннего перелёта: отметили посадку, погуляли по аэропорту, уютно устроились на скамейках и уснули. Проснувшись от жизнеутверждающей песни I love to say fuck, мы решили позавтракать. Вечером в аэропорту не работало ни одно питательное заведение, а аэрофлотовский сэндвич давно переварился, и мы изрядно проголодались. Проглотив по куску пиццы, мы заспешили к табло. Каково же было наше удивление, когда сверившись с посадочными мы поняли, что погрузка в самолёт заканчивается через 10 минут.
До сих пор остаётся загадкой каким образом ответственные и вполне самостоятельные барышни, по несколько раз проверяющие все входящие и исходящие, сверяющие часы аэропорта и наших девайсов, не говоря уже о времени на билетах, могли так бездарно запутаться. Это временное помутнение сознания привело к тотальной ошибке – мы опоздали на посадку. Девочка, встретившая нас у гейта, мило оповестила о нашей оплошности. Мы были против, потому что за несколько сотен километров отсюда нас ждали музыкальные мужики и умопомрачительный концерт. Пообщавшись с борт-проводником, она сообщила, что в самолёт нас уже не пустят, но мы запросто можем улететь в 2 часа дня. Хорошее предложение для тех, у кого на 3 назначено свидание.
Побегав высунув язык по аэропорту, убедившись, что ни одна компания не доставит нас в ту сторону раньше, чем нам обещали, мы решили, поступить по заветам Эксла Роуза — припоздниться. Только он опаздывал на свои концерты, а мы на чужие.
Последний мейл погнувшегося интернета оповещал группу о нашей душещипательной истории. После этого письма сеть больше не обнаруживалась и ответных посланий мы не получали.
До нашего нового рейса было около шести часов. Вполне можно успеть скататься в Будапешт, насладиться красотами, а заодно привести себя в порядок. Но общая усталость, размагниченное состояние и испорченное настроение не располагали к прогулкам. Вздремнув пару часов на лестнице, поняли, что нам просто необходимо освежиться.
Это перед экзаменом голову мыть не рекомендуют, а вот перед встречей с деятелями, да после перелёта – самое то! И мы отправились в уборную. Оккупировав одну из раковин, по очереди мы вымыли волосы. Для укладки, вместо фена, использовали сушилку для рук. Европейские тётушки с умилением и улыбками следили за нами. Взмахнув им в ответ пышными шевелюрами, мы поспешили в зал ожидания, где нам предстояло осуществить следующий этап преображения.2
Когда-то я промышляла визажом. В тяжёлые кризисные времена я бралась за любую работу, в том числе помогала в фотостудиях, перед концертами и на вечеринках. Я привыкла раскидывать пудру и помаду в неожиданных местах, и туалет в этом случае не самый экстравагантный выбор. Однажды съёмка происходила в бассейне, про импровизированную гримёрку на поле я уже и не говорю.
Мы совершенно не растерялись, разложили своё косметическое оружие на стульях, и принялись за дело. Нарисовав лицо, прошли зелёный коридор, после которого нарядились в концертное.
Оглядев друг друга с ног до головы, кивнули в знак одобрения: «к встрече с прекрасным прекрасно готовы!»
Можно ли оставаться спокойным, когда концерт, в ожидании которого вы провели два года, пролетает над вами свистя фанерой? Отвечаю: можно, но нельзя! Чтобы выровнять давление и пульс мы направились в бар. Там, медленно попивая местное пиво, я проклинала всех на чём свет стоит, и видимо мои проклятья были услышаны.
Время потекло медленно, словно кисель, растягивая удовольствие и играя на басухе моих нервов.
Добравшись до клуба мы обнаружили, что голландцы не очень спешат на концерты. И это подняло мне настроение. За пол часа до мероприятия у входа топтались всего человек 5. Я уже прокручивала в голове коварный план захвата гитариста или не менее дерзкий выпад с хватанием главного за коленку, когда из клуба с эротичным названием Экстаз на нас выскочила обаятельная брюнетка, которая сообщила, что она знает о нашей тяжёлой доле и сложном пути. Но не только она была в курсе. Событие всколыхнуло всех от техников до музыкантов, и нас ждала V.I.P — вечеринка после концерта. Поблагодарив девицу, злорадно ухмыльнувшись и потерев руки, мы стали ждать выступления.
Разогрев в этот раз, видимо, подбирали те же, кто занимается этим в России. Чтобы подготовить публику к хорор-металу были выпущены 4 девицы одна из которых орала нечеловеческим голосом. Претензий к остальным музыканткам нет, хотя я против женщин с гитарами и барабанами, но вот кто додумался, что подобный коллектив станет хорошим аперитивом перед Wednesday 13 и его весёлой компанией?
Когда весь зал окончательно оглох от шума и крика, на сцену вышли хэдлайнеры. Руководитель греха был наряжен в хламиду, напоминающую не то сарафан не то фартук, который закапали, выкопали, но забыли постирать. Остальные соответствовали – испачканные гримом, одетые в рванину, все производили устрашающе-умилительное впечатление.
Звук лажал, техники бегали, главный нервничал и прятался в гримёрке, но это не помешало музыкантам раззадорить зал.5
Концертные выступления Одина 13-ого для меня всегда проходят стремительно и бесследно сметают собой воспоминания. Провал, а потом яркий свет гримёрки и пряный травяной привкус чего-то алкогольного на губах – вот всё, что осталось в моей черепной коробке.
Вышла из транса я уже на улице с бутылкой пива и чувством тёплых дружеских объятий. «Рок умер? Они – рок!»: звучало в моей голове. Достойное завершение тяжёлого бесконечного дня, подумали мы и зашагали к отелю. Вылет у нас был в 7 утра.
Мелодичную утреннюю песню про фак мы благополучно проспали, но орущие в 4 утра под окнами компании не дали нам пропустить и этот рейс. Выглянув в окно, чтобы узнать кому ещё в такую рань не до сна, я была удивлена обилием народа на улице. Напоминаю, что концерт Среды, по традиции, мы посещаем в среду. Для тех, кому не спится, работали бары и кафе. В Европе в будний день – это редкость, особенно в таком крохотном городе. Пожав в недоумении плечами, мы погрузились в такси и помчали в аэропорт. Нас ждал Копенгаген.
4Дух путешествий манил нас погулять по улицам датской столицы. Мы сели в поезд, вышли на центральной станции, но ничего особенного, кроме странного луно-парка и скверика со статуей чёрта, мы там не обнаружили, вернулись обратно к самолётам, а спустя ещё несколько часов в холодную столицу.
Кого-нибудь из вас, мои маленькие любители музыки и путешествий, когда-нибудь тошнило от избытка положительных эмоций? Если да, то вы поймёте почему я пять дней не могла смотреть на еду, а в горле по-прежнему стоял горьковато-сладкий привкус известного немецкого ликёра. Я и до сих пор, словно в алкогольном сне, вижу удивительные раскрашенные лица, слышу музыку, очень хочу схватить его за руку, но проваливаюсь в реальность.
Тут сейчас не очень, но я знаю, что всё проходит. Время вылечит и успокоит, а я снова улечу, увижу и ухвачу его тонкое татуированное запястье. А ты берегись, потому что я очень этого желаю!

Елена Чурикова специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.