Театр непростой судьбы. Осиротевший в 2004 году со смертью Мастера. Обретший нового путеводителя, отважившегося поставить на ноги и модернизировать зарождавшиеся здесь принципы. Прошедший период скитаний по разным – порой мало приспособленным для жизни театра – помещениям. Пробившийся сквозь нелепое клеймо второсортного театра, приобретенное за время забвения, к имени экспериментального театра европейского уровня. Да, речь о Театре Поколений. И о премьере прошлого театрального сезона – спектакле «Урод» по пьесе Мариуса фон Майенбурга.

 

 

Нечасто встретишь в репертуаре российских театров это режущее слух название. Пьеса остросоциальна и злободневна. О чем же повествуют она и спектакль, созданный на ее основе? Об обезличивании и неосознанном стремлении каждой индивидуальностик унификации. О штампах массового сознания и разрушающем моральные устои потребительстве. О том, что продать сегодня важнее, чем изобрести, а казаться – правильнее, чем быть. Но рассматриваются в тексте и в постановке не абстрактные величины и критерии этих явлений, а вполне овеществленные: главный герой, Летте, в прямом смысле слова отказывается от своего лица в угоду отупляющим пластмассовым стандартам красоты.

 

 

Летте (Степан Бекетов) – молодой амбициозный изобретатель. Он горд своим новым творением, штекером 2СК, и готовится лететь на конференцию,представлять сей шедевр миру науки. Однако, неожиданно для героя, выясняется, что на конференцию отправится его ассистент, Карлманн (Артем Шилов / Сергей Гербелев). Причина проста до безобразия: Летте «лицом не вышел» и не может достойно представить товар. Поворотным в судьбе героя становится решение стать таким, каким его желает видеть общественность – в поисках действенного решения он оказывается на столе пластического хирурга. И вот с этого-то момента жизнь Летте наверняка пойдет в гору. Или…нет? В некотором смысле фантазия на тему Дориана Грея о красивой обложке и разлагающемся нутре также ставит вопросы личного выбора и ответственности за него. На жутковатую по содержанию и посылу историю автор пьесы предлагает взглянуть через призму абсурда. Режиссер Валентин Левицкий, вслед за ним – через призму гротеска и иронии.

 

 

Сценография спектакля проста и функциональна. Стильная черно-красная гамма, минимализм в деталях, в основе декорации – распадающийся по мановению руки актеров на передвижные кубы подиум / хирургический стол / постамент. Зрительские места, расположенные как-то крестообразно относительно сценической площадки, делают картинку еще более объемной и эффектной. У действия нет и не может быть при таком раскладе четвертой стены. Невозможно игнорировать публику – ее вовлекают в происходящее на сцене. К зрителю обращаются, на него воздействуют, его косвенно убеждают… В чем? В том, что норма нашей действительности не должна быть нормой на самом деле. А если не верите – то вот, будьте добры, полюбуйтесь результатом.

 

 

Действие разворачивается динамично и оживленно, под музыкальное сопровождение MoonHooch, Katzenjammer, Orkestra Obsolete. Актеры меняют роли как перчатки – действующих лиц на сцене больше, чем исполнителей, что, впрочем, предписано и первоисточником. Включение и выключение происходит мгновенно, но всегда – отчетливо и моментально узнаваемо.

 

Финал остается открытым и многозначительным. Где в этой круговерти образов подлинное, а где – сымитированное? Да и было ли подлинное таковым? И что же мы все-таки хотим видеть в другом человеке – картонную маску поверх лица или саму суть?

 

 

Спектакль, безусловно, можно назвать большим успехом для молодого еще театра. Что подтверждается, например, включением постановки в лонг-лист «Золотой маски» как одного из самых заметных спектаклей сезона 2016 года. Или номинацией на Высшую театральную премию Санкт-Петербурга «Золотой софит» – 2016.

 

В общем, смело «рекомендуем к просмотру».

 

 

Елена Махина, специально для MUSECUBE
Фото – Андрей Сухинин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.