тюремный психолог75 минут чумового вербатима от актрисы в чёрном.

75 минут монолога, обращенного то к одному, то к другому зрителю.

Зритель все это время будет сопереживать героине, усмехаться неловко, откровенно хихикать от ярлыков в адрес тех, кто упоминается в этом монологе, любоваться красавчиком на экране, растворяться в этом воображаемом диалоге… Ни на секунду при этом не возникнет ощущения: «Что я здесь делаю? Зачем это все?! Как меня угораздило прийти на действие ради действия, да ещё и транслируемое «в одно лицо»?!»

74 минуты любви, счастья и эйфории.

74 минуты внутреннего света и невероятной самоотверженности.

Наверное, каждый хоть раз беззаветно любил и не слышал ни голоса разума, ни ближайшее окружение…

Наверное, многие знают себе цену, считают себя краше, умнее, сохраннее и заслуживающими бОльшего…

74 минуты боли, одиночества и потерянности.

74 минуты темноты зала и сцены, изредка подсвеченной видеорядом.

Абсолютно каждому в зале найдётся, где поддакнуть повествованию — не от своего имени, так хотя бы от популярного в соцсетях «знаете, одна моя подруга…»…

Абсолютно каждый встречался с подобным в своей жизни: бесконечная круговерть из работы-дома-учебы-перехватить что-то на бегу-черт бы побрал этот будильник! Абсолютно каждый тонул в неудачном романе (или хотя бы сопереживал оному, а также любовным многоугольникам с неизменным сексом в командировках и жаркими объятиями в парке)…

Кто не страдал от обесценивания и не воскресал в условиях безусловной любви и контейнирования эмоций? Примерно каждый первый, надо полагать, — даже если не смог уловить эти термины из окружающей среды и не имеет в активном словаре все эти «созависимости», «депривации» и «психологические травмы».

Но…

Не каждый при этом работает тюремным психологом, общается с подследственными в надежде вывести на признание, варится ежедневно в котле с маньяками, садистами, лжецами и педофилами.

Не каждый заполняет тонны бумажных и рукописных журналов, составляя характеристики своих «клиентов» — а эта «работа» пожирает гораздо больше времени, чем та, что приносит истинную пользу обществу.

Не каждый приходит день за днем работать в угнетающую обстановку, выпадая из реальности и попадая в безвременье СИЗО и колонии строгого режима.

Не каждый может при этом активно учиться, писать научные статьи, повышать квалификацию и заботиться о себе.

И не каждый вывозит это все — все вышесказанное — в гордом одиночестве.

Вывозит во имя высшей цели и желая постичь глубины человеческой психики, найти тот роковой предел, за которым перестает цениться чья-то жизнь – случайных людей в этой профессии вряд ли можно найти.

Материал для пьесы драматург Елена Исаева действительно собирала в поездках по местам заключения, погружаясь в эмоциональное состояние тех, кто вынужден на собственной шкуре прочувствовать истинное «одиночество в толпе», утратив отношения с самим собой, без единой возможности сказать и быть услышанным.

Если углубляться в психологические аспекты, то тюремный психолог для каждого из этих людей за высокими стенами и колючей проволокой нужен не столько, чтобы выговориться, сколько для того, чтобы понять, что они есть. Потому что человек в условиях колонии растворяется в толпе: одинаковая одежда, одинаковые условия жизни, одинаковые дни – один за одним… Когда осужденный встречается с психологом, он как бы возвращает себе себя.

Человеческий мозг — в критические моменты жизни — выстраивает линию защиты. Забывание, отрицание, вытеснение событий… Поэтому многие отрицают свою вину.

У человека, преступившего черту, выстраивается четкая картина содеянного, которая, как правило, направлена на защиту собственной личности. Далеко не всегда люди намеренно врут или преуменьшают вину. Осознание происходит поэтапно. И организм сам решает, сколько ему доступно к осознанию и признанию. Осознание может быть внезапным, а признание – неожиданным…

Актриса Дарья Михайлова феноменально проживает свою героиню, подводя зрителя к сумраку и тьме через полутона и свет.

Абсолютно все решит последняя минута спектакля.

Абсолютно.

Все.

И тогда отпадут возможные нестыковки у зрителя, знакомого с экологичностью отношений, ресурсностью личности и прочими «новомодными» словами, когда они не только слова.

И случится счастье.

Облегчение.

Как бы ни было страшно при этом внутри.

Ольга Владимирская специально для MuseCube

Фотографии Галины Глухоманюк можно увидеть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.