“Вертинский”: история русского Пьеро

Постановка Пермского академического Театра-Театра «Вертинский», которая 22 мая была показана на сцене Театра «Маска» в рамках гастролей коллектива в Москве, – почти моноспектакль. Почти, потому что, помимо Альберта Макарова, который играет самого маэстро, аккомпанементом заведует джазовый пианист Александр Колесников. Однако рояль спрятан вглубь сцены так, что, кажется, с Александром Вертинским (или все таки с Альбертом Макаровым) ты остаешься с глазу на глаз. На полтора часа зритель погружается в очень частный диалог с одним из величайших исполнителей своего времени.

Повествование Вертинского о самом себе плавно перетекает в рассказ Альберта Макарова о Вертинском. Ты концентрируешься на звучании голоса и музыки, вслушиваешься в каждый шорох и интонацию, не отрываясь смотришь на высветленную лучом софита фигуру, движущуюся по затемненному пространству сцены, веришь, что с тобой говорит сам Александр Николаевич.

Лейтмотивами к каждому событию из жизни артиста звучат: «Креольчик», «Кокаинетка», «Танго, «Магнолия» и еще с десяток песен, за которые Вертинского хвалили, ругали, боготворили… Раскрывается взаимосвязь судьбы и музыки: ведь песня «Ваши пальцы пахнут ладаном», посвященная Вере Холодной, звучит совсем по-иному, если знать, что вскоре после этого актриса скончалась…

Вертинского обожали в России и знали за границей. По окончании гражданской войны ему пришлось уехать в эмиграцию, где он, сначала, с удовольствием и авантюристским восторгом колесит по миру и поет (всегда и исключительно на русском) – в Турции, Америке, Китае, Европе… а потом, вдруг, замирает на румынском берегу Днестра и чувствует щемяще-болезненную тоску по России.

Александр Николаевич добивается возвращения на Родину, выступает по всему Советскому Союзу, дает концерты и, по обыкновению печально, шутит: «Я существую на правах публичного дома: все ходят, но в обществе говорить об этом не принято». Он пишет письма любимой молодой жене, но ответа не получает… На сцене показывают закулисную боль человека, который большую половину жизни провел напоказ.

Кто на самом деле этот человек в образе Пьеро, который обращается к тебе со сцены? Ребенок, недолюбленный, потерявших в 5 лет обоих родителей и сестру; гимназистский хулиган, исключенный на пятом году обучения; начинающий театральный критик; грузчик; «неталантливый» бухгалтер; актер-пародист; санитар; награжденный медалью «За усердие»; артист с мировой известностью и, наконец, просто человек, сильный, стойкий, но чуткий и очень ранимый. Все это грани одной личности – Александра Вертинского – исполнителя, чей сценически-неправильный картавый голос гипнотизировал сотни людей, заставляя смеяться и плакать, танцевать и замирать в восхищении. И вот теперь, по прошествии более полувека с момента, когда этот голос в последний раз прозвучал со сцены, мы имеем возможность прикоснуться к судьбе его обладателя.

Проникновенная трагикомедия русского Пьеро, «поэта, странно поющего свои стихи», как называли Веринского с легкой подачи Юрия Олеши, наполненная его же музыкой, безусловно стоит того, чтобы увидеть ее лично, ведь это едва ли не единственная возможность влюбиться не только в Вертинского-артиста, но и в Вертинского-человека.

Вера Куличенкова специально для MusecubeФотографии Елены Клюевской можно увидеть здесьА фотографии Ольги Кузякиной – здесь


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.